halemПамяти Владимира Халемского

 

Пришла весть о кончине Владимира Халемского — актера и публициста.

Соседа, с которым мой сын приятельствовал при походах в бассейн.

Почти ровесника, что наводит на нерадостные раздумья.

Ниже — его краткая автобиография для сайта Zman.com, где он несколько лет был еженедельным горячим колумнистом, чьи реплики с нетерпением ожидали читатели.

Как всегда, раньше уходят лучшие…

Благословенна твоя память, Владимир…

Реувен Миллер

 

Владимир Халемский

По молодости окончил эстрадно-цирковое училище. После чего 12 лет играл на сцене Московского государственного Мюзик-Холла. Затем, решив сменить амплуа, продолжил учебу в Государственном институте театрального искусства имени Луначарского. В начале 1990 решил сменить Москву на Иерусалим, где год проработал на радио «Коль Исраэль». Затем 18 лет играл в театре «Гешер», сыграв 28 ролей, параллельно работая на американском радио. Затем, сменив театр «Гешер» на театр «Бейт Лесин», за два года сыграл одну роль, но хорошую.

А вот, его реплика со Zman.com . Хоть написана  года три назад, а актуальна и сегодня.

 

 Проснись и пой! (Реплика)

В еврейской среде круг вопросов всегда был шире круга ответов. Так бы мы и жили дальше, если бы все допустимые нормы не превысил круг проблем. Жванецкий как-то предложил русскому народу принять слабительное и снотворное одновременно, пообещав пробуждение под большим впечатлением. Судя по тому, что еврейский народ ощущает с наступлением нового дня, не мешало бы десять раз проверить, что же нам такое на ночь глядя намешивают.

Например, однажды на сон грядущий мы прочли книжку «Эхуд Барак — солдат номер один», и в результате ни свет ни заря выскочили из Ливана, как воры из курятника, забыв белье, танки и южно-ливанскую армию (ЦАДАЛ). Сколько раз вся страна засыпала со словами «территории в обмен на мир», а просыпалась без территорий и без мира, но под большим впечатлением.

«Примите уход из Газы как должное, — шепнули нам политики, запейте водой и засыпайте». Наутро жители Беэр-Шевы, Ашкелона и Ашдода обнаружили Газу у себя под окнами. Большое это произвело впечатление.

Много лет наиболее усыпляющее действие оказывала таблетка с загадочным названием «Американские гарантии». Целебные свойства лекарств, как правило, не зависят от личности министра здравоохранения, но в Белом доме свои правила: сменился министр — и снотворное, стало слабительным. Доброе утро, товарищи. Переходите к водным процедурам.

Просьба не строить на территориях была хроническим заболеванием всех американских президентов. Болезнь прогрессировала и со временем превратилась в хроническое требование. Затем выявился ряд побочных явлений и осложнений — понятие «территории» распространилось на северный Иерусалим, включая район Рамот, и на южный Иерусалим, включая жилой массив Гило.

Дала о себе знать и старая фронтовая болячка «Голаны», откуда простреливаются не только образцово-показательные мошавы и кибуцы, но и Тверия.

Любой американский президент, особенно во время падения рейтинга, чувствовал себя в Иерусалиме достаточно комфортно. Попробовал бы он так покомандовать у себя дома, где уже давно поняли, что король-то (пардон – президент) — голый. Вот он и командует здесь: где строить, где не строить — потому что нет более одержимых американских патриотов, чем израильтяне. Только с приходом Обамы в Израиле поняли, что пора ввести новый политический термин – «свиной грипп» и пора лечить, а не залечивать, вскрывать, а не скрывать. Будет больно. Придется потерпеть. На время расстаться с дежурными улыбками, подхихикиваниями и похлопываниями по плечу.

Такие выражения, как «апартеид», «оккупация», «влавствовать над другим народом», пора воспринимать как провокацию с искажением исторической правды. Эти формулировки являются лучшим возбуждающим средством для палестинских арабов, которые и так находятся в состоянии крайней невменяемости на почве веры в ностальгические мифы об изгнании, веры в символы в виде ключей от домов, где жили их предки. Так что не расчесывайте, господин президент. Не расчесывайте. У нас своих чесальщиков хватает.

Начитавшись, глядя на ночь, трудов наших интеллектуалов, арабы просыпаясь, начинают путать ключи от дома с правом на землю. Ни один американский президент не объяснил им, что свой дом и своя земля — это не одно и тоже. Дом может быть своим, и за ржавые ключи, в конце концов, можно получить компенсацию. Земля может быть только государственной. Ее можно только арендовать. Взамен арендованной земли, в качестве компенсации можно получить другую арендованную землю. Это объясняли арабам турки, британцы и только евреи платили, не задумываясь. Теряли и опять платили.

Арабы привыкли жить по принципу: убил и унаследовал. Один и тот же участок они умудрялись продать евреям трижды — и каждый раз евреи были под большим впечатлением, а главным сионистом был кошелек. Сегодня новое поколение арабов приходит к нам с теми же ржавыми ключами и козьим пометом как свидетельством изгнания. Это превращается в массовый психоз, и исцеляющей прививкой мог бы стать обмен территориями и населением. Землю за землю. Компенсацию — за строение. Мир — за мир. Гражданство — за преданность. Депортация — за предательство.

01.07.2010

 

Share