Лорина Дымова. «Венеция тоже хороший город…»

This post has been viewed 816 times

 

ВЕНЕЦИЯ ТОЖЕ ХОРОШИЙ ГОРОД…

 

Разговор с Гаей – девятилетней внучкой, живущей в Голландии.

Вместе с сестрой и родителями она собирается на выходные в Париж, где уже была два года назад.

— А ты в скольких странах была? – спрашивает она меня.

Я начинаю считать: Болгария, Венгрия, Польша, Англия…

Она – свои страны: Америка, Италия, Франция, Германия…

— У кого больше? – ревниво интересуется она.

— По-моему, у тебя, — радую я ее.

— А когда тебе было девять лет, в скольких странах ты была?

Я начинаю объяснять, что в те времена из России за границу не выпускали, и я считала не страны, а города, в которых побывала, на зависть моим друзьям по двору, которые вообще нигде не были.

— Городов было много? – деловито спрашивает Гая.

— Очень много. Но я не знала, можно считать или нет города, через которые проезжал наш поезд, когда я куда-нибудь ехала. Считать или нет город, на вокзале которого он на несколько минут делал остановку. Например, город Курск, где мы стояли пять минут.

— Ты там была, но это не считается, — говорит Гая.

— Наоборот, это считается, но я там не была, — говорю я.

Гая довольно долго размышляет и соглашается.

— А как быть с твоей Америкой? – спрашиваю я. – Я не уверена, что она считается.

— Почему?!

— А ты что-нибудь помнишь?

— Не-е-ет. Но ведь мне же было только два года! – она обижена: и как я этого не понимаю?

— Так это еще хуже моего Курска.

— Но я же в Америке была! Ну и что же, что маленькая?

— Ну, ладно, — милостиво соглашаюсь я, — Америку считать будем. Но мне очень жалко, что ты не была в Курске. Замечательный город!

— Ты в нем тоже не была! – укоризненно говорит Гая. – Откуда же ты знаешь?

— Но наш поезд там стоял пять минут, я многое успела увидеть.

— Что?

— Большой, грязный, заплеванный вокзал.

Гая разочарована.

— А еще что?

— Будку, в которой продаются прокисшие пирожки с капустой.

— Вкусные?

— Отвратительные.

Гая не понимает, что же хорошего в Курске, но не подает виду.

— Венеция тоже хороший город, — робко говорит она. – Там каналы.

— Венеция?! – восклицаю я удивленно. – Да она не идет ни в какое сравнение с Курском! В Курске есть такие вещи, о которых в Венеции даже не слышали!

— Какие? – Гая уязвлена.

— Ну, я же говорю, например, пирожки с капустой. Ты, когда была в Венеции, хоть раз такие ела? Или видела где-нибудь?

— Нет, — признается она. — А ты ела?

— Я? Нет! – твердо отвечаю я.

— Почему?

— За ними была огромная очередь, надо было стоять десять минут, а у нашего поезда остановка была только пять минут. Я не успела.

Гае нечего возразить.

— Венеция тоже хороший город, — неуверенно повторяет она.

— Наверное, — соглашаюсь я, — но с Курском не сравнить!

Гая, понимая, что побеждена, грустно умолкает и идет заниматься музыкой.

Share

12 comments for “Лорина Дымова. «Венеция тоже хороший город…»

  1. Специально посмотрел список самых благоприятных городов. Курска там нет.

    Милая Лорина, вы зря тратите иронию — в данном случае ее не понимают. Но с вашим «Курском» вы в хорошей кампании:

    «… Проснуться ночью в тихом городке, гордящимся наличием на карте. Наверное, топограф был в азарте, иль с дочкою судьи накоротке …».

        • Очень красиво. Спасибо. А Серпухов для меня не абстрактный город, как Курск, — с ним связано многое в моем детстве и в юности. Мы жили в поселке Львовская (рядом с Подольском), на полпути между Москвой и Серпуховым, и ездили не только в Москву, но и в Серпухов. Не говоря уже о Тарусе.

  2. Специально посмотрел список самых благоприятных городов. Курска там нет. Венеции, впрочем, тоже. И я вспоминаю наши несерьезные детские споры о том, какой город лучше. Каждому было чем похвастать из материальной области: высокие дома (Москва), большие арбузы (Астрахань), отличное сало (Киев),(извините за некошерность) и т.п. И только я молчал, молчал и, наконец, выпалил: «А у вас белые ночи есть? А у вас мосты разводятся?».

    • И все-таки Курск,как говорит Ваша внучка, не в счет. Вот если бы Вы там на вокзале пообедали, как Гурченко и Басилашвили, тогда бы было в счет.

      • А теперь я поставлю здесь небольшой отрывок о моей замечательной однофамилице Денизе Левертов:

        «Теперь пора читателю отдохнуть и немного рассеяться. Овец, в отличие от своих соплеменников, евреи могут считать, иначе как бы Яаков отсчитал двести овец в подарок своему брату Эйсаву, когда шел на встречу с ним (Брейшит, 32, 14-15). Д. Левертов уподобляет себя Яакову, подсчитывающего овец — города, с которыми у нее связаны глубокие личные воспоминания. В стихотворении «Подсчитывая овец» поэтесса, начавшая беспристрастно перечислять города ее памяти, в конце стихотворения восклицает, «поглаживая любимую овечку»: «Лондон! Милый Лондон!» — город ее детства и юности.

        Мехико-Сити — смог и свет, но бесцветность.
        Лос-Анжелес — свет и смог, но бесцветность.
        Сан-Франциско — скупая пастель.
        Бурый песчаник, серая гарь, черное стекло — Нью-Йорк.
        Бостон — облака и деревья, но бесцветность.
        Бронзовый Рим. В жемчужно-зеленых переливах Париж.
        Милый, тёмный от копоти портлендский камень Лондона.
        Темный от копоти камень Лондона.
        Камень. Лондона…
        (Подсчитывая овец. Пер .М.Кореневой)».

  3. Очень патриотично, дорогая Лорина! Нам так 70 лет доказывали, что остальной мир «с Курском не сравнить». А ведь и правда, не сравнить. Но и сравнивать не нужно.

Comments are closed.