Лорина Дымова. «Автобус номер 22»

 

АВТОБУС НОМЕР 22

Этот город не был похож ни на один из тех городов, где Вике приходилось жить: на него не распространялись законы  ни логики, ни здравого смысла, ни даже природы.

Впервые что-то такое заподозрить ее заставил автобус номер 22. Она собиралась доехать на нем до центра, а там пересесть на восемнадцатый, но уже по дороге обнаружила, что двадцать второй идет как раз туда, куда ей было нужно. Порадовавшись удаче, Вика вскоре об этом забыла, но, оказавшись однажды на другом конце города и соображая, как же ей оттуда выбраться, вспомнила, поскольку  именно в этот момент двадцать второй автобус остановился перед ней, как лист перед травой. Она даже охнула от удивления, вскочила в него чуть ли не на ходу и через какие-нибудь десять минут оказалась точно там, куда ехала. «Какой удобный маршрут!» — подумала она, однако опять не придала этому значения. Но когда, позвонив врачу, который принимал где-то у черта на рогах, она спросила у сестры, как до них добраться, и когда та ответила, что удобнее всего будет сесть на двадцать второй, Вика поняла, что мистика – единственное объяснение происходящему. Тут же позвонив по объявлению в газете о приеме на курсы поваров, она небрежно поинтересовалась: «А ехать к вам лучше всего двадцать вторым?» — и, получив утвердительный ответ, приняла это как данность, успокоилась и стала ездить повсюду только автобусом номер 22.

 Еще одним подтверждением, что город живет по своим собственным, необъяснимым правилам, был огненно-рыжий человек,  который  на протяжении одной и той же поездки входил в автобус несколько раз на разных остановках.  Поднявшись в автобус, Вика сразу обратила на него внимание, на его пожароопасную шевелюру.  Рядом с ним сидел, будто для контраста, небольшой продолговатый человечек в черной одежде с темным, почти черным лицом, похожий на головешку, вытащенную из костра. «Еще бы, как тут не сгореть!», — улыбнулась про себя Вика и уткнулась в книжку. На одной из остановок она оторвалась от чтения и посмотрела на входную дверь. В автобус поднимался рыжеволосый верзила, похожий на того, который уже ехал, как брат-близнец. Вика бросила взгляд на того, первого, и увидела, что его нет, а место свободно. «Значит, не там вышел и вернулся», — подумала она, но рыжий полез в карман, достал деньги  и купил билет. «По инерции», — объяснила она себе и увидела, как рыжий прошел вперед и сел туда же, рядом с обугленной головешкой, хотя свободных мест было полно. Головешка равнодушно взглянула на нового (или старого) соседа и стала смотреть в окно. Происшедшее никого, кроме Вики, ни в малейшей степени не удивило, и она, решив  тоже не обращать на рыжего внимания, опять открыла книжку. Однако когда через несколько остановок в автобус снова вошел тот же самый рыжий и сел на свое пустующее место, Вика решила, что все-таки, скорее всего, сошла с ума и, пересев на другой автобус, поехала в обратном направлении, забыв, куда и зачем собралась.

Вернувшись домой, Вика приняла душ, чтобы смыть с себя весь этот абсурд, заварила свежего чая и включила телевизор. Слава Богу, хоть там все было как всегда, ничего необычного. По российским каналам показывали президента. Он сидел за маленьким столиком в своем кабинете, а напротив него – какой-то министр, то ли здравоохранения, то ли сельского хозяйства, Вика в них постоянно путалась. «Есть отдельные недостатки, — говорил министр, не отрывая загипнотизированного взгляда от переносицы президента, — но мы их исправим за счет внутренних резервов». «Обязательно исправьте за счет внутренних резервов, — хмурился президент. – Плохо, когда есть отдельные недостатки!»

Вика щелкнула переключателем. На втором канале за тем же столиком в том же костюме сидел тот же президент, но напротив него замер, как кролик перед удавом, другой министр – то ли сельского хозяйства, то ли здравоохранения, и, не отрываясь, смотрел на переносицу своего визави. «Обязательно исправьте за счет внутренних резервов, — еще строже говорил президент. – Никуда не годится, что есть отдельные недостатки!»

Вика глотнула чая и подумала, что у нее все-таки поехала крыша. Она даже встревожилась и полезла было за валерьянкой, но… но внезапно поняла технологию этих передач! Президента сняли один-единственный раз за этим столиком, а в кресло напротив сажают каждый раз нового министра – как в Сочи делали снимки на пляже: ты вставляешь лицо в круг,  вырезанный в фанере, на которой изображен джигит на коне или русалка – все зависит от твоего вкуса. Так что столик, президент и отдельные недостатки с внутренними резервами – это фактически та же самая фанера, а кого вставлять в этот интерьер, зависит от вкуса режиссера.

Как только Вика это поняла, все сразу же встало на свои места. Успокоившись, она переключила телевизор на местный городской канал и перед ее глазами поплыли  знакомые улицы, вывески, перекрестки.

— Мы ведем прямой репортаж из автобуса номер 22, — бодро сказала ведущая. – В этот летний весенний вечер мы решили проехаться по освещенным улицам нашего любимого города, посмотреть на лица прохожих… в нашем случае – на лица пассажиров, послушать, о чем они говорят, о чем мечтают…

Как это «летний весенний вечер»?..

Вика прибавила звук.

Салон автобуса был заполнен примерно на треть, люди уютно сидели на своих местах, смотрели в окно, переговаривались. Оператор дал крупным планом водителя, одетого почему-то в смокинг. Руль, зеркало, касса были увиты живыми цветами.

— Ну и ну! – Вика поставила чашку с чаем рядом с собой на пол и уставилась на экран.

— Мы подъезжаем к очередной остановке, — доверительно проговорила ведущая. – Хотя подглядывать и неприлично, но мы все-таки постоим в сторонке и посмотрим, послушаем…

Она кокетливо улыбнулась и исчезла, а камера сосредоточилась на входящих.

Молоденькая девушка в джинсах и маечке поднялась по ступенькам, показала проездной, автоматически улыбнулась водителю и прошла в салон, ничем не выказав удивления странным нарядом шофера, чего Вика от нее безусловно ждала. Следом за ней в автобус вошел мужчина лет тридцати пяти, полный и рыхлый. Вместо билета он протянул водителю какую-то картонку, которая оказалась фотографией.

— Кто это? – спросил шофер.

— Дочки… — смущенно улыбнулся толстяк. – Одной шесть, другой семь. Красавицы!

Водитель внимательно изучил фотографию и кивнул.

— Красавицы. Старшая портнихой будет, а младшая медсестрой.

— Дай-то Бог! – согласился счастливый папаша и прошел вглубь автобуса.

Двое пожилых пенсионеров, муж и жена, заплатили за билеты и, не прореагировав на смокинг, направились к двум свободным сиденьям в середине салона. Однако, усевшись, жена сказала, показав на водителя:

— Ты видел? Видел?!

Муж кивнул.

—  С ума сойти! Он сбрил усы! Вот уж не ждала!

А камера тем временем вернулась к входной двери.

Тощий мужик в очках протянул водителю какую-то странную бумажку.

— Что это? – поинтересовался тот.

— Билет, — сказал мужик, а потом пояснил: — На самолет.

— А-а-а, — протянул водитель. – А почему мне? У меня же автобус.

— А это неиспользованный. Я к Никодимычу не полетел, сдал билет, а у них не было наличных. Ну, сказали, чтобы я ездил, пока не верну деньги. Чтобы отмечал, сколько раз проехал.

— Отмечаешь? – строго спросил шофер.

— А как же! – воскликнул очкастый и достал из кармана клочок бумаги, где был нарисован частокол палочек.

Водитель пересчитал их два раза.

— Так тебе еще ездить и ездить!

— Ну-у! – протянул мужик.

— А Никодимыч? – поинтересовался шофер.

— А он решил сам сюда мотануть.

— Другое дело, — одобрил водитель. – Проходи.

Он  закрыл дверь, приподнялся на сиденье, оправил смокинг, и автобус тронулся.

«Сумасшедший дом какой-то», — подумала Вика, но уже как-то вяло: что  еще можно было ожидать от двадцать второго?

На экране опять появилась ведущая, но Вике все это надоело, и она выключила телевизор.

В это мгновенье позвонили в дверь.

«Еще какая-нибудь чертовщина!» — подумала Вика и на цыпочках подошла к дверному глазку. Соседка, живущая над ней, на шестом этаже, стояла перед дверью и старательно делала жалобное лицо.

«Какой ужас! – охнула про себя Вика. – Сейчас начнет рассказывать про свои болезни». 

Она бесшумно отошла от двери и легла на кушетку.

— Я так и подумала, что ты спишь, — сказала соседка, садясь на подоконник и отряхивая крылья. – Я к тебе опять за солью. Еле добралась. Спину разогнуть не могу… Вот здесь стреляет, будто…

— Садись, — Вика показала на кресло. – Я сейчас.

Она вышла на кухню, открыла окно и спорхнула с него на балкон третьего этажа, где жила ее подруга.

Share
Статья просматривалась 857 раз(а)

2 comments for “Лорина Дымова. «Автобус номер 22»

  1. Ефим Левертов
    24 сентября 2012 at 8:48

    Да, Вы правы, Лорина, наша жизнь это сплошной Кафка.

    • 24 сентября 2012 at 8:53

      Причем в любой точке земли. Одно и то же, но по-разному.

Comments are closed.