Л.Шустер. Тексты про Веллера тексты (продолжение).

ТЕКСТЫ ПРО ВЕЛЛЕРА ТЕКСТЫ

( ПРОДОЛЖЕНИЕ)

N.B. Комментируемая часть структурной части статьи М.И.Веллера /1/, кото-
торая приводится ниже, выделена в тексте жирным шрифтом.

М. И. В. – 7

  Однажды еврейский ребенок узнает, что он еврей. Эго значит, что от дразнений и мордобоя справедливого спасения нет. Он – не русский. Справедливость существует не для него. Он такой же, как все. Только – опущенный. Выражаясь современным языком – языком тюрьмы и концлагеря. Бить, дразнить, отбирать что-то, и только за то, что он – еврей, – входит в правила детского общежития. И никакие родители, никакие деньги от этого спасти не могут, если даже они и есть. Более того: быть евреем – стыдно. В этом есть что-то нехорошее. Чего не должно быть. Это лучше скрывать, умалчивать, не касаться этой темы. А чтобы как-то компенсировать свое непоправимое несчастье – надо делать что-то сверх того, чего ожидают от всех. Ну… помогать делать уроки. Никогда не жалеть пол-пирожного и вообще ничего. Приветствуются лихие проделки: Еврей, а тоже что-то смелое может. У еврея с раннего детства больше оснований для задумчивости. Больше препятствий. И формируется мировоззрение: Если хочешь чего-то добиться – ты должен думать, как обойти запреты, как найти решение. Ты должен работать упорно, сколько угодно, пока не добьешься. Ты должен делать больше других, чтобы тебе позволили – может быть! – стать вровень. А жаловаться некому. Так устроен мир. И вы интересуетесь, почему евреев процентно больше на всех хороших местах? Потому что они привыкли сносить тычки и унижения. Хлебать дерьмо полной ложкой и улыбаться на людях, а блевать только вдали от чужих глаз. Вставать на раз больше, чем упал, и не жаловаться, что подножка была нечестной – честных приемов по отношению к себе они и не ждут.

ЕСЛИ ЖИЗНЬ НЕ ПРЕВРАЩАЕТ ЕВРЕЯ В ЛАКЕЯ – ОНА ПРЕВРАЩАЕТ ЕГО В ГЛАДИАТОРА.

Лакеев много, очень много. Рабство порождает рабов. Но гладиаторы – на виду, бросаются в глаза. Вот так и формируются слагаемые успеха: упрямство, упорство, старательность, вдумчивость, терпение, изобретательность, хитрость и ум. Плюс врожденный темперамент южного народа, любовь к знаниям: как-никак тысячи лет подряд евреи были поголовно грамотным и читающим народом Книги. Кто ещё?

*  *  *
Нет, что ни говори, жидам
везёт, куда там мне и вам!

Ведь мы их с детства закаляем,
гоняем, бьём и унижаем,
и, развивая в них терпенье,
не отдыхаем ни мгновенья:
себе в ущерб, всё для евреев,
для них, известных всем злодеев!

Так в постоянной тренировке
жид обучается сноровке,
которой у других-то нет:
вот в чём залог его побед!

В итоге нашего труда
жид ко всему готов всегда!

Что ж остаётся им, жидам?
Сказать »Спасибо!»мне и вам,
но им присущая коварность
уничтожает благодарность:
хотя у нас ажур со слухом,
не ведаем ни сном ни духом,
где благодарность иудеев
за то, как мы о них радеем…

* * *
1.

Что я не русский, а еврей,
Узнал об этом от людей.
Спасибо людям – не забыли,
И для порядка просветили.

Я – к предкам, но они молчали
И ничего не объясняли;
Сказали только – да, еврей…
И сразу: тише! – Понимаешь,
Со временем ты сам узнаешь…

Вот – всё, и никаких затей!
Но… тон,
Но… их смущённый вид…

Так мне открылось, что я – жид,
Что очень стыдно быть евреем,
Что как бы грех на иудеях,
Что всё-то в них нехорошо,
Что вот один слушок прошёл…
Что все равны у нас народы,
Но вот жиды – они уроды!

Я – жид, но лучше им не быть.
Всё, промолчим: вопрос – закрыть!

2.

Нет, если б я жидом родился,
Я б, когда вырос, удавился:
Ведь жид опущен от рожденья –
Ему нет жизни ни мгновенья.

Напомню: по понятьям нашим
Еврея место – у параши,
Но, если вдруг о нём забыли,
И до поры не опустили,
То помнит жид про свой шесток –
Влез потихоньку и молчок…

Так пидор в зоне не гуляет
И приключений избегает.
Конечно, службу он несёт,
Кому положено—даёт,
Но лишний раз рот не откроет:
Он знает, чем его закроют!

Вот так и жид, жидовьи дети –
Молчат, боятся жить на свете,
Себя стыдятся, не шуршат,
И носом вниз, и в землю взгляд…

Нет, если б я жидом родился,
То я б, ей-богу, удавился.

* * *
Пока недавно от пелёнок,
Наивен маленький жидёнок –
Не хочет он со дня рожденья
Быть почти всюду исключеньем.

И сколько раз, терпя нападки,
Не понимая, чем он гадкий,
Тоскливо хлопая глазами,
Стоял жидёнок перед вами.

Вам было жаль порой его…
Но что убудет от него? –
Уж очень скоро жид взрослеет:

Жид через малый срок сумеет
Незаменимым другом стать
Тем, кто не может сам решать
Задачки, разрешать сомненья,
Что излагают в сочиненьях –
Он нужен всем по всем урокам!

И тут не нужно быть пророком,
Чтоб догадаться: всё, что можно,
И даже то, что невозможно,
Он рад отдать за слово “друг”,
За чувство, что он принят в круг
Друзей, что он ребятам – равный:
Вот стимул для жидёнка главный!

Но быстро юности мгновенья
Нас покидают. Отрезвленье
Само приходит к нам, когда
Делиться нужно, господа!

Когда повсюду – там и тут
Друзья проходят в институт,
А ты? – Тебе не подфартило,
Увы, и места не хватило…

Когда за твой законный труд
Другому премию несут,
Ну, и так далее… Известно,
Всё, что творится повсеместно!

Тогда поймёшь, жидёнок жалкий –
Не зря собака знает палку,
И что напрасно ты старался:
Жидом ты был – жидом остался…

( продолжение следует )

Share
Статья просматривалась 608 раз(а)