А пуговки-то нету от левого кармана!

"Но на происки и бредни 
Сети есть у нас и бредни, 
Не испортят нам обедни 
Злые происки врагов." 
   Владимир Высоцкий
„Носорожья ярость“ – так недавно назвал Виктор Шендерович усердие с которым российские власти вытаптывают оппозицию. Эта ярость, направленная против малочисленной, разрозненной, не имеющей государственных ресурсов оппозиции может показаться необъяснимой. Мне же вспоминается старый фильм „Воронье радио“, с Клодом Брассерем в главной роли. Фильм-конструкция, в котором моделью французского общества становится маленький провинциальный городок. Перед зрителем разворачивается драма общества с «вживленным» детектором «правды». Его роль в фильме берет на себя пиратская станция „Воронье радио“. Мы наблюдаем как постепенно происходит «разбалансировка» социума, привыкшего к повседневной, многолетней лжи… Как, казалось бы безобидное провинциальное филистерство, оборачивается доносительством, подметными письмами, преследованиями и… кровью, напомнившей о крови убитого однажды ребенка. А о ней так не хотелось вспоминать!
Для многих „Воронье радио“ становится настоящим адом. На него начинается охота…
Таким же адом (по Сартру) становятся для российских „носорогов“ люди называемые оппозиционерами. Уже одно присутствие „пятой колонны“, напоминающее власти, что она, со всеми ее „реконструкциями“, походит на „шестую палату“, приятным не назовешь. Во времена же запроса на „монолитность“, „сплочение вокруг“ очередного „богомданного“ (наступившие с 2014 года) присутствие „пятой колонны“ просто невыносимо!
У криминализированных, живущих „по понятиям“ сообществ (а путинское „цап-царапное“ – из их числа), в требованиях „монолитности“ и „сплоченности“ ясно различим страх перед двуличностью собственных членов и оппозиция, с ее „инъекциями“ правды, мало по малу превращается, в заполняющий сознание, кошмар.
Говорить об этом кошмаре и не сказать о российском архетипе сознания невозможно. В последнем глубоко отпечатался страх, откладывавшийся на протяжении столетий. Помнятся стихи, читанные в детстве: „А пуговки-то нету от левого кармана! А сшиты не по-русски короткие штаны! А в глубине кармана — патроны от нагана. И карта укреплений советской стороны.“ Этим стихам 80 лет. Но, что-то похожее могли написать и в начале прошлого века, и в 19-м столетии,… в любом. Ведь все разговоры о заговорах, шпионах, пятых колоннах, врагах народа, иностранных агентах – все это, по-разному лексически отраженный, след глубокой общественной паранойи. (Справка: «В классическом представлении страдающие паранойей отличаются нездоровой подозрительностью, склонностью видеть в случайных событиях происки врагов, выстраивать сложные теории заговоров против себя, с сохранением в другом логичности мышления.»)
Неправ был „простоквашинский“ папа, говоривший, что „гриппом вместе болеют, а с ума сходят по одиночке“. – Сумасшествие заразительно и легкость, с какой оно индуцируется, говорит о степени психического нездоровья общества.
Больничная мудрость гласит: в психлечебнице врач тот, кто первым надел белый халат. Люди, узурпировавшие власть в РФ, – люди нравственно и психически нездоровые, но считающие себя „нормой“, ставят „диагнозы“, определяя кто есть „фашист“, кто „патриот“, кто „иностранный агент“…
Совсем недавно они приняли закон о физических лицах иностранных агентах. Разумеется, принявшие закон – настоящие патриоты. С легкой руки Аркадия Янковского их стали называть „инопатриотами“. Почему так? — Да потому что почти у каждого из них имеется иностранная ксива в виде второго гражданства или вида на жительство. Кому же как ни им –„инопатриотам“ принимать закон об „иноагентах“!
На вопрос же о причинах широкого распространения „инопатриотизма“ легко ответить, вспомнив Салтыкова-Щедрина: «Почти на каждом шагу приходится выслушивать суждения вроде следующих: «правда, что N ограбил казну, но зато какой патриот!»
„Иногда кажется, что Россия предназначена только к тому, чтобы показать всему миру, как не надо жить и чего не надо делать.“ – писал Чаадаев в 1828 год. В те времена он был объявлен сумасшедшим. Вероятно сегодня, спустя почти 200 лет, „шестая палата“ объявила бы великого гражданина «иностранным агентом».
Share
Статья просматривалась 368 раз(а)

Добавить комментарий