О разных кушаньях и пробках… Л. Н. Толстой, «Война и мир» — 1

В начале марта, старый граф Илья Андреич Ростов был озабочен устройством обеда в английском клубе для приема князя Багратиона. Граф в халате ходил по зале, отдавая приказания клубному эконому и знаменитому Феоктисту, старшему повару английского клуба, о спарже, свежих огурцах, землянике, теленке и рыбе для обеда князя Багратиона. Граф, со дня основания клуба, был его членом и старшиною. Ему было поручено от клуба устройство торжества для Багратиона, потому что редко кто умел так на широкую руку, хлебосольно устроить пир, особенно потому, что редко кто умел и хотел приложить свои деньги, если они понадобятся на устройство пира. Повар и эконом клуба с веселыми лицами слушали приказания графа, потому что они знали, что ни при ком, как при нем, нельзя было лучше поживиться на обеде, который стоил несколько тысяч. — Так смотри же, гребешков, гребешков в тортю положи, знаешь! — Холодных стало быть три?… — спрашивал повар. Граф задумался. — Нельзя меньше, три… майонез раз, — сказал он, загибая палец… — Так прикажете стерлядей больших взять? — спросил эконом. — Что ж делать, возьми, коли не уступают. Да, батюшка ты мой, я было и забыл. Ведь надо еще другую антре на стол. Ах, отцы мои! — Он схватился за голову…

— Так, так, — закричал граф, и весело схватив сына за обе руки, закричал: — Так вот же что, попался ты мне! Возьми ты сейчас сани парные и ступай ты к Безухову, и скажи, что граф, мол, Илья Андреич прислали просить у вас земляники и ананасов свежих. Больше ни у кого не достанешь…

…Граф Илья Андреич сидел напротив Багратиона с другими старшинами и угащивал князя, олицетворяя в себе московское радушие. Труды его не пропали даром. Обеды его, постный и скоромный, были великолепны, но совершенно спокоен он всё-таки не мог быть до конца обеда. Он подмигивал буфетчику, шопотом приказывал лакеям, и не без волнения ожидал каждого, знакомого ему блюда. Всё было прекрасно. На втором блюде, вместе с исполинской стерлядью (увидав которую, Илья Андреич покраснел от радости и застенчивости), уже лакеи стали хлопать пробками и наливать шампанское.

Share

3 комментария к «О разных кушаньях и пробках… Л. Н. Толстой, «Война и мир» — 1»

  1. Дорогой Виктор!
    Вопрос немного не по теме. Знаете ли Вы Геннадия Русакова? Он из Вашего переводческого племени, от МИДа и ООН. Я в своем блоге поставил его стихотворение.

    1. Нет, дорогой Ефим, я его не знаю. Скажу шире: к «переводческому племени от МИДа и ООН» я никакого отношения не имел – по причине или причинам, достаточно очевидным: «рылом не вышел», если сформулировать в двух словах. Вся моя переводческая деятельность была ограничена государственной границей СССР (о чем я говорил неоднократно – см., в частности, мои «Записки переводчика» [«Заметки по еврейской истории», №10(133)]. В загранкомандировках не бывал ни разу. Впервые выехал за рубеж в 1993 году, в турпоездку, то есть, за свой счет.

      1. Спасибо, дорогой Виктор! Я думаю, что дело не только в этом. Мне кажется, что Вы чрезвычайно скромный и интеллигентный человек.

Обсуждение закрыто.