Юлия Драбкина. Из глубин прободного небесного дна…

Из глубин прободного небесного дна
мимо серых домов и строительных кранов
опустилась, спружинив неслышно, весна
на подушечки лап, ничего не поранив.
Подошла аккуратно, потерлась бочком,
будто с просьбой увидеть ее, обернуться,
на прохладной земле растянулась ничком,
заурчала, зажмурила желтые блюдца.
Понимаешь, весна, ты сегодня — не в такт,
растопила дорожки к душевным заплатам,
обнажив до конца незатейливый факт:
отрицательный резус – не фактор, а фатум.
Не нужны мне посулы твои и дожди,
в отражении вод не увижу лица я,
потому и прошу: подожди, подожди,
хоть на время замри, я тебя отрицаю.
Завали меня, снег, хорошо, с головой,
не забудь про свое високосное право,
сбереги меня, снег, хоть недолго, живой
под своей ледяной безнадежной оправой
от горящих следов многочисленных жал.
Не исчезни, не тай… еще самую малость.
Но февраль, испугавшись весны, убежал,
и чернила унес, и чернил не осталось.

Share
Статья просматривалась 972 раз(а)

1 comment for “Юлия Драбкина. Из глубин прободного небесного дна…

  1. Виктор (Бруклайн)
    28 февраля 2018 at 16:40

    Юлия Драбкина

    Из глубин прободного небесного дна
    мимо серых домов и строительных кранов
    опустилась, спружинив неслышно, весна
    на подушечки лап, ничего не поранив.
    Подошла аккуратно, потерлась бочком,
    будто с просьбой увидеть ее, обернуться,
    на прохладной земле растянулась ничком,
    заурчала, зажмурила желтые блюдца.
    Понимаешь, весна, ты сегодня — не в такт,
    растопила дорожки к душевным заплатам,
    обнажив до конца незатейливый факт:
    отрицательный резус – не фактор, а фатум.
    Не нужны мне посулы твои и дожди,
    в отражении вод не увижу лица я,
    потому и прошу: подожди, подожди,
    хоть на время замри, я тебя отрицаю.
    Завали меня, снег, хорошо, с головой,
    не забудь про свое високосное право,
    сбереги меня, снег, хоть недолго, живой
    под своей ледяной безнадежной оправой
    от горящих следов многочисленных жал.
    Не исчезни, не тай… еще самую малость.
    Но февраль, испугавшись весны, убежал,
    и чернила унес, и чернил не осталось.

Добавить комментарий