Лорина Дымова. «Венеция тоже хороший город…»

 

ВЕНЕЦИЯ ТОЖЕ ХОРОШИЙ ГОРОД…

 

Разговор с Гаей – девятилетней внучкой, живущей в Голландии.

Вместе с сестрой и родителями она собирается на выходные в Париж, где уже была два года назад.

— А ты в скольких странах была? – спрашивает она меня.

Я начинаю считать: Болгария, Венгрия, Польша, Англия…

Она – свои страны: Америка, Италия, Франция, Германия…

— У кого больше? – ревниво интересуется она.

— По-моему, у тебя, — радую я ее.

— А когда тебе было девять лет, в скольких странах ты была?

Я начинаю объяснять, что в те времена из России за границу не выпускали, и я считала не страны, а города, в которых побывала, на зависть моим друзьям по двору, которые вообще нигде не были.

— Городов было много? – деловито спрашивает Гая.

— Очень много. Но я не знала, можно считать или нет города, через которые проезжал наш поезд, когда я куда-нибудь ехала. Считать или нет город, на вокзале которого он на несколько минут делал остановку. Например, город Курск, где мы стояли пять минут.

— Ты там была, но это не считается, — говорит Гая.

— Наоборот, это считается, но я там не была, — говорю я.

Гая довольно долго размышляет и соглашается.

— А как быть с твоей Америкой? – спрашиваю я. – Я не уверена, что она считается.

— Почему?!

— А ты что-нибудь помнишь?

— Не-е-ет. Но ведь мне же было только два года! – она обижена: и как я этого не понимаю?

— Так это еще хуже моего Курска.

— Но я же в Америке была! Ну и что же, что маленькая?

— Ну, ладно, — милостиво соглашаюсь я, — Америку считать будем. Но мне очень жалко, что ты не была в Курске. Замечательный город!

— Ты в нем тоже не была! – укоризненно говорит Гая. – Откуда же ты знаешь?

— Но наш поезд там стоял пять минут, я многое успела увидеть.

— Что?

— Большой, грязный, заплеванный вокзал.

Гая разочарована.

— А еще что?

— Будку, в которой продаются прокисшие пирожки с капустой.

— Вкусные?

— Отвратительные.

Гая не понимает, что же хорошего в Курске, но не подает виду.

— Венеция тоже хороший город, — робко говорит она. – Там каналы.

— Венеция?! – восклицаю я удивленно. – Да она не идет ни в какое сравнение с Курском! В Курске есть такие вещи, о которых в Венеции даже не слышали!

— Какие? – Гая уязвлена.

— Ну, я же говорю, например, пирожки с капустой. Ты, когда была в Венеции, хоть раз такие ела? Или видела где-нибудь?

— Нет, — признается она. — А ты ела?

— Я? Нет! – твердо отвечаю я.

— Почему?

— За ними была огромная очередь, надо было стоять десять минут, а у нашего поезда остановка была только пять минут. Я не успела.

Гае нечего возразить.

— Венеция тоже хороший город, — неуверенно повторяет она.

— Наверное, — соглашаюсь я, — но с Курском не сравнить!

Гая, понимая, что побеждена, грустно умолкает и идет заниматься музыкой.

12 комментариев к «Лорина Дымова. «Венеция тоже хороший город…»»

  1. Специально посмотрел список самых благоприятных городов. Курска там нет.

    Милая Лорина, вы зря тратите иронию — в данном случае ее не понимают. Но с вашим «Курском» вы в хорошей кампании:

    «… Проснуться ночью в тихом городке, гордящимся наличием на карте. Наверное, топограф был в азарте, иль с дочкою судьи накоротке …».

        1. Очень красиво. Спасибо. А Серпухов для меня не абстрактный город, как Курск, — с ним связано многое в моем детстве и в юности. Мы жили в поселке Львовская (рядом с Подольском), на полпути между Москвой и Серпуховым, и ездили не только в Москву, но и в Серпухов. Не говоря уже о Тарусе.

  2. Специально посмотрел список самых благоприятных городов. Курска там нет. Венеции, впрочем, тоже. И я вспоминаю наши несерьезные детские споры о том, какой город лучше. Каждому было чем похвастать из материальной области: высокие дома (Москва), большие арбузы (Астрахань), отличное сало (Киев),(извините за некошерность) и т.п. И только я молчал, молчал и, наконец, выпалил: «А у вас белые ночи есть? А у вас мосты разводятся?».

    1. И все-таки Курск,как говорит Ваша внучка, не в счет. Вот если бы Вы там на вокзале пообедали, как Гурченко и Басилашвили, тогда бы было в счет.

      1. А теперь я поставлю здесь небольшой отрывок о моей замечательной однофамилице Денизе Левертов:

        «Теперь пора читателю отдохнуть и немного рассеяться. Овец, в отличие от своих соплеменников, евреи могут считать, иначе как бы Яаков отсчитал двести овец в подарок своему брату Эйсаву, когда шел на встречу с ним (Брейшит, 32, 14-15). Д. Левертов уподобляет себя Яакову, подсчитывающего овец — города, с которыми у нее связаны глубокие личные воспоминания. В стихотворении «Подсчитывая овец» поэтесса, начавшая беспристрастно перечислять города ее памяти, в конце стихотворения восклицает, «поглаживая любимую овечку»: «Лондон! Милый Лондон!» — город ее детства и юности.

        Мехико-Сити — смог и свет, но бесцветность.
        Лос-Анжелес — свет и смог, но бесцветность.
        Сан-Франциско — скупая пастель.
        Бурый песчаник, серая гарь, черное стекло — Нью-Йорк.
        Бостон — облака и деревья, но бесцветность.
        Бронзовый Рим. В жемчужно-зеленых переливах Париж.
        Милый, тёмный от копоти портлендский камень Лондона.
        Темный от копоти камень Лондона.
        Камень. Лондона…
        (Подсчитывая овец. Пер .М.Кореневой)».

          1. Да. Она была в Москве, Питер и где-то насчет Некрасова. А больше нигде не была. Не повезло.

  3. Очень патриотично, дорогая Лорина! Нам так 70 лет доказывали, что остальной мир «с Курском не сравнить». А ведь и правда, не сравнить. Но и сравнивать не нужно.

Обсуждение закрыто.