Что и как «скопипастил» Элиэзер Бен Иегуда (продолжение).

Тот титанический труд, который выпал на долю Бен Иегуды, завершали его единомышленники. Важно отметить, что в своих разработках они не отступали от принципа, который был заложен Бен Иегудой. Об этом свидетельствуют слова, вошедшие в лексикон в более позднее время.
Остановимся на некоторых из них, показательных в том плане, что они дают возможность проследить за работой самой языковой мысли, поскольку связи между старыми и новыми словами лежат как бы «на поверхности».
К примеру, слова маадания (гастроном) и маадан (деликатес), которые берут свое происхождение и связаны общим корнем со словами ган эдэн (рай) и эдэн (блаженство). Можно упрекнуть авторов этих слов в некотором утилитаризме, но, в то же время и отдать им должное, поскольку, проводя связь между словами «райский сад, блаженство» и «гастроном, деликатесы», они на самом деле следовали закономерностям древнего мышления. Эта связь отвечает ассоциативному комплексу, по Выготскому. Действительно, с чем еще может ассоциироваться «рай» и «блаженство» в сознании современного человека – потребителя массовой рекламы.
Или слово махмаа (комплимент), образованное от того же корня, что и слово хэмъа (сливочное масло). Этот ряд продолжают и такие новообразованные слова, как сфатан (помада) и сфатаим (губы), коваон (презерватив) и кова (шапка, головной убор), захал (гусеница) и захлам (бронетранспортер), агур (журавль) и агуран (подъемный кран), адаша (чечевица) и адаша (линза), хафарпэрэт (крот) и махпэр ( экскаватор) и пр.

Но во многих других новообразованных словах эти связи являются не столь прозрачными. Возьмем, к примеру, слово «совесть» – мацпун на иврите. Оно связано общим корнем с древнееврейским словом цафун (скрытый, сбережение, запас, сокровище). Что объединяет такие разные слова?
В толковом словаре Даля слово «совесть» объясняется, как «внутреннее состояние добра и зла», «тайник души, в котором отзывается одобрение или осуждение каждого поступка». Это толкование во многом проясняет необычный характер связей, который иврит устанавливает между этими разнородными словами. Мы не можем сказать, из чего исходили авторы при создании слова «совесть». Однако его образование указывает на их проникновение во внутренний смысл и семантическую общность этого слова со словами «скрытый», «сбережение», что находит свое полное соответствие с толкованием Даля.
Подобные «неожиданные сближения», как и «рискованные обобщения», «скачки мыслей», по выражению Выготского, лежат в основе образования и других новых слов, которые связывает со старыми словами общий корень: хасинут (иммунитет, неприкосновенность) и махсан (склад), магбэаh (домкрат) и габа) бровь ), зикпа ( эрекция) и закиф ( часовой), ашэшэт (кариес) и аш (моль), църиах (минарет) и цраха (вопль) и пр.
В соответствии с древним способом образования слов путем удвоения слогов в иврите образованы новые слова, которые представляют собой удвоение слогов и происходят от соответствующих четырехбуквенных корней: лавлав (поджелудочная железа), зифзиф (гравий), нацнац (мигалка), амъамъ (глушитель), кумкум (чайник), калкала (экономика), цамцам (диафрагма, фотографич.), ифъуф (моргание) и пр.

По закономерностям древнего языкотворчества происходило и создание новых глаголов в иврите. Как известно, для древних языков характерным было «затушевывание границ между именем и глаголом» (Гумбольдт); все глаголы брали свое происхождение от имен существительных. Т.е. исходным было назначение предмета, его функция.
Тот же принцип конструирования глаголов мы видим и в новом иврите, в котором глагол и имя существительное имеют одну языковую основу, т.е. глагол сохраняет именные свойства: домкрат (магбэаh) и поднимает (магбиаh), соловей (замир) и напевает (мэзамэр), фосфор (зархан) и светит (зорэах), санитар (ховэш) и бинтует (ховэш), чемодан (мизвада) и снаряжает (мэзавэд) и пр.
Так что, при слове сфог (губка) можно безошибочно «угадать» глагол «впитывает» (софэг), при слове же ластик (махак) — глагол стирает (мохэк), а при слове ключ (мафтеах) – глагол открывает (потэах).
Примечательно, что создатели новых глаголов, следуя в целом закономерностям древнего словотворчества, при этом брали за основу не только назначение предмета, но также ассоциации предмета с тем или иным действием, какие он вызывал. В этом находят объяснения такие неожиданные образования, как: хака (удочка) и мэхака (ждет), хэх ( нёбо) и мэхаэх ( улыбается), палит (беженец) и полэт (выкидывается), хацэвэт ( корь) и хоцэв ( высекает), църиах ( минарет) и цорэах ( вопит).
Если продолжить тему словообразования в новом иврите, то нужно сказать, что она затрагивает такую характерную черту древнего словотворчества, как употребление метафор, различных метафорических сравнений и эпитетов. Все древние языки отличала образность, наглядность изображения, стремление живописно передать природу предмета, метафоричность в целом. Иврит также насыщен метафорами. Перефразируя Гумбольдта, можно сказать, что иврит – это «живой символ воображения».
Что касается образования новых слов, то эта черта древнего языка не осталась в стороне. Метафоризация значений, установление метафорической связи между разнородными понятиями – все эти приемы также положены в основу создания новых слов.
Так специфический признак сибирской язвы (гахэлэт) передается путем ее образного сравнения с угольком (гахэлэт), который является ее метафорой.
Такая же метафорическая связь лежит и в основе образования следующих новых слов: шахэмэт (цирроз печени) и шахам (гранит), пирпур (мерцательная аритмия) и парпар (бабочка), ханак (асфиксия) и хонэк (удав), шахэфэт (туберкулез) и шхиф (очень худой человек). Благодаря этой метафоричности, даже не сведущий в медицине человек поймет, в чем основной патологический признак того или иного заболевания.

Образование новых эпитетов в иврите тоже следует древнему языкотворчеству. В древних языках не было свободных отвлеченных эпитетов. Название предмета и его признак имели общую языковую основу. В этом — проявление такой закономерности древнего мышления, как связь определения с той семантикой, которая заключена в определяемом им предмете. Иначе говоря, в древних языках «признак мыслился вместе с субстанцией», что влекло за собой образование тавтологических оборотов речи.
Современный иврит не отступает от этой закономерности, что видно из следующих примеров: рейхан (базилик) и рейхани (ароматный), тамар (финиковая пальма) и тамир(стройный), мэйцар (пролив) и цар (узкий); сакин (нож) и мэсукан (опасный); кэтэм (пятно) и катом (оранжевый); хома (стена) и хум (коричневый); еракот (овощи) и ярок (зеленый), мара (желчь) и мар (горький), цамик (изюм) и цамук (сморщенный), балут (желудь) и болэт (выпуклый), цаним ( сухарь) и цанум (тощий), църиах (минарет) и цархани (визгливый), чучело (пухлац) и набитый (мэфухлац) и т.д.
Все изложенное позволяет сделать вывод, что словообразование в новом иврите совершалось по закономерностям древнего языкотворчества. Это проливает свет и дает ответ на вопрос: что и как «скопипастил» Бен Иегуда». Иврит так и остался бы мертвым языком или вошел бы в число искусственно созданных, если бы не гениальное прозрение Бен Иегуды.

10 комментариев к «Что и как «скопипастил» Элиэзер Бен Иегуда (продолжение).»

  1. Про внутреннюю флексию мне известно, но спряжение есть спряжение независимо от того, внешняя флексия или внутренняя.

  2. А склонение предлогов? А измениение глаголов по временам, лицам, числам и родам (а это и есть спряжение)?
    _________________________________________
    Речь шла о полнозначных словах, а не о частицах речи — предлогах. Отсутствие падежей в именах и падежных окончаний заменяется частицами и предлогами в иврите. Если это можно назвать склонением, тогда и союзы склоняются.
    Если говорить о спряжении глаголов, то это достигается путем внутренней флексии, т.е. в результате изменения состава и порядка гласных внутри слова. В отличие от русского элемент, выражающий, к примеру, прошедшее время глагола, проникает внутрь корня.
    Внутренняя флексия в семитских языках является важным, регулярным способом образования как форм слова(времена и биньяны глагола), так и новых слов. Об этом пишут во всех учебниках. Это отличие я имела в виду, когда так выразилась, возможно, неудачно. Но вот о чем совсем не пишут, так это о такой специфической особенности, как образование глаголов от имен существительных. Мне не пришлось встретить этого ни в одном учебнике. Может, вы знаете, где об этом написано?

  3. В иврите нет склонений и спряжений…
    ————————————————-
    Очень-очень познавательно слышать такое от лингвиста. А склонение предлогов? А измениение глаголов по временам, лицам, числам и родам (а это и есть спряжение)?

  4. А как поэты пишут стихи? Рифму соблюдают?
    —————————————
    В таком случае этот словарь — поэма. Что тут еще сказать.

    1. Уважаемая Инна Беленькая!
      Я должен извиниться перед Вами еще раз. Вышеуказанный словарь языка ЛАДИНО был издан в Испании в «золотой век еврейской поэзии», когда поэзия на языке ладино приняла в некотором роде общеупотребительный характер, что потребовало издание словаря в алфавитном порядке окончаний слов. К сожалению, не могу дать ссылку, так как вышенаписанное сообщение является воспоминанием о самолично слышанных лекциях Семена Якерсона.

  5. есть также ивритский словарь составленный по алфавитному порядку окончаний слов. Знаете, для кого он был создан?
    _________________________________________
    Вы меня заинтриговали. В иврите нет склонений и спряжений, поэтому и нет окончаний в том понимании, какое принято в русском языке. Что имеется в виду? Какие окончания, да еще в алфавитном порядке? Не могли бы вы подробней об этом рассказать?

    1. А как поэты пишут стихи? Рифму соблюдают? Возможно я ошибся, и словарь был не ивритский, а идишский.

  6. Вы пишете: «Тоже мы видим в английском языке, когда отличие части речи, одной от другой, можно уловить из контекста или по окружающим словам (артикль, «to» и др.)».
    Не знаю, как в английском, но в иврите — это правило. Сравните хотя бы русский язык и иврит. В русском еще можно от слова «удочка» произвести глагол «удить», но какие глаголы можно создать от слов «пуговица», «чемодан», «ширма», «соловей», «ластик», «санитар», «губка», «минарет», «нёбо» и пр., — чтобы они имели общую звуковую основу, как в иврите?
    И что касается словарей. Есть очень ценный «Еврейский и халдейский этимологический словарь к книгам Ветхого Завета» О.М.Штейнберга. Хорошо было бы его переиздать, — найти бы только спонсора. Но он построен по алфавитному порядку, как и многие современные словари. И здесь я бы хотела сказать о том несравненном преимуществе, которое имеет корневой словарь перед обычными словарями, составленными по принципу алфавита, — пусть это будет даже Супер словарь. Ведь группировка слов , образующих корневые гнезда в иврите, их обобщение одноименным корнем носит особый характер, присущий только древним языкам. Но о структуре корневых гнезд в иврите, тех необычных связях, которые устанавливала древняя языковая мысль между различными предметами и явлениями — обо всем об этом как-нибудь в другой раз.

    1. «я бы хотела сказать о том несравненном преимуществе, которое имеет корневой словарь перед обычными словарями, составленными по принципу алфавита»
      ————————————————
      И, мне говорили, есть также ивритский словарь составленный по алфавитному порядку окончаний слов. Знаете, для кого он был создан?
      Пусть будет больше словарей хороших и разных!

  7. «Тот же принцип конструирования глаголов мы видим и в новом иврите, в котором глагол и имя существительное имеют одну языковую основу, т.е. глагол сохраняет именные свойства»
    —————————————————
    Тоже мы видим в английском языке, когда отличие части речи, одной от другой, можно уловить из контекста или по окружающим словам (артикль, «to» и др.).

    «В толковом словаре Даля слово «совесть» объясняется, как «внутреннее состояние добра и зла», «тайник души, в котором отзывается одобрение или осуждение каждого поступка»… Мы не можем сказать, из чего исходили авторы при создании слова «совесть».
    ————————————————————
    Хотите ли Вы сказать, что для иврита пока не создан словарь, подобный Далю, Ожегову?

Обсуждение закрыто.