Марина Гарбер. На этой улице…

На этой улице, на улице,
под стенкой в голубой испарине,
воркуя, голуби целуются,
осевши, как в гнезде, в прогалине.

Прохожий, напевая Малера,
его божественную пятую,
колышет дождевое марево,
пугая парочку пернатую.

И вслед ему незлобно хмурится,
как будто крылья опустившая,
неразговорчивая улица,
точнее, недоговорившая.

Своими стенами закована,
прижата собственными крышами –
здесь столько губ перецеловано,
потом «насказано, надышано».

Темнеют окна, тихо, сумрачно,
повсюду капель рассеяние –
естественное сочетание
домашней пыли с пылью уличной.

И кажется, что жизнь отчалила,
сплыла в заоблачное зарево,
и так некстати, так нечаянно –
табличка: «Здесь жила Цветаева».

Share
Статья просматривалась 882 раз(а)

1 comment for “Марина Гарбер. На этой улице…

  1. Виктор (Бруклайн):

    Марина Гарбер

    На этой улице, на улице,
    под стенкой в голубой испарине,
    воркуя, голуби целуются,
    осевши, как в гнезде, в прогалине.

    Прохожий, напевая Малера,
    его божественную пятую,
    колышет дождевое марево,
    пугая парочку пернатую.

    И вслед ему незлобно хмурится,
    как будто крылья опустившая,
    неразговорчивая улица,
    точнее, недоговорившая.

    Своими стенами закована,
    прижата собственными крышами –
    здесь столько губ перецеловано,
    потом «насказано, надышано».

    Темнеют окна, тихо, сумрачно,
    повсюду капель рассеяние –
    естественное сочетание
    домашней пыли с пылью уличной.

    И кажется, что жизнь отчалила,
    сплыла в заоблачное зарево,
    и так некстати, так нечаянно –
    табличка: «Здесь жила Цветаева».

Добавить комментарий