ВЕЛИКИЙ ПИАНИСТ

Он стал по списку первый пианист,
в борьбе под солнцем оттеснив другого.
Всё место занял, связями ветвист.
Приказы свите раздавал сурово.

А внешне – не от мира, как цветок,
живя в струенье фортепианных звуков,
со стороны смотрелся одинок
в огромном зале – лишь рояль и руки.

Подводной части айсберга темней,
происхождение его смущало.
Его семья… Что приключилось с ней?
И сам он из какого материала?

И как при этом выжил под косой,
что всех тогда безжалостно косила?
Каким кругам вдруг оказался свой
и что его от смерти защитило?

Всё позади. Газетные статьи
его единственного превозносят.
Не обсуждаются дела ничьи
присяжной критикой одноголосой.

Все конкуренты им устранены,
и под рукой лежат все кнопки пульта.
На всех просторах молодой страны
препятствий нет установленью культа.

Вот только тот, другой, бревном в глазу,
что всё растёт и всё не гнётся долу…
Идёт приказ врачам, кто на посту,
с ним разобраться экстренным уколом.

New York, 13 November 2018

8 комментариев к «ВЕЛИКИЙ ПИАНИСТ»

  1. «Теперь большее количество уважаемых пользователей портала прочтёт …»
    :::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::;
    — …Это неизвестно… Прочтут, да не отзовутся. 105 прочли, а отозвались 2-е.
    Не все слушают форте-пьяно, не все читали О.Э. Мандельштама.
    Живём, как островитяне… грехи наши тяжкие.. Вот и поместил в коммент: Дм. Гаранин — Островитянин..Это будет без фортепьян и т.п.
    Может, прочитает кто и отзовётся. А может и не захочет.
    https://45parallel.net/dmitriy_garanin/ostrovityanin.html
    Островитянин
    * * *
    По беззаконью дикарей
    иль безотчётному наитью
    взрастить деревья без корней
    в земле возможно, посмотрите!

    Где плотный воздух напоён
    непроходимым ароматом,
    ты гол, ты мантии лишён
    и бродишь с палкой узловатой.

    Твоя органика стара.
    Чертей зелёных насмотрелся.
    Крошится дикая скала,
    и в джунгли не проходят рельсы.

    Сюда не долетел совет.
    Путём петляя безнаучья,
    дробится мысли бересклет
    и нитью тянется паучьей.

    Из воздуха и только из
    него, как солью из раствора,
    на лиственной тетради лист
    ты жизнь свою наносишь споро.

    1. Дмитрий! Вы наверное не знаете, что авторы здесь сами ставят в комментариях небольшой отрывок из своего поста, чтобы привлечь внимание читателей.

      1. Ефим, я знаю, что авторы постов в блогах сами себя комментируют, потому что иначе информация о посте не попадает в Гостевую. Но я не хотел этого делать. К счастью, Алекс помог. Теперь стишок увидят многие и начнут думать.

          1. Алекс Б, зря Вы перевели стрелки на другое стихотворение, «Островитянин». И Локшин зря опубликовал его в Гостевой. Сейчас надо читать «Великого пианиста», новый опус, и думать над ним. А Виктор (Бру) пытается разъять алгеброй гармонию, в то время как от него ожидаются просто восклицательные знаки. Никто не будет с ним разговаривать.

            1. Moжет быть, зря. Однако, не как «стрелочник» (это не моя профессия, я — по жилерам и брукам), а — полагаю, — по той же причине, что А.А.Локшин — понравилось стихотворение,
              А что касается до Алгебры о Амстердамы, —
              оставим дАмам в ИокогАме. Всех благ.

  2. Давид Самойлов
    ***
    Уже дозрела осень До синего налива. Дым, облако и птица Летят неторопливо

    Ждут снега
    — — — — — — —
    Дм. Гаранин
    ***
    Он стал по списку первый пианист,
    в борьбе под солнцем оттеснив другого.
    Всё место занял, связями ветвист.
    Приказы свите раздавал сурово…

    Всё позади. Газетные статьи
    его единственного превозносят.
    Не обсуждаются дела ничьи
    присяжной критикой одноголосой.

    Все конкуренты им устранены,
    и под рукой лежат все кнопки пульта.
    На всех просторах молодой страны
    препятствий нет установленью культа…
    ::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::
    В Йокнапатофе он был хорист
    но как-то в Сан-Франциско летом
    поскольку связью не ветвист
    он стал поэтом.

    От мира внешнего сонетом отбивался,
    фортепианным звуком наслаждался
    со стороны смотрелся одиноким
    зеленооким
    но каждым летом он был атлетом
    и ясноглазым притом поэтом.

    Подводной части айсберга мощней
    его друзья. Что приключилось
    вдруг с одной седьмой? Она устала —
    была из хрупкого душа материала…

    И вот всё позади. Не обсуждаются дела ничьи,
    все конкуренты, наконец, устранены
    И на просторах от Нью-Йорка до Иокогамы
    к его ногам цветы бросают дамы
    из Амстердамы.

    Пока ещё ты помнишь дали
    Днепра, речных трамваев трели
    пока надежды не увяли, как трали-вали
    пиши, пиит, свои куплеты зимой и летом.
    А что касается до Амстердамы, —
    оставим дамам в Иокогаме.

Добавить комментарий