Лев Мадорский.Русские видят так, украинцы по другому, а происходит по -третьему

 

С годами мне, практически, не удалось избавиться от недостатков молодости. Я, как в старой песне, каким был (неаккуратным, невнимательным, рассеянным, плохо умеющим прощать), таким и остался. О других более серьёзных недостатках умолчу. Но от одного недостатка (я был отъявленный спорщик) избавиться, как мне кажется, удалось…

Интернет-форумы наглядно демонстрируют как не надо спорить: оскорбления несогласных, переход на личности, искажения сказанного оппонентом. Не часто вижу примеры спора cпокойного, без надрыва, с доброжелательным отношением к оппоненту. И ещё реже встречаются такие дискуссии, в которых удаётся одной из сторон переубедить собеседника или выработать совместную, компромиссную точку зрения. Возникает вопрос: имеет ли смысл спорить? Может быть разумнее последовать совету Карнеги: «Не вступайте в спор, если нет необходимости». Ответить на этот вопрос непросто. Вот некоторые аргументы за и против.
За:
1. Спорить полезно, так как в споре, если верить Сократу, рождается истина.
2. Возможно, ваш оппонент не знает ряда фактов, недостаточно хорошо знаком с ситуацией и вы желаете дать ему правдивую, на ваш взгляд, картину.
3. Вы хотите опровергнуть мнение, которое считаете ложным и даже вредным, и боитесь, что ваше молчание воспримут как знак согласия.

Против:
1. В споре, как считал римский поэт Публий Сир, истина теряется.
2. Переубедить собеседника всё рано не удастся и не стоит терять время.
3. Истину вы не найдёте, а отношения с собеседником можно испорти

Последний пункт встречается особенно часто. В студенческие годы (я учился в музыкальном вузе) поспорил с приятелем — были ли ученики у Никколо Паганини. Приятель говорил, что не было. Я где-то вычитал, что был у него один единственный ученик Эрнесто Камилло Сивори, который после года обучения превратился из посредственного скрипача в виртуоза-солиста. Мы тогда вовлекли в спор других студентов и даже преподавателей. В конце концов, я нашёл книгу, где упоминался этот ученик и после этого приятель долго со мной не разговаривал. Этот странный феномен, когда спор, даже самый незначительный, приводит к разрыву отношений, неприязни, вражде, подметил и довёл до абсурда Гоголь: «Как поссорились Иван Иванович и Иван Никифорович».

Самые ожесточённые, агрессивные и бескомпромиссные споры на религиозную и национальную тему. Особенно религиозную. Тут температура зашкаливает и почти всегда происходит переход на личности: «Каким же надо быть слепым, тупым и невежественным, чтобы не видеть, что…» После такого оскорбительного вступления, которое может принадлежать как спорщику атеисту, так и спорщику верующему, вряд ли возможно доброжелательное обсуждение проблемы с уважением к личности собеседника.
С годами у меня выработалось три основных правила спора:
1. С самого начала показать собеседнику, что тебе интересны его взгляды, и ты хочешь их лучше понять.
2. Не настаивать на своём мнении, как на истине в последней инстанции, и чаще оперировать словами: «мне кажется», «возможно», «не исключено» и т.п.
3. Построить дискуссию не как спор, а как обсуждение проблемы.

Я называю третий пункт — методом Cократа. Помните, как древнегреческий мудрец, подводил собеседника вопросами не только к исследованию той или иной проблемы, но и к её решению. Недавно я писал, как, используя метод Сократа, пытался помирить правого и левого израильтянина и как из этой попытки ничего путного не вышло. Расскажу ещё об одной подобной попытке. На этот раз, на мой взгляд, более успешной.
Сегодня много споров о ситуации в Украине. Один такой спор, а, точнее, два спора и подтолкнули меня к написанию этих заметок. Споры с моими приятелями, живущими в Германии. Назовём их Андрей и Игорь. Оба евреи, бывшие киевляне, в прошлом научные работники. Оба были близкими друзьями. Пишу были, потому что после начала украинско-российской катавасии дружба их пошла наперекосяк. Мне показалось совершенно удивительным и, прямо-таки, невероятным, что, несмотря на такие схожие, если так можно выразиться, личные параметры, у Андрея и у Игоря сложились диаметрально противоположные взгляды на события, происходящие в «незалежной».

Споры, о которых хочу рассказать, произошли в период острого противостояния между украинской армией и ополченцами-сепаратистами, вскоре после избрания президентом Порошенко. Споры наши (мне больше по душе выражение «обсуждения проблемы») происходили по телефону, так как я переехал, и мы живём в разных городах. И Андрей, и Игорь позвонили мне и начали разговор почти одинаково: «Ты представляешь, Лёва, я не могу поверить. Андрей (в другом разговоре Игорь) совсем свихнулся. Он считает…». И дальше излагалась позиция оппонента… Игорь: «Путин большой молодец… Надо наказать фашиствующих бандеровцев…Эти украинцы совсем обнаглели…». Андрей: «Путин толкает мир к войне… То, что делает Россия, противоречит не только международным, но и нравственным законам… Старший брат решил ещё раз показать, что он старший…». Оба закончили одинаково: «Больше Андрей (Игорь) мне не друг».
Присоединение Крыма к России.

Позиции Игоря и Андрея широко известны. Я их не разделяю. Ни ту, ни другую. На мой взгляд, конфликт в Украине — это один из тех довольно распространённых конфликтов, которые не имеют чёрно-белой окраски. В них много полутонов. В них пересекаются положительные и отрицательные моменты; в них идёт нечестная игра, как с той, так и с другой стороны. Чтобы принять ту или другую сторону в конфликте, надо, как минимум, знать ответы на вопросы, часть из которых вынесены в конце этих заметок.

Я обсудил события в Украине с Андреем и с Игорем. При этом использовал тот самый метод Сократа, о котором уже говорил. Не буду подробно пересказывать все вопросы – ответы, но в результате и Андрей, и Игорь согласились по следующим пункт

Слабые стороны российской позиции:
1. Есть двойные стандарты в позиции России, которая признала результаты референдума в Крыму, но отказалась провести референдум о независимости в Чечне.
2. Присоединение Крыма нарушило международные соглашения о территориальной целостности Украины.
3. Российские военные за пределами военных баз незаконно принимали участие в военных действиях на Юго-востоке страны.
4. Россия вербовала наёмников среди россиян и беспрепятственно пропускала их через границу

Слабые стороны украинской позиции:

1. Неизвестные олигархические и, возможно, иностранные источники финансировали Евромайдан.
2. Правительства Яценюка и Порошенко оказали недостаточное противодействие «правому сектору», националистам.
3. Значительная роль националистов задействована в украинском правительстве.
4. Военные действия привели к массовым потерям среди мирных жителей.

Вместо заключения хочу привести несколько вопросов, без ответа на которые невозможно уверенно примкнуть к той или другой стороне конфликта и заголовок статьи остаётся актуальным.
— Какие силы изначально организовали, финансировали Майдан и, в конечном итоге,
заставили бежать Януковича?
— Кто были эти люди в зелёной форме без опознавательных знаков, выступившие на стороне ополченцев-сепаратистов?
— Были ли референдумы в Крыму и Донецке свободным волеизъявлением? Не было ли там фальсификации?
— Были ли на Майдане иностранные наёмники?
— Насколько активно принимали участие в боях на юго-востоке Украины подданные России?
— Поставляла (ет) ли Россия ополченцам-сепаратистам военную технику? Если да, то в каком количестве?
— Как велико участие националистических сил в событиях на Майдане и в правительстве Порошенко?

Хочу добавить только, что невозможность сегодня ответить на эти вопросы не то чтобы восстановила дружбу Андрея и Игоря, но сблизила их позиции.

Share
Статья просматривалась 578 раз(а)

Добавить комментарий