Поиск потерянного дневника Альфреда Розенберга, доверенного лица Гитлера. Перевод Игоря Файвушовича

Поиск потерянного дневника Альфреда Розенберга, доверенного лица Гитлера
http://www.latimes.com/nation/la-na-c1-nazi-diary-20140206-dto,0,994477.htmlstory#axzz2t6H80NEs
Ричард Симон
Перевод с английского Игоря Файвушовича

Генри Майер, который помогает сохранять коллекцию артефактов в Мемориальном музее Холокоста США, знал о дневнике, принадлежавшем Альфреду Розенбергу, главному идеологу нацистской партии и доверенному лицу Адольфа Гитлера. (Ричард Саймон / Los Angeles Times)

Генри Майер, сын пережившего Холокост, взял на себя миссию найти давно потерянный дневник, принадлежавший Альфреду Розенбергу, главному идеологу нацистской партии и доверенному лицу Адольфа Гитлера.

Репортаж из Вашингтона
Генри Майер давно слышал о потерянном дневнике этого нациста.
Майер помогал сохранить обширную коллекцию артефактов в Мемориальном музее Холокоста США и знал о дневнике Альфреда Розенберга.

Этот дневник, спрятанный за фальшивой стеной в баварском замке, был обнаружен в последние дни Второй мировой войны. Выдержки из него были представлены в качестве свидетельств на Нюрнбергском процессе по делу нацистских военных преступников.

Потом 425-страничный дневник исчез. Полвека спустя, Майер, сын пережившего Холокост, взял на себя миссию найти его.
Свои поиски он начал в 1996 году, когда бывший секретарь суда Роберт Кемпнер, прокурор Нюрнберга, предложил музею контакт с двумя своими сыновьями, которые пожертвовали документы своего отца. Кемпнер умер в 1993 году в возрасте 93 лет. В ходе своей карьеры он собрал огромную коллекцию, которая оказала помощь в осуждении Германа Геринга и других нацистов-военных преступников.

Юридические документы не делали никаких упоминаний об этом дневнике, но Майер, будучи тогда в возрасте 46 лет и главным архивариусом музея, подозревал, что дневник может быть среди папок Кемпнера.

«Ходили слухи, что у доктора Кемпнера был этот дневник. Он опубликовал выдержки из него, которые никто никогда не видел», говорит Майер.
Кемпнер цитировал запись от 2 апреля 1941, начало дневника, в котором Розенберг вспоминал, что Гитлер говорил ему незадолго до вторжения в Россию: «Розенберг, теперь настал ваш великий час!».

Сыновья Кемпнера согласились передать коллекцию своего отца, а в 1997 году Майер и три его коллеги посетили дом Кемпнера в Лансдауне, Пенсильвания, недалеко от Филадельфии.

«Это был дом, вроде дома мисс Хэвишем в «Больших надеждах»,-рассказывает Майер. -«Везде хлам. Груды, груды и груды».
Музейные работники обнаружили документы, сложенные в спальне и подвале, столовой и гостиной, чуланах и запертой веранде. Полы сгибались под их тяжестью.

Альфред Розенберг, опустив голову, сидит шестым слева во втором ряду сверху, на Нюрнбергском процессе 30 сентября 1946 года, когда зачитываются частные определения. Он был казнён 16 октября.

Музейный коллектив потратил целый день на оценку состояния и размеров этой коллекции. Там не было никаких следов дневника.

Неуместный спор о наследии Кемпнера задержал передачу материалов в музей на два года. Когда Майер вернулся в дом Кемпнера, его встретил адвокат семьи Кемпнера и по причинам, которые он не понимал, полицейский офицер.

Он быстро понял, что коллекция оказалась не столь большая, как он её помнил, и у него возникли подозрения о краже со взломом. Офицер вызвал детективов. Полиция нашла улики, которые привели её в Льюистон, штат Нью-Йорк, недалеко от Ниагарского водопада. «Там»,-рассказывает Майер, — «я обнаружил надпись перед небольшим домиком, обшитым белой «вагонкой», которая гласила: «Товарищество Роберта Кемпнера».

В здании также разместились кладовая для издательского бизнеса, принадлежащего доктору Герберту Ричардсону, бывшему профессору, который был знаком с юридической конторой Кемпнера.«Одна из секретарей была в доме», — вспоминает Майер,- «и кричала на меня, чтобы я оставил в покое имущество».

«Тем не менее, её адвокат, полиция, и я напомнили ей, что была договорённость, позволяющая нам взять документы доктора Кемпнера», — сказал он.

Юридические референты Кемпнера привели Майера в недоумение. Они, казалось, помогают обоим, и в то же время препятствуют усилиям в сборе коллекции Кемпнера, и их мотивы так никогда и не стали вполне ясными.
Сам Кемпнер не всегда представлял документы, которые он собирал. Ранее он воздержался поделиться своим обнаружением копии Ванзейского протокола о заседании 1942 года, когда нацисты замыслили план «окончательного решения» по уничтожению евреев.

Майер и другие давно надеялись спасти этот дневник из-за заметной роли Розенберга, которую тот играл в нацистской иерархии.

«Именно Розенберг был интеллектуальным первосвященником «расы господ», который предоставил доктрину ненависти, давшую импульс уничтожению еврейства», — заявил на заседании трибунала судья Верховного суда Роберт Г. Джексон, главный обвинитель США на Нюрнбергском процессе.

Розенберг был повешен 16 октября 1946 года, в возрасте 53 лет.
Немец по происхождению, Кемпнер, был одним из первых критиков нацистского режима и бежал из страны в середине 1930-х годов. Человеком, открывшим огонь критики против Кемпнера с поста адвоката в Прусской государственной полиции, был Геринг.

«Таким образом, большая ирония состоит в том, что Кемпнер помог уличить Геринга», — говорит Майер. «Когда я вошёл в клетку Геринга, тот воскликнул:«Вы!»

Кемпнер позже занимался юридической практикой в Соединённых Штатах и Германии, в основном представляя еврейских клиентов в делах по реституции имущества, награбленного нацистами.

Через несколько месяцев после посещения «Товарищества Роберта Кемпнера», музейные чиновники получили звонок от старьёвщика из Пенсильвании, который рассказал, что нашёл около 40 коробок с документами во время очистки дома Кемпнера для его наследников.

Музейные работники были ошеломлены. Они не знали, откуда появились эти документы и были уверены, что они не могли упустить из виду эти 40 ящиков, когда занимались инвентаризацией коллекции. Старьёвщик же предложил продать эту находку за $ 100 000. Это было всё равно, что найти белого кита.

Генри Майер во время своей охоты за потерянным нацистским дневником: — «Именно тогда мы связались с ФБР», — сказал Майер. -«ФБР изъяло эти документы».

Со временем коллектив музея собрал 600 коробок с материалами, собранными Кемпнером, и тщательно их просмотрел в надежде найти дневник. Тем не менее, дневник от них ускользнул.

Но Майер таки нашёл много важных документов, в том числе памятную записку, составленную офисом министра пропаганды Йозефа Геббельса вскоре после вторжения в Польшу, содержащую приказ о захвате радиостанций, принадлежащих евреям и закрытии их с приветствием «Хайль Гитлер!».

Майер также обнаружил записку, написанную должностным лицом, включённую в документы Нюрнбергского трибунала, в которой Кемпнер дал разрешение сохранить неклассифицированные документы «в целях публикации, чтения лекций и изучения». Но Майер заявил, что этот чиновник превысил свои полномочия и что Кемпнер не имел права на дневник или любые другие документы.

Майер считал, что дневник может быть ещё найдено, он сомневался, что его продали. «Такого рода акция обрела бы дурную славу, если бы они попытались его продать», — считает он.

Майер думал: — «Смогу ли я когда-нибудь найти эту вещь?».
Затем, в 2003 году ему позвонил адвокат сестры и архивариус одного из юридических агентств, предлагая ещё документы. Они хранились в запертом шкафчике недалеко от Буффало.

 Страницы из дневника нацистского идеолога Альфреда Розенберга, попавшие, наконец, в экспозицию Мемориального музея Холокоста в Вашингтоне. (/ AFP / Getty Images)

«Я был совершенно шокирован», — вспоминает Майер. — «Это было даже больше, чем материалы доктора Кемпнера … чего нам никогда не показывали».

Майер совершил две однодневные поездки для осмотра этого шкафчика, из которого вытащил ещё 300 ящиков с документами. Во второй поездке, он поднял вопрос о дневнике, рассказывая сестре, как он был разочарован, когда не нашёл его в этом шкафчике.

То, что он описал как «экспромт, без всякой подготовки», когда эта женщина сказала, что видела этот дневник в доме в Ландсдауне, и что он хранился в трёх красных обложках. Она рассказала, что присутствовала, когда её сестра сказала репортеру немецкого журнала, что она отдала дневник Ричардсону, профессору-пенсионеру, на «хранение».

«Я был поражён», — признаётся Майер.
Но найти Ричардсона и обнаружить дневник оказалось на удивление трудно, и музей обратился к Роберту К. Уитмену, отставному агенту ФБР, который провёл экспертизу по обнаружению пропавшей собственности. Уитмен  написал книгу «Бесподобно: Как я действовал под прикрытием, чтобы спасти похищенные сокровища мира», которые хранил Ричардсон, и как я обратился в офис прокурора США в Уилмингтоне, штат Делавэр, работая с отделом иммиграционного и таможенного законодательства, специализирующимся на возвращении похищенных артефактов».

Потребовалось 10 лет, чтобы найти Ричардсона и выполнить сложные правовые процедуры, необходимые для получения записей Розенберга. Наконец, в марте 2013 года, представитель федеральной власти съездил в северную часть штата Нью-Йорк и вручил Ричардсону повестку вызова в суд по делу о дневнике. Примерно четыре недели спустя, тот сдался. Ричардсон, которому сегодня 80 с небольшим, не ответил на просьбы о комментариях, да и власти отказались его обсуждать.
Прошло ещё несколько недель, прежде чем Майер сел на поезд и отправился в офис иммиграции и таможенного контроля, находящийся в городе Уилмингтон, где следователи в белых перчатках уже разложили на столе кипы бумаг. Майер вошёл в офис, чтобы увидеть сотни разрозненных страниц, которые сохранились,  как сестра напомнила сестра, в трёх красных обложках. Некоторые из них были написаны на обратной стороне листов, «украшенных» канцелярской нацистской свастикой.
«По прошествии семнадцати лет я, наконец, смотрю на это», — рассказывает Майер.

Выдержки из дневника нацистского идеолога Альфреда Розенберга были представлены в качестве доказательств на Нюрнбергском процессе по делу военных преступников.

Первая страница, которую он увидел, была датирована 2 апреля 1941 года и содержала фразу Гитлера, обращённую к Розенбергу: «Ваш великий час настал!».
«Это было подобно обнаружению белого кита», — сказал Майер, которому в настоящее время 63 года, и он старший советник по музейным архивам. «Но это не намного лучше, чем работать архивариусом».

Дневник, охватывающий с 1936 по 1944 годы, включает в себя записи о встречах Розенберга с «фюрером», описывает подковёрную борьбу внутреннего окружения Гитлера и вскрывает всю глубину антисемитизма Розенберга.

Розенберг служил рейхминистром оккупированных восточных территорий, а 28 марта 1941 года он торжественно провозгласил успех Института по изучению еврейского вопроса «с чёткой программой по удалению этой расы из Европы. И теперь это восприятие исторической необходимости подкрепляется властью».

Он хвастался, что «еврейские сокровища искусства», конфискованные его сотрудниками, «без сомнения, великолепны», стоимостью в 1 млрд. рейхсмарок, или около $ 250 миллионов. «Я покажу их скоро фюреру».
12 сентября 1941 года он записал в дневнике, что Германия получила сообщения о том, что советский лидер Иосиф Сталин планирует направить 400 тысяч пленных немцев в Сибирь. Розенберг приравнял это намерение к убийству, добавив, что «все мы чувствуем, что ненависть к Москве снова нарастает. Если Сталин осуществит этот план», — писал он, «Германия накажет за это евреев Центральной Европы».

Этот дневник не выставлен на всеобщее обозрение, но цифровое сканирование опубликовано на нашем сайте музея. Там ещё нет перевода на английский язык.

«Дневник описывает великое зло»,- утверждает Майер, «и, возможно, будет обучать будущие поколения тому, к чему может привести это зло.
Именно поэтому мы усердно ищем эти неопровержимые доказательства, иногда в течение очень долгого времени», — заключает он. -«Речь идёт о справедливости для всех жертв».

Share
Статья просматривалась 1 139 раз(а)