Марина Гарбер. Ничего не бойся…

Ничего не бойся, скоро-скоро
мы покинем гулкие просторы,
родину приемную свою,
полетим на карликовый остров,
станем очень маленького роста,
в детском обоснуемся раю.

Там читают сказки про индейцев,
известью выбеливают тельце
и узор выводят на лице,
обручи, браслеты, амулеты,
в волосах струящиеся ленты,
как лучи на Золотом Тельце.

Материк чуть видимый отсюда,
хрупкий, как китайская посуда,
углями наполнен до краев.
Резкими воздушными скачками
движемся, и длинными сачками
ловим перелетных соловьев.

Мы как дети – золото в остатке,
мы со взрослыми играем в прятки
и парим над гиблою водой,
камешками полнятся карманы,
вечерами добрые шаманы
нас волшебной кормят резедой.

Кто из кущ глядит на наши игры –
муравьеды, носороги, тигры? –
как летим с пригорка кувырком.
Ничего не бойся, сами, сами…
Ангелы с мышиными хвостами
чёрным угощают молоком.

Нам, когда-то срубленным под корень,
проклятым и вытоптанным – вровень
с мостовой, неведома тоска,
и со всех сторон островитяне,
как тычинки в огненном тюльпане,
тянутся из жаркого песка.

Завтра будем мы неуязвимы,
будет праздник сердца, именины
мертвых душ, незнающих любви.
А песок вдоль берега – что порох…
Заводи считалку: «Молох, Молох,
где же руки сильные твои?»

Share

Один комментарий к “Марина Гарбер. Ничего не бойся…

  1. Марина Гарбер

    Ничего не бойся, скоро-скоро
    мы покинем гулкие просторы,
    родину приемную свою,
    полетим на карликовый остров,
    станем очень маленького роста,
    в детском обоснуемся раю.

    Там читают сказки про индейцев,
    известью выбеливают тельце
    и узор выводят на лице,
    обручи, браслеты, амулеты,
    в волосах струящиеся ленты,
    как лучи на Золотом Тельце.

    Материк чуть видимый отсюда,
    хрупкий, как китайская посуда,
    углями наполнен до краев.
    Резкими воздушными скачками
    движемся, и длинными сачками
    ловим перелетных соловьев.

    Мы как дети – золото в остатке,
    мы со взрослыми играем в прятки
    и парим над гиблою водой,
    камешками полнятся карманы,
    вечерами добрые шаманы
    нас волшебной кормят резедой.

    Кто из кущ глядит на наши игры –
    муравьеды, носороги, тигры? –
    как летим с пригорка кувырком.
    Ничего не бойся, сами, сами…
    Ангелы с мышиными хвостами
    чёрным угощают молоком.

    Нам, когда-то срубленным под корень,
    проклятым и вытоптанным – вровень
    с мостовой, неведома тоска,
    и со всех сторон островитяне,
    как тычинки в огненном тюльпане,
    тянутся из жаркого песка.

    Завтра будем мы неуязвимы,
    будет праздник сердца, именины
    мертвых душ, незнающих любви.
    А песок вдоль берега – что порох…
    Заводи считалку: «Молох, Молох,
    где же руки сильные твои?»

Добавить комментарий