Физик-шмизик — лишь бы был здоров!

В 2011 году исполнилось 100 лет со дня Первого Сольвеевского конгресса физиков. Бельгийский промышленник и меценат Эрнест Сольве решил собрать в Брюсселе в 1911 году лучших физиков мира, чтобы они, посовещавшись и обменявшись мнениями, пришли, наконец, к единодушному решению: существуют ли, черт возьми, в природе эти загадочные кванты света, которые предложил ввести в рассмотрение немецкий физик-теоретик Макс Планк в 1900 году. Гипотеза Планка была столь непривычна для классической физики, что ее не приняли многие выдающиеся ученые. А без нее не удавалось объяснить особенность излучения нагретого «до каления» тела. Это была одна из двух проблем, над которыми безуспешно билась вся физика XIX века. И ее решил Планк, предложим свою гипотезу. Принять ее или отвергнуть и должны были физики на Сольвеевском конгрессе. Вторая проблема была связана с мировым эфиром, и ее решил Альберт Эйнштейн в 1905 году. Сохранилась фотография участников.

15400950_10211540203407672_2671653270714977571_n1

Наиболее почтенные сидят за столом: Вальтер Нернст, Марсель Бриллюэн, Эрнест Сольве, Хендрик Лоренц (Нобелевская премия — 1902), Эмиль Варбург, Вильгельм Вин Нобелевская премия — 1911), , Жан Батист Перрен (Нобелевская премия — 1926), Мария Кюри (Нобелевская премия — 1903, 1911) , Анри Пуанкаре. Среди стоящих у стола тоже много знаменитостей, но есть и молодые ученые, которых еще не все успели узнать: Роберт Гольдшмидт, Макс Планк (Нобелевская премия — 1918), Генрих Рубенс, Арнольд Зоммерфельд, Фредерик Линдеман, Морис де Бройль, Мартин Кнудсен, Фридрих Газенорль, Георг Хостлет, Эдуард Герцен, Джеймс Джинс, Эрнест Резерфорд (Нобелевская премия — 1908), Хейке Камерлинг-Оннес ( Нобелевская премия — 1913), Альберт Эйнштейн (Нобелевская премия — 1921), Поль Ланжевен.

Молодой еще Альберт Эйнштейн скромно стоит в уголке — это на следующих Сольвеевских конгрессах он будет сидеть в центре на общей фотографии. А пока он лишь несколько месяцев назад стал профессором в Праге. И вообще первую научную должность получил только два года назад — в 1909 году. А до того работал госслужащим в патентном бюро.
Ожидания Сольве, увы, не исполнились — физики так и не пришли тогда к единому мнению — нужно ли вводить гипотезу квантов или можно и без нее объяснить как-то излучение нагретых тел. Но конгресс помог многим ученым узнать друг-друга. Не в последнюю очередь после личного знакомства с Эйнштейном Макс План, Эмиль Варбург и Вальтер Нернст пригласили его в 1913 году в Берлин на почетную должность профессора Прусской академии. Тогда же Академия избрала его своим членом.

Возвращаюсь к юбилею 2011 года. В Бельгии решили отметить столетие первого Сольвеевского конгресса выпуском блока марок. В принципе, дело привычное. Но почему-то блок марок посвящен не физике, а химии.

solvey_100

Видно, что для авторов идеи большой разницы в этих науках нет — и та, и другая непонятна и туманна. Как писал Высоцкий

Товарищи ученые, доценты с кандидатами.
Замучились вы с иксами, запутались в нулях.
Сидите, разлагаете молекулы на атомы,
Забыв, что разлагается картофель на полях.

Но хорошо, что в Брюсселе хоть вспомнили об этой дате и этом событии. И нам не стоит о нем забывать.

5 комментариев к «Физик-шмизик — лишь бы был здоров!»

  1. К этой небольшой заметке приложена замечательная фотография, на которой запечатлены выдающиеся или даже великие люди. Без чтения расшифровки я смог сходу узнать только троих: Марию Кюри, Резерфорда и Эйнштейна, но после чтения оказалось, что мне известны практически все имена. Некоторые просто на слуху, про некоторых учёных могу что-то рассказать, иногда довольно много, например, про Склодовскую-Кюри и её работу с радиоактивными минералами помню с детства, потому что любил и прилежно занимался минералогией, помню даже, откуда к ней привозили руду для переработки. Или Джеймс Джинс, которого с юности забыть не могу в связи с его гипотезой происхождения Солнечной системы, — тоже связано с учебниками по геологии. Ну, Эйнштейн, само собой, ему (вернее, не ему, а нашим с ним судьбам) посвящено стихотворение в это же блоге @http://blogs.7iskusstv.com/?p=51033@ .
    Но самые большие воспоминания связаны с Вальтером Нернстом, которого я не знал даже в лицо.

    Учился я в институте заочно, поэтому главное было сдать каким-либо образом экзамены. Со специальными предметами проблем не было, здесь всегда «отлично», а с «побочными» могли возникнуть трудности, потому что никогда ничего не учил и даже прилетал на сессию, иной раз не зная, что в этот раз сдавать. На какой-то химии (их у нас несколько было) зашёл в аудиторию, вытащил билет, увидел там совершенно незнакомое имя: Формула Нернста, повернулся и вышел вместе с билетом. Около стола преподавателя толпился народ и на меня не обратили внимания. Взял у кого-то учебник, расписал подробно все ответы, зашёл снова, вытащил билет и назвал тот номер, который у меня был раньше. Посидел для приличия немного и пошёл отвечать по своим листкам, ведь это не шпаргалка была, а нормальный ответ.
    Вот здесь меня этот Нернст и подвёл! Там вместе с разными буквами и логарифмами был ещё цифровой коэффициент – как сейчас помню: 0,059. Понимая, что ни один нормальный человек не может помнить какой-то дурацкий коэффициент, а если скажу, то явно списал, я отказался его назвать по причине забывчивости. «Как, — завопил профессор, — это необходимо знать каждому»! Типа: как вы можете найти месторождение нефти или газа, если не знаете коэффициента в формуле Нернста! Назадавал кучу дополнительных вопросов, поставил тройку и выгнал. В коридоре предложил освободившийся билет потенциальным двоечникам, но все забоялись, не взяли.

    Вот вам и Нернст!

  2. Филателисты хорошо знают, что подобные фокусы часто проделывают почтовые службы с целью создания искусственных раритетов и завышения цен на марки.
    «Ах, извините, мы ошиблись» и быстренько изымают нераспроданный тираж. Между тем, существует обязательное правило консультации специалистов при подготовке к выпуску т.н. коммеморативных марок.

  3. Физисист
    — 2016-12-13 11:32:31(711)

    Не логично. Тогда нужно было дать фотографию Сольве, а не фотографию конгресса. И столетие отмечалось конгресса, а не Сольве. Налицо явный ляп, и такое оправдание не проходит.
    —————
    Про конгресс физиков есть только слова в самом верху очень маленькими буквами.Кто дал на него деньги, тот и заслужил славу.

    Опять не логично! Наверху написано: 1911 -2011 Конгресс физиков. И фотография не Сольвея, а членов конгресса. Так что блок марок отмечает событие, а не лицо. И химии там делать нечего. Разве что Мари Кюри получила Нобеля по химии. Да Резерфорд тоже. Но дела это не меняет. Ляп есть ляп.

  4. Физисист
    — 2016-12-13 11:10:49(709)

    В Бельгии решили отметить столетие первого Сольвеевского конгресса выпуском блока марок. В принципе, дело привычное. Но почему-то блок марок посвящен не физике, а химии.
    —————
    Потому что бельгиец Сольве был химиком, и бельгийцы выпустили марки в его честь, а конгресс физиков — только повод.

    Не логично. Тогда нужно было дать фотографию Сольве, а не фотографию конгресса. И столетие отмечалось конгресса, а не Сольве. Налицо явный ляп, и такое оправдание не проходит.

  5. В Бельгии решили отметить столетие первого Сольвеевского конгресса выпуском блока марок. В принципе, дело привычное. Но почему-то блок марок посвящен не физике, а химии.

Добавить комментарий