Американская балерина уходит из Большого театра, жалуясь на взяточничество. Перевод Игоря Файвушовича

Американская балерина уходит из Большого театра, жалуясь на взяточничество
http://www.nytimes.com/2013/11/15/world/europe/american-dancer-complains-of-bribery-at-bolshoi.html?src=me&gwh=377C0C148FF9A71A9000F9C561719988

 Дэвид М. Гершенхорн

Перевод с английского Игоря Файвушовича

Джой Уомак приехала в Москву в возрасте 15 лет. Фото: Джеймс Хилл для The New York Times

МОСКВА: Молодая танцовщица из Техаса, ставшая в прошлом году первой американкой, которая поступила в балетную труппу Большого театра после своего обучения в здешней Академии танца, оставила эту престижную сцену, утверждая, что ей было отказано в возможности выступать. В конечном итоге ей сказали, что ей придётся дать взятку в $ 10 000, чтобы получить сольную партию.

Уомак, американская студентка Академии хореографии, которая готовит танцовщиков для Большого театра, в 2010 году Фото: Джеймс Хилл для The New York Times

Танцовщица Джой Уомак, в 2009 году приехала в Москву в возрасте 15 лет для обучения в хореографическом училище Большого театра, которое официально известно как Московская государственная академия хореографии. Она была основана в 1773 году, и её выпускниками являются некоторые самые прославленные танцовщики в истории балета.
Слова г-жи Уомак, которые она высказала в телефонном интервью в четверг вечером, были впервые опубликованы в России новостным сайтом Известия, и они являются самыми последними в скандальных дискуссиях о Большом театре, которые возникали в этом году. Бывший ведущий солист балета Павел Вячеславович Дмитриченко находится под судом в Москве по обвинению в том, что в январе он организовал кислотную атаку, в результате которой Сергей Филин, художественный руководитель балетной труппы, почти ослеп.
В этом интервью, г-жа Уомак сказала, что она убита горем, оставляя Большой театр. В то же время, она описала глубоко тревожную обстановку в труппе, в которой решения о назначении на роль основываются не только на таланте, но и на гонорарах и личных отношениях. Она не подтвердила сообщения, что переходит в Кремлёвский балет.
Генеральный директор Большого театра Владимир Урин заявил в среду, что его сотрудники готовы сотрудничать с любым расследованием правоохранительных органов и призвал г-жу Уомак подать жалобу, на что она ответила отказом.
«Что касается обвинений руководителей балета в коррупции», сказал г-н Урин,« то Джой Уомак следует отстаивать свою позицию юридически».
Г-жа Уомак отказалась назвать сотрудника Большого, который ей сказал, что $ 10 000 помогут получить роль солистки. Она сказала, что эта цифра была упомянута после того, как она неоднократно настаивала, чтобы менеджеры выполнили её желание получать ведущие роли. «После окончания обучения у меня было много предложений, чтобы это воплотить», уверяет балерина.
«Неужели вы не понимаете, что вы американка?» «Вы должны быть умнее в таких вопросах и должны выяснить, кому вам придётся платить».
Когда некий сотрудник Большого упомянул сумму в $ 10000» г-жа Уомак, «это было отправной точкой сделки». Она добавила: «Это не секрет, что здесь многие танцовщики дают подарки».
Заявления о фаворитизме и других нарушениях в Большом возникли также в ходе судебного разбирательства дела о кислотной атаке, когда г-н Дмитриченко обвинил г-н Филина, состоящего в браке, в использовании своего служебного положения, чтобы вступать в романтические отношения с балеринами Большого театра. Филин отвергал это обвинение.
Г-жа Уомак сказала, что с тех пор, как она выступила с заявлением о взятке, она была «атакована своими коллегами-танцовщиками, которые очень напуганы», а также критике со стороны некоторых работников Большого, которые сказали, что её танец недостаточно хорош. Но она заявила, что лишь восхваляет педагогов и танцовщиков Большого театра: «Они действительно являются самыми лучшими в мире».
Она рассказала, что с самого начала столкнулась в Большом театре с бюрократическими трудностями в, в том числе, с проблемой получения рабочей визы. Г-жа Уомак вспоминает, что она неоднократно просила «государственный» контракт, который танцоры в России обычно получают от театра, имеющего статус государственного Вместо этого, она получила несколько краткосрочных контрактов, пояснив, что зачастую ей не платили, а когда платили, то наличными. «То, как всё в этом театре приходило в упадок, не было очень профессиональным»,считает она. «Это был своего рода сумрак».
Но г-жа Уомак сказала, что её основным требованием было получение ведущих балетных партий.
«Проблема в том, что меня даже не занимают в кордебалете», говорит она. «Я провела год в ожидании».
Г-жа Уомак рассказала, что в сентябре она подписала шестимесячный контракт с зарплатой в 198000 рублей, чуть более $6000, и ей было сказано, что 30 процентов будут вычитаться в качестве подоходного налога, в результате чего ей оставалось около  $700 в месяц, в городе, признанном одним из самых дорогих городов в мире.
Учёба в хореографическом училище Большого тоже оплачивается по высокой цене. Во время учёбы, г-жа Уомак был близка к тому, чтобы уйти, потому что её семья с трудом справлялась с оплатой $18000 в год. (Россияне там учатся бесплатно.) В то же время, спонсор из её церкви спас её карьеру, заплатив за операцию, необходимую из-за травмы ноги.
В своём интервью, г-жа Уомак публично рассказала о разрыве с Большим театром, разрушившим её мечты о том, чтобы быть первой американкой, которая стала звездой в этой труппе после обучения в его Академии.
«Это театр, который я люблю, и о котором я действительно мечтала», призналась она «Я очень, очень надеялась, что я смогу преодолеть эти препятствия. Вместо этого на меня смотрят как на осведомителя».

Share
Статья просматривалась 909 раз(а)