Право силы или сила права ?

История, рассказанная Самуилом:

По моему убеждению в отношениях между народами (странами) действенно одно право — право силы (iure hastae). Кто сильнее, тот и прав. Почему же с древнейших, доисторических веков столь значима и работоспособна сила права (pacta esse servanda)? Мой ответ: потому что невозможно, ненужно, непосильно ежеминутно применять силу, которая права. Куда как удобнее на какое-то время (на промежуток между войнами) договорится соблюдать некие правила и соглашения, которые институализируют (во какое умное словцо ввернул!) результаты предыдущей драчки. Такое рациональное поведение наблюдаемо даже у братьев наших меньших: вот в стае павианов утвердился альфа-самец; теперь у него есть время спокойно насладиться плодами победы и покрыть самок, молодые самцы покамест злобно щерятся на краю поляны, но к гарему не приближаются, довольствуясь утехами крепкой мужской дружбы. Проходит время… старый самец ослабел, молодняк вошел в силу и… происходит смена национального лидера. Так вот, в промежутках между поеданиями любимых руководителей в стае торжествует сила права…

Племена Мумба и Юмба периодически ведут кровопролитные войны за передел долины с богатой рыбой рекой. Но они не воюют непрерывно и каждодневно: уже их далёкие, поросшие густой шерстью но с красными голыми задницами предки поняли, что нужны передышки, дабы покрыть самок и сделать кой-чего по хозяйству. Однако, как быть, если героический мумб столкнется в лесу с не менее героическим юмбом. Драться? Опять воевать, когда верши для рыбы еще не чинены, да и сами поизносились так, что нaбедренную повязку приличную не найдешь срам прикрыть. Хорошо, что нужды в войне покаместь нет, вожди обоих народов торжественно заключили очередной вечный мир, по случае чего покурили из одной трубки травки и совместно съели аппетитно подрумяненного на вертеле миссионера, так удачно случившегося в этих местах с проповедью слова Б-жьего. Так что сейчас, при торжестве силы права, конфликты будут улажены юридически, путём подачи надлежаще оформленных жалоб, силами опытных шаманов, которые по записям на рогах священного оленя или шкуре не менее священного тюленя определят границы охотничьих угодий и выявят нарушителя конвенции… Проходит время… У мумбов народилось и выросло много молодых воинов, которым нужны скво, а юмбы, по слухам, совсем захирели, что и не удивительно для этих моральных вырожденцев, позабывших святые традиции истинного мумбославия. А еще стало доподлинно известно, что нагло попираются права мумбоговорящих скво, преступно отданных тогдашним пьяницей-вождём в вигвамы звероподобных юмбов вместе с излучиной реки, где на белом песочке отмели так славно бывало греться на солнышке. Греться, оно конечно, можно и сейчас, но саднит сознание, что песочек — не наш, а юмберовский. Так что, защитить наших сестер с приплодом, вернуть нашу народную здравницу-излучину — долг каждого, в ком бьётся сердце истинного мумба, а на причинном месте наколот наш священный двухголовый олень, а не ихний поганый трехзубый тюлень. Тем паче, что несём мы защиту нашим молодшеньким братьям-юмбам, попавшим по присущему им неразумию (без нашего-то отеческого руководства), под коварное влияние проклятых заморских миссионеров. «А посему, — мудро заметит, украшая свой нос бедренной костью врага, очередной национальный лидер — никакой договор не стоит шкурки водяной крысы, на котором он записан» И будет прав!

Право силы — сила права — право силы — сила права… etc. Вот универсальный алгоритм сосуществования народов. И в моих словах нет ни грана издевки. Дипломатия, международная право — это важнейший, необходимейший инструмент, практикуемый племенами, народами и странами с древнейших, доисторических времен. Основан он на способности людей (и не только людей, но даже и животных), на способности кмоделированию, к проигрыванию ситаций в уме, вместо затратного их исполнения в натуре. Эта замечательная способность позволяет, всласть навоевавшись, зафиксировать (на шкурке водяной крысы, на Бехистунской скале, на пергаменте, или в PDF-файле — не суть важно) соотношение сил, некий сложившийся консенсус, и далее какое-то время жить без драки, без войны, разруливая противоречия путем моделирования: разыгрывания виртуальных сражений, оценки их результатов, взвешивания вероятных потерь и приобретений и… как результат — принятия решений на основе оформленых в договоры разговоров опытных шаманов, пардон, дипломатов. Дипломатические, договорно-правовые отношения со времен палеолита, конечно, претерпели изменения: к столу подают уже не подрумяненного миссионера, а фуагру, пьют шампанское, а не напиток из пережеванных и ферментированных слюной скво клубней маниоки. Что еще? Компьютеры вот появились, всякие лаптопы, айпэды. А в остальном…

Не подумайте, что я отвожу дипломатии, международному праву какую-то вспомогательную, техническую роль. История полна примерами, как слабейший получал бенефиты благодаря искусству своих гениальных дипломатов, и примерами, как заведомо сильнейший получал дырки от бублика благодаря тем высокородным бездарям и почтенным идиотам, которых он назначал своими дипломатами. Дипломатия — высокое искусство, способное на многое. Но не на всё. Те, кто занимался прогностикой, анализом рисков, знают, что точность прогноза неизбежно снижается с течением времени, что хорошо экстраполируются гладкие, непрерывные процессы, а вот с разрывными, со всякими сингулярностями да бифуркациями — эх! такая задница… Политика, право, дипломатия — рациональные инструменты регуляции жизни людей хороши до поры, пока не случаются иррациональные, непредсказуемые события — катаклизмы природные или религиозные, революции социальные или технические. Какое-нибудь изобретение седла или тысячелетием позже — стремени к седлу напрочь перекраивают политическую и этническую карту Евразии. Моры, эпидемии (и даже медленные демографические процессы), т.е. резкое (и даже плавное) изменение численности, сиречь силы участников игры нарушают динамическое равновесие… История знает долгие периоды мира, но не знает вечного мира, успешные, долговечные политико-дипломатические конструкции — утрехтский мир, венский конгресс, версальскую систему, но не знает вечных конструкций. Вот и в нашем случае…

Share

Один комментарий к “Право силы или сила права ?

  1. Запись, которую я поставил в Блог, ужасно хочется назвать «Теоремой Самуила о замене прямого насилия ритуалом» 🙂

    Теоремa как бы оспаривает известнейшее утверждение: «cedant arma togae» (меч, отступи перед тогой);
    Так, подавив мятеж Катилины, гордо говорил Марк Туллий Цицерон, консул Республики.

    
Самуил же ему возражает: «… а вот и фигушки. Mеч не отступает, а только временами слегка притормаживает …».

    В споре Самуила и Цицерона прав оказался Самуил. Mожно даже добавить, что Цицерону в конце концов отрубили голову, и язык отрубленной головы колола иголками жена его врага, Марка Антония — чтоб не умничал … 

Обсуждение закрыто.