Хроники Эстер. Сюжетные пересечения в книге и жизни. Про книгу Ивана Плахова.

   Один знакомый архитектор, подарил толстенную книгу, свое первое литературное произведение. Говорят, все графоманы начинают исключительно с подобных обширных изданий. Я подумала – Ну вот, влипла! Теперь надо эти 843 страницы читать. А потом надо сыграть искренность, и восторженно петь о том какая замечательная книга. Потому что жалко обидеть хорошего человека.

    Книга оказалась довольно странной, в ней был главный, почти положительный герой, который вовсе не герой, а так «серый» человек. В ней были жуткие сцены насилия – которые не вызывали отвращения, в ней была (мягко говоря) эротика и разврат – который не возбуждал и не отвращал. Много чего было намешано,  читалась она довольно быстро, но не на одном дыхании. Книга требовала перерывов в чтении, но потом тянуло продолжить, были интересны многочисленные мысли и философствования автора. Самое главное, в моем случае, главный отрицательный герой маньяк-убийца и художник, был колоссально похож, во всем, на моего заказчика, тоже художника.

  Заказчик требовал от нас кровавых интерьеров смерти. И когда он заказчик-художник излагал нам свое видение интерьера, он говорил, один в один, словами художника-манька из книги Плахова.

Так что с любопытством ждала, а сколько еще пересечений сюжетной линии и моей жизни будет в этой книге.

    Хотя эти совпадения казались очень странными, но не страшными. Когда после прочтения книги, мы встретились с автором. Было это на ул.Мясницкой (улица кстати, не простая, есть в ней нечто  мистическое), так вот, шел дождь….

Я  жду г-на Плахова (псевдоним архитектора-писателя). Он подходит, мы стоим под  зонтиком и глядя в его абсолютно круглые окуляры очков, понимаю, что я не я, а персонаж чьего то ироничного романа, а Плахов – это и есть Плахов, тоже персонаж, но еще и автор и как ему взбредет написать, так и будет происходить в жизни.

Мне очень хотелось поделиться, с кем ни будь из знакомых, этим произведением. Но все кто приходил ко мне, увидев внушительные размеры книги, вели себя одинаково, как будто змею увидели – махали руками, с отвращением, и говорили следующее — Нет-нет-нет! Такая толстая книга, нет! Пусть кто ни будь другой,  почитает.

Попросила Плахова, сделать сокращенный вариант. Плахов, выудил из своей книги только одного «героя», манька- художника, получилось конечно не так кратко, как надо, что бы современная публика осилила. Я  разослала эту книгу всем своим хорошим знакомым, в основном архитекторам. Думала, что кто то, из уважения ко мне, прочтет. Но «ты меня уважаешь» не вышло, не прочел никто. Читателя, в наше время, найти сложнее, чем писателя.

И только одна моя подруга (тоже архитектор), через меня, г-н Плахов оказал ей маленькую профессиональную помощь. В благодарность, прочла таки сокращенный вариант книги.

Каково же было мое удивление, звонит подруга – Я прочла, я прочла книгу Плахова! Это прям как, про меня написано. Один в один про то, что сейчас происходит у нас в институте (подруга преподает в одном столичном вузе), один в один. Удивительно!

Я – У вас что, в институте одни маньяки???

Она- Причем здесь маньяки? Сюжетная линия как в жизни.

Тогда, я отправила ей еще одну книгу Плахова. С другим сюжетом. Вот ее ответ-

 

А за книгу Плахова — спасибо, читаю, правда не с таким упоением, как предыдущую,
(в той прям как по-живому было, и личной шкуры касалось)
моё глубокое уважение Автору!

Тогда я подумала, что архитектор, архитектора всегда поймет и то, что близко одному, становится близким другому. Если бы не один случай….

 

Два месяца пытались встретиться с одной журналисткой. Она хотела взять у меня интервью. Но наши расписания не совпадали «Ванька дома, Маньки нет…».

Когда таки журналистка до меня добралась, интервью превратилось, не в интервью, а в разговоры «за жисть» и архитектурную жизнь в том числе. Я рассказала ей про Плахова. Она, первый человек, кто попросил дать почитать книгу.

Я говорю – Хорошо!

И достаю книгу, с любопытством глядя на реакцию журналистки. Внушительные размеры книги, ни чуть ее не смутили, ее не смутило, что надо эту тяжесть нести домой, наоборот, ее заинтриговала книга.

Она сказала, радостно  – Эстер, когда прочту, откроете мне настоящую фамилию автора?

 

24.12.2013, получаю письмо от журналистки.

 

Эстер, добрый день.

сижу дома, болею. работаю дома, благо он-лайн проекты позволяют.

 

решилась написать. читаю книгу Плахова. не то, что  медленно читаю. Когда беру в руки -прочитываю по 50-80 страниц, потом откладываю надолго. потом опять читаю. некоторые книги и тексты вызывают почти физиологические переживания тошноты, но эта -нет. Несмотря на ее чудовищную по сюжету историю.

 

про сюжет. я об этом говорить и рассказывать с голоса не могу. но вот такой Дмитрий-убивец(и имя совпало) в моей жизни был. так что Ваше — о похожести  героев с реальными людьми — вполне себе и меня касается. странное стечение обстоятельств в жизни.

 

несколько лет назад на Арбате, где мы с родителями жили до окончания школы. поэтому кривоарабаткие переулки для меня родные и всегда чувствовала себя безопасно, в арке на меня напал мужчина и пытался задушить. вечером пол-9.

 

видела, как идут люди по переулку, метрах в 10, а я стояла в арке с чужими руками на шее, не видя нападавшего и понимала, что сейчас умру. освободится от такого захвата женщине маловероятно.

 

тогда меня — как я думаю — спасла молитва и отпушение всего.

хотя мысль — вот так по-глупому умереть в подворотне  — была. да.

тот человек почему-то хотел говорить и видимо его болтливость меня и спасла в том числе — несмотря на то, что сильно сдавливал горло, он задавал вопросы — и отвечать я могла только шепотом, оттягивая его руки.

 

он был серийным убийцей. убил 9 женщин, жестоко их разрезав, вытаскивал  внутренности, почти так же как в этом детективе, единственно что их не обезглавливал, и был  одиночкой. Мне потом всё это на Петровке рассказали, куда позвали — посмотреть на меня. ну, тогда я думала,  после Боткинской больницу — куда угодила после этого случая — почти с переломанной шеей — что они форменные идиоты-следователи. Я полуговорящая на Петровке в кабинете со стенами, увешанными убиенными, повешанными, в полуобморочном состоянии чувствовала себя , мягко сказать, странно.  Следователи, сказали, что этот человек решил оставить меня в живых, потому что он меня стал уважать. Так он сам сказал. Спрашивали, что такое я ему сказала, что он решил меня отпустить.

 

наверное, он сделал бы и в 10 раз это. просто у меня была тяжелая сумка на плече и она -то меня и спасла. Я не говорю о духовном моменте и Божьем решении. Это и так ясно. Но решение всегда имеет какое-то реальное воплощение -в сумке тяжелой или ином обстоятельстве.

 

После этого случая праздную в конце августа свой второй день рождения.

 

в той ситуации для меня было много странного-страшного. в том числе и то, что если человек тебя убивает и не говорит «я хочу тебя убить» — то перед законом нельзя доказать, что он убийца, пока не совершил убийства. Так что я проходила по общему делу даже не как потерпевшая, а как простой свидетель. несмотря на месяц в Ботке, обследования врачей, лечение и длительной реабилитации.  вот такое сюжетное пересечение книги и жизни.

 

С уважением, Лена

 

Вот такие дела…..

Share
Статья просматривалась 797 раз(а)