О разных кушаньях и пробках… А. В. Сухово-Кобылин, «Смерть Тарелкина»

This post has been viewed 652 times

Тарелкин (указывая на закуску). Вот не угодно ли?
Расплюев (трет руки и подходит к столу). Не прочь, сударь, — не прочь.
Тарелкин (ставит вино и водку). Чем бог послал.
Расплюев (рассматривая с удовольствием закуску). Он недурно послал. (Берет хлеб и селедку. Вздыхает.) Эх, эх, эх — слабости человеческие. (Пропускает все и запивает вином.)
Тарелкин. Сыру не угодно ли?
Расплюев (переходя к сыру). Мы — и сыру. (Берет хлеб, отламывает кусок сыру, пропускает все и опоражнивает бутылку.)
Тарелкин (в сторону). Что за пасть такая?
Расплюев (жует). Именно… справедливо вы давеча в вашей речи упомянули, что душа-то та бессмертна.
Тарелкин (осматривая на свет пустую бутылку). Бессмертна… сударь, — бессмертна…
Расплюев (берет еще сыру). И знаете, — что с ее стороны обязательно: ни она ест, ни она пьет. (Жует.)
Тарелкин (собирает пустые тарелки). Да, действительно обязательно.
Расплюев (жует). Ну, если бы таперь душа да еще кушать попросила, так что бы это было… Ложись да умирай.
Тарелкин. Точно, умирай. (Хочет налить ему в рюмку.)
Расплюев (подставляя стакан). Нет, вот стакан. (Пьет.) Эх ты, валяй, гуляй, душа-девица.
Тарелкин (приносит еще хлеба). Что за пасть такая. Да это бездонная яма! Куда ж это у него проваливается?
Расплюев пропускает ломоть.
Еще… Что тебя, прорвало, что ли? (Вслух.) Скажите, как вы себя чувствуете?..

Расплюев. Ну — скажу вам, еще ничего не чувствую.
Тарелкин. Неужели?
Расплюев. Натура такая: орган. (Наливает стакан водки.)
Тарелкин. Это водка.
Расплюев. Водка — так водка. (Выпивает.) У меня это, батюшка, под одним номером.
Тарелкин смотрит на пол.
Вы чего ищете?
Тарелкин. А я смотрю — может, у вас днище выперло — так не проходит ли насквозь?
Расплюев (встряхиваясь на стуле). Нет, сударь!.. У меня крепко, — не пройдет. Вы слыхали, у Паганини хорош был инструмент?
Тарелкин. Слыхал.
Расплюев. Ну, у меня лучше.
Тарелкин. Верю.
Расплюев. Об этом инструменте расскажу вам, государь, гисторию: прихожу я этто в трактир; спросил калач, чаю; вот у меня инструмент мой и заиграл; песни такие — ну! стало, мол, работы просит. Делать нечего: подай, говорю, ветчины порцию, икорки порцию, водки по препорции, — думаю, так, мол, червяка этого я тем и заморю. — Съел. Представьте себе, милостивый государь, не берет!
Тарелкин. Тссссс…
Расплюев. Хорошо, думаю; отвалил еще хлеба, сыру спросил, хересу выпил; а меня, милостивец, еще злее на еду позывает. Фу-ты, мол, штука какая? Давай, говорю, блинов! Пропустил десяток, послал другой в погоню — только зуб разгорается, — третий! Хоть ложись да умирай — не берет!!
Тарелкин. Необычайно!!
Расплюев. Вижу, дело плохо — все хляби мои стало, мол, разверзлись; и приказал, сударь, я подать по-нашему, по-русски: аржанова хлеба коврижину, три сельдины — по полену каждая, да квасу жбан — перекрестился — восчувствовал этак, съел; ну, будто и завязало. Так у меня тут (хлопает себя по брюху) огнь неугасимый и червь неутолимый.

Понять крик души Расплюева в числовом выражении поможет нам Вильям Васильевич Похлебкин (на эту удивительную книгу «Кушать подано!» мы уже ссылались ранее).
1. Калач – 409 г, пара чая – заварочный чайник на 260 г и чайник для кипятка на 1,3 л – общий объем 1,5 л жидкости. Общий вес заказа – около 2 кг.
2. Порции (трактирные, по состоянию на 60-е гг. 19 века): ветчина – полфунта (205 г), икра четверть фунта (102 г), хлеб по фунту к ветчине и икре – 0,8 кг; графинчик водки – 250 г. Общий вес заказа – 1,4 кг пищи.
3. Хлеб, сыр, херес – точное количество неясно; вероятно, общий вес заказа – около 0,75 кг.
4. Три порции блинов (по 10 блинов, 60 г каждый блин) – итого 1,8 кг блинов.
5. Коврижина черного хлеба – ок. 2,5 кг. Три сельдины, по полену каждая (астраханский залом) – 1,2 кг х 3 = 3,6 кг. Жбан квасу – вероятно, 3 л. Итого – около 10 кг пищи.
Таким образом, в целом Расплюеву для полноты счастья потребовалось порядка пуда пищи и питья.

Share