Трансформация Лютера

Если будет интерес к Лютеру, я что-

нибудь поставлю здесь в своем Блоге. 

Из комментариев

Изменение отношения Лютера к евреям можно проследить по нескольким последовательно вышедшим книгам Лютера на протяжении 20 лет (1523-1543). Эволюция этого отношения хорошо просматривается в названиях этих книг – от «Об Иисусе Христе, рожденном евреем» до «О евреях и их лжи». Между этими двумя книгами он написал еще две книги, так сказать, промежуточного содержания. Известны также многочисленные высказывания Лютера о евреях в его проповедях и комментариях на текст Библии, в частности:

— комментарий на «Послание Павла к римлянам»;

— комментарий на «Книгу Псалмов»;

— комментарий на Евангелие от Луки.

В вышеуказанных комментариях позиция Лютера по отношению к евреям еще повторяет традиционный католический подход. По мере того как формировалась теология Лютера как конкурирующая с католической верой, росли надежды Лютера на принятие евреями его учения. Для Лютера это было бы показателем триумфа его взглядов, так как со времени св. Августина традиционный христианский подход заключается в конечном признании христианства  правоты христианской теологии именно евреями. Такой надеждой пронизана его первая книга о евреях. В этом сочинении отмечается уважение к евреям как избранному народу. Это может показаться смешным, но Лютер сначала был даже согласен, чтобы его называли евреем. Книга обращена, в основном, к католической аудитории, от которой Лютер требовал мягкости по отношению к евреям и включения их в социальную жизнь общества.  И все это – ради обращения их в христианство.

К 1530-1540 годам положение Лютера, вождя Реформации в Германии, укрепилось. Стало также видно, что надежды Лютера на массовое принятие евреями протестантизма не оправдалось. Их нежелание креститься вызвало ответную реакцию Лютера. Он почувствовал себя обманутым в своих надеждах. С подозрением он стал относиться и к выкрестам, которых называли всего лишь «зрячими евреями». Проявились худшие черты характера Лютера, например, мнительность. Он даже стал подозревать евреев в попытке отравить его. Постепенно Лютер стал занимать все более и более антиеврейскую позицию. Последние сочинения Лютера о евреях носят откровенно грубый характер. В них он дает конкретные инструкции по обращению с евреями:

— сжигать синагоги;

— ломать и разрушать жилища евреев;

— отнять у евреев молитвенники и Талмуды;

— запретить еврейское образование;

— отменить охранные грамоты евреев;

— отобрать у них драгоценности, наличные деньги, запретить ростовщичество;

— раздать евреям орудия ручного труда, чтобы они трудились «в поте лица своего» (старинная мечта российских антисемитов).

«Мы должны изгнать их как бешеных собак», — написал Лютер в конце одного своего сочинения.

К старости приступы ярости и необузданности у Лютера усилились. Социальная среда того времени не была расположена к чужакам – евреям. Лютер, рассчитывавший завоевать авторитет своего учения за счет обращения в него евреев, просчитался. Теперь он должен был отмываться от звания защитника евреев, хотя, правды ради, следует сказать, что не поддерживал кровавые наветы на евреев.

Начало Реформации выглядело для евреев обнадеживающим. Обращение Лютера к Библии как высшему авторитету, возросший интерес к ивриту и изучение его – все это соответствовало новому гуманистическому подходу, целью которого было, конечно, не мир, дружба и братство, а просто лучшее понимание христианства. Освобождение от власти Папы, молитвы на национальном языке, скромность в одежде и молитвенных домах – все это, по крайней мере, внешне, сближало протестантов и евреев. Протестанты стали вторым, наряду с евреями, меньшинством в Европе. Мощь государства, усиление светской власти вырывало евреев из рук клерикалов. Протестантизм для евреев поначалу выглядел даже как предподготовка к мессианским временам. Урон, нанесенный католицизму, сближал евреев и протестантов. Протестантизм поначалу воспринимался ими как Божья кара за гонения евреев, а Лютер – сначала как «еврей», позже – как «брат евреев», еще позже все лютеране – как «бывшие мараны». Однако, все эти мнения высказывались в Италии и в Костантинополе, но не в Германии.

Ашкеназские мудрецы описывали время религиозных войн в Европе, как время относительного покоя для евреев. Евреи рассчитывали, что в результате этих войн наступит определенная веротерпимость, при которой евреям будет нечего бояться. Победа лютеран в Германии поначалу воспринимались евреями как победа их Бога, а погибшие гугеноты во Франции представлялись ими мучениками за веру (почти «Кидуш ха-Шем»).

Надежды евреев не оправдались. Лютер начиная с 30-х годов начал выказывать свое нетерпение, переходящее во враждебность. Власти Саксонии с подачи Лютера запретили евреям появляться в этой земле, за что Йосеф из Ройсхайма назвал Лютера «нечистым». Позднейшие грубые трактаты Лютера расценивались Йосефом как подстрекательские в отношении христианской толпы. Лютера стали сравнивать с Аманом, за помощью евреи стали обращаться даже к относительно умеренному католическому королю Карлу  V. В отношениях евреев и протестантов все более и более стали проявляться глобальные теологические различия в подходе к вере и практическим действиям (для евреев – к заповедям).

В отношениях евреев и христиан всегда были опасения взаимовлияния. Христиане, при всем их большинстве, тоже опасались внешнего влияния. Именно это увидел Лютер в появлении в Моравии секты субботников. Евреи также боялись влияния Реформации. Некоторая часть евреев обратилась в христианство в протестантском варианте. В этом плане протестантизм был также опасен, как и католицизм. В таких условиях евреями был найден своего рода технологический прием, когда стих Торы «И отделю тебя от всех народов» стал восприниматься как говорящий главным образом о пищевом кашруте, соблюдение которого позволит евреям удержаться в своей вере. Рабби Магарал из Праги (1520-1609) всем своим авторитетом призывал правителей отказаться от религиозного принуждения, отстаивая религиозную свободу человека. Он возражал против любой цензуры книг и высказываний. В атмосфере уже начала витать идея терпимости. Она была нова и для евреев, и для христиан. Время принципиальных перемен еще не пришло. Оно придет лишь после осознания доктрины общих религиозных и нравственных ценностей для евреев и христиан. Потребуется время нескольких поколений, чтобы эта идея укоренилась в сердцах людей. Справедливости ради, надо сказать, что в еврейской среде эта идея была высказана  раньше, чем в христианской — еще в начале 14 века рабби Менахемом ха-Меири. Однако новая система общих моральных ценностей не могла быть проявлена в полной мере ни тогда, ни — два века спустя, ни, возможно, — даже сегодня.

Share
Статья просматривалась 656 раз(а)

Добавить комментарий