Семьи счастливые и не очень

Предыдущая запись Инны Ослон напомнила мне начало другого, по-своему не менее знаменитого романа: “All happy families are more or less dissimilar, all unhappy ones are more or less alike,” says a great Russian writer in the beginning of his famous novel Anna Arkadievitch Karenina. Заметим, что цитируемая «Ада» представляет собой блистательный образец литературного хулиганства, столь свойственного Набокову; в частности, там он всячески резвится и на поле перевода – примеров тому множество. Это и Anna Arkadievitch Karenina в первой же фразе романа, и перевод (во второй фразе «Ады») другого названия толстовского произведения, Detstvo i Otrochestvo, как Childhood and Fatherland (обратим, кстати, внимание на рифму «отрочество» у Толстого – «отечество» у Набокова). И так далее, и так далее. Подобный настрой не был чужд и самому Толстому – а иначе зачем он, например, начинает великий русский роман французским текстом протяженностью в целый абзац.

Share

3 комментария к «Семьи счастливые и не очень»

    1. Непременно! «Ада» — это книга для необитаемого острова. Как, впрочем, и «Война и мир».

Обсуждение закрыто.