Борис Херсонский

Ребе Нахман спросил Абрама: Старик, по утрам,
развозя молоко, ты смотришь на небо, Абрам?
— Ну, чаще под ноги, на мостовую, по которой хожу,
но и на небо, когда-никогда погляжу.
— И что ты видел на небе? — ребе спросил старика.
— А что там увидишь! Солнце и разные облака.
— А видел ли силы небесные и божественный свет?
— Извините, ребе, если честно сказать, то нет.

Ребе Нахман спросил Абрама: Что на улице видел ты?
— Я видел лавки, вывески, много всяческой суеты,
видел телегу, видел большого вола,
весь черный, только на лбу метка была бела.
Видел мужчин бородатых, видел дам в париках,
везут младенцев в колясках или несут на руках.
И конечно, видел бидоны, в которые разливал
молоко, сметану и сливки, деньги брал и сдачу давал.

— А видел ли ты глаза прохожих, видел ли в их глубине,
что-нибудь кроме злобы и заботы о завтрашнем дне?
Например, любовь или преданность, щедрость, Господень страх,
видел ли души, уже побывавшие в высших мирах?
Видел ли Элияху, или как там у них? — Илью,
или ангела подлетающего к человеческому жилью?

-Когда бы я мог видеть так высОко и так далеко,
я был бы ребе Нахманом, а ты б развозил молоко,
я б тебе задавал вопросы, а ты бы давал ответ,
например, видел ли ты на небе божественный свет?

Ребе Нахман ответил Абраму: Если честно сказать, то нет.

Share
Статья просматривалась 762 раз(а)