Израиль: Власть и политика. 12 Самоидентификация израильских арабов

Израильские арабы чаще всего соотносят себя с одной из четырех общностей: израильтяне, палестинцы, арабы и мусульмане, однако их преобладающую самоидентификацию более точно выражают сочетания по типу «араб-израильтянин», «палестинец-израильтянин», «араб-мусульманин». К этому, и без того сложному построению, дополнительно примешивается частное самосознание – региональное, культурно-экологическое (у бедуинов), клановое. Израильским арабам трудно считать себя на 100% израильтянами уже потому, что и название страны и ее символы (гимн, флаг) носят национально-еврейский характер, а не гражданско-государственный. Таким образом, имеют место так называемые «ножницы» между национальным и гражданским самосознанием израильских арабов. Свои национальные и эиоциональные ожидания израильские арабы связывают с палестинской или арабской нацией, в то время как ожидания гражданского свойства связываются с Израилем как государством. В то же время в чисто прагматическом плане характер инструментальной связи арабского населения не вполне ясен и прост, так как имеет место определенная диспропорция в распределении ресурсов, услуг, при трудоустройстве, репрезентации. И.Перес и Н. Дейвис («О самосознании арабов», 1968) отметили своеобразную разнесенность национальной гордости и практического приспособленчества израильских арабов, позволяющее им достаточно успешно жить в Израиле, хотя и в состоянии некоторой душевной раздвоенности. Такая разнесенность и раздвоенность знакома российским евреям периода СССР, но, в отличие от израильских арабов, от евреев государство требовало идейной и эмоциональной поддержки, а не только соблюдения законности и порядка.

В  60-е годы прошлого века руководство израильских арабов стояло на прагматической позиции, гасившей внешние проявления недовольства, но осуждавшей высказывания и поступки, шедшие в разрез с арабскими делом, миром и нацией. По мнению С.Смухи (1987) израильская админинстрация не хотела однако довольствоваться практическим умиротворением арабов. Ее целью было создание некоей арабо-израильской общности, не отождествлявшей себя ни с арабами, ни с палестинцами. Но так как решение такой задачи властям Израиля было не под силу, было решено выращивать в арабском секторе подгруппы с особым самосознанием – друзским, бедуинским, христианским и т.п. Оптимизм для такого решения придавали данные опроса, проведенного в 1985 году (по Смухе, 1987):

 

Считают себя, %
израильтянами израильтянами-палестинцами палестинцами
Друзы 87,8 6,1 6,1
Христиане 35,1 45,6 19,3
Бедуины 29,8 35,7 34,5

 

Победа Израиля в Шестидневной войне поляризировала радикальное самосознание арабов-израильтян. В дальнейшем (по Смухе) в связи с возможностью меньшей поляризацией при ответах (более мелкой градацией) примерно 40% израильских арабов относили себя к израильтянам или к «израильтянам через тире», а примерно по 30% относили себя к палестинцам или к «палестинцам через тире».

Проблема самоидентификации всегда неразрывно связана с воспитанием и образованием; окончательно же она определяется в процессе социализации. Именно поэтому государственные органы образования и культуры Израиля всегда стремились повлиять на этот процесс, используя уроки истории, литературы и религии. Так в программе арабской школы по истории предлагалось верно оценить вклад арабов, израильтян (а не евреев) и других наций в создание человеческой культуры как плода многовековых совместных усилий народов мира, показать арабским школьникам, какое важное значение имеет факт существования Государства Израиль.  Поэтому в арабских школах на изучение истории как евреев, так и арабов выделяется примерно по 20% учебного времени, отведенного на весь исторический блок.  Целью такой сбалансированности является стремление сформировать особое арабо-израильское самосознание, отличное от самосознания палестинского и арабского мира в целом.

                       

 

Share
Статья просматривалась 965 раз(а)

Добавить комментарий