Ленинград — Кавказ и обратно

Эссе Надежды Кожевниковой побудило вспомнить меня о своем знакомстве с Кавказом. Однажды мне по графику выпал отпуск в марте месяце. Я был тогда молодоженом, ждал первого ребенка, но еще по- холостяцки привык справляться со своим отпуском самостоятельно. Я купил путевку в Гагры и собрался ехать. Я ожидал гневной реакции жены и приготовился к слезам, крикам, может быть, даже пощечине. К моему удивлению жена отнеслась с этому спокойно, даже с юмором. «У тебя же отпуск за прошлый год, когда ты был еще холостым. Поезжай, конечно!», сказала она. В марте Черное море еще очень холодное, около 14-17 градусов, но ведь это Черное море! Я купался каждый день. Однажды я пошел в горы, долго там гулял и, когда спускался, меня встретил пожилой абхаз. Он зазвал меня в свой домик, угостил чем-то и напоследок дал громадную охапку лавра, лаврового листа. Не могу понять, как я довез эту охапку до дому. Несколько лет после этого мы совершенно не нуждались в лавровом листе при варке борща, например. Из Сухуми я должен был лететь в Питер, но через Минск, где жила моя теща. Мы приехали в аэропорт группой, все вместе, и совершенно неожиданно один из моих согруппников дал мне бутылку шампанского. «Где ты взял?», — спросил я его. «Там спи..ил», — сказал он, махнув рукой в неопределенную сторону. Русская простота поистине хуже воровства, но в данный момент простота и воровство были вместе. А я, молодой дурак, представьте, не отказался от этой бутылки, взял ее! В аэропорту же я купил сувенир, который показался мне привлекательным, но бывшем, на самом деле, верхом безвкусицы – в запаянном стекле электролампочки в воде плавал белый лебедь. Когда я приехал к теще, она очень обрадовалась, но была чем-то и огорчена. Чем? Я узнал это при расставании. «Фима!, — сказала она мне, взяв за руку, — обещайте, что больше не будете оставлять Женю одну». Моя замечательная теща, аристократка, уроженка – беженка из Польши всегда называла меня на «вы». Мне стало стыдно. Конечно, я обещал ей это и с тех пор старался исполнять обещание, хотя и не всегда удавалось. Я помню случай, когда теща взяла меня за руку второй раз. У нас было уже трое детей, а теща лежала в нашей питерской квартире, умирая от рака желудка. «Иди,  посиди с мамой, — попросила мне жена, — она не должна быть одна!». Я вошел в комнату и сел около тещи. Она взяла меня за руку. «Фима, — сказала она мне, — вы не бросите Женю? Я должна быть спокойна».  Не бросите Женю?! В то время я боялся, что меня бросит Женя — красавица, умница, выпускница ЛГИТМиК, почти актриса, но без всяких богемных замашек. Слава богу, никто никого не бросил, наши три дочки закончили институты, вышли замуж и родили детей, моих внуков.

2 комментария к «Ленинград — Кавказ и обратно»

  1. Как правило, не знаешь, что зафиксирует память, а что исчезнет незамеченным ею. При том, что рассказ содержит «будничную» информацию о путешествии, в ней угадывается стремление автора проследить основные вехи/вешки той жизни, в частности, двух эпизодов с тёщей. Написано хорошо, читается с удовольствием.

    Спасибо, дорогой Ефим, за ваше внимание к моим публикациям.
    Я какое-то время отсутствовал и не знаю, удалось ли вам что-то выяснить в связи с получением информации о количесиве посещения авторской страницы. Был бы вам чрезвычайно признателен, если бы вы поделились информацией об этом,если вам удалось что-то выяснить.
    Другой вопрос, если позволите? Как попасть в список меток, которые появляются в правой колонке, типа : Блог Ефима Левертого. Я указываю метки при звгрузке материала, но ничего подобного не получаю. Поделитесь, пожалуйста, если знаете. Мой адрес, на всякий случай : rrkules@gmail.com/
    Ваш Роланд

    1. Спасибо, уважаемый Роланд, за внимательное чтение. Действительно, два эпизода с тещей являются настолько центральными в моем рассказе, что я даже хотел назвать его «Два касания руки». Однако, я подумал, что такое название будет немного слащавым, и решил назвать рассказ более формально.
      На Ваши вопросы я отвечу в Вашем блоге.
      Ваш Е.

Обсуждение закрыто.