Все течет, но мало что меняется

Все течет, но мало что меняется

 

Блестящий публицист XIX века Николай Васильевич Шелгунов (1824-1891) одно время сотрудничал с журналом «Русское слово», где вел внутреннее обозрение под названием «Домашняя летопись».

Недавно я обнаружил в нашей Герценке конволют его публикаций в «Домашней летописи» и сделал выписки, которые и предлагаю пользователям СЕТИ.

«Пусть каждый из нас по совести скажет, что хорошего он внес в общую сумму наших умственных и материальных приобретений? На что мы можем указать со справедливой гордостью и сознанием своего национального гения?

Англичанин покажет на огромный результат его деятельности по таблицам Всемирной выставки и уверить нас, что он трудолюбив и богат.

Немец представит нам множество земледельческих улучшений и флегматично ответит: поля и виноградники мои превосходно возделаны, семейство сыто и одето, в обществе нет отвратительного пьянства и наглого воровства.

Но, что мы, — мы, как общество и народ, сделали путного среди нашей невыносимой трескотни слов о прогрессе и среди бесплодных криков о наших исполинских силах?

Где же дело-то, настоящее серьезное дело?

Ну, а чем мы особенным отличить? Уж не самодеятельностью ли среди полной бездеятельности?

Людей даровитых и рыцарски честных у нас мало, да мы вообще не очень любим их. Но откуда же взять их? Они не растут, как репа и капуста на огородах.

Их не воспитаешь статьями Громеки и Страхова и циркулярными посланиями таких ораторов, как Леонтьев.

Способных и честных людей подготавливает сама жизнь, обставленная такими социальными условиями, которые содействовали бы их свободному развитию. А мы что делали для этого?

Пописываем разные книжки, стихи и повести, и думаем, что вот ими-то мы и понаделаем тьму тьмущую гениальных людей.

Положим, что наше будущее станет превыше облаков небесных, но какая же нам то от этого польза?

Да и то надо заметить, что хорошее будущее вытекает из недурного прошлого и настоящего. Одно поколение передает свой труд другому. А это продолжает его и, в свою очередь, завещает дальнейшему преемнику.

Но что мы оставим грядущим временам и нашим детям? Разве водопроводную башню и замечательные летописи нашего винного откупа!

Нет, господа оптимисты, перестанем услаждать себя разными надеждами, а обратимся к тому, что имеем в настоящем.

Только бедняки и нищие мечтают о предстоящем богатстве…».

«Социальное развитие и образование народа связываются между собою взаимодействием.

Но объяснить социальное развитие прямой и единственной зависимостью от образования – крайне близоруко.

В истории всякого народа можно найти эпохи, в которые он развивался под влиянием тех или других политических причин, помимо процесса его образования, достигая сравнительно высших фаз социального развития.

Если мы будем надеяться только на одну грамотность, да образование, то нам придется очень долго идти подобно тому ослу, который, видя привязанный к его лбу перед глазами клок сена, думал, что его можно достигнуть посредством движения вперед.

Какая бесконечная перспектива была бы нашим уделом, если бы мы поверили, что отдаленные блага образованности помогут нам скоро исцелиться от наших недугов.

Неужели нам придется еще целые столетия утешаться только одними надеждами на будущее!

Это даже противно природе человека, который всегда ищет и должен искать предпочтительно улучшения настоящего, которое в его в руках, а не «ловить синицу в небесах» неизвестной никому будущности».

«До тех пор, пока всякий человек занят поиском того, что необходимо для его существования (это именно положение нашего крестьянина) не может быть ни охоты, ни времени заниматься более возвышенными предметами, не может быть создана никакая наука.

А возможна только разве попытка (видите, как мало) сберечь труд применением тех грубых и несовершенных орудий, какие в состоянии изобрести и самый невежественный народ.

В таком состоянии общества, первый важный шаг вперед составляет накопление богатства. Ибо без богатства не может быть досуга, а без досуга не может быть знания».

«В общественной жизни должны быть вызваны действительные потребности образованных людей и открыты им новые стези для практического применения их знаний. Этой стороной мы сильно страдаем.

Обстановка домашней жизни в крестьянском быту мало гармонирует с образованием. Грубость и насилие семейных отношений, курная изба, набитая животными и людьми без разбора, дымящаяся лучина в длинные зимние вечера, вечная забота мужика о том, как отделаться от оброка и повинности – все это плохо вяжется с естественным стремлением человека к образованию».

«Когда спят 70 миллионов людей, на пространстве 400 тысяч квадратных миль, — такое явление заслуживает полного внимания со стороны общественного физиолога.

А то, что мы спим во всю ивановскую – это недавно доказал господин Водов.

Говоря о причинах, задерживающих развитие наших производительных сил («Современное слово», 1868, №99), он вычислил, что на каждой квадратной миле мы вырабатываем только 440 рублей, тогда как другие народы из той же квадратной мили извлекают до 4.126 рублей.

То есть мы производим при одинаковых и даже лучших условиях своего географического положения почти в 10 раз меньше, чем гнилой Запад.

Такой сон положительно вреден. Но и это еще не все.

Обладая превосходной черноземной почвой и беспримерным избытком ее, мы еще ухитряемся терпеть голод и не находить сбыта своему труду, так что и хлеба мало и работы нет.

Вот это уж из рук вон плохо».

Шелгунов Н.В. – Домашняя летопись. СПБ, 1868. №268576.

 

Правда звучит вполне современно? Так будем дальше спать, или, все-таки, начнем менять ситуацию…?

 

Александр Рашковский, краевед, 22 февраля 2013 года.

 

 

 

 

Share
Статья просматривалась 807 раз(а)