Женщины, работавшие в Нью-Йорке под началом-депутата-демократа, рассказывают о его сексуально агрессивном офисе

This post has been viewed 622 times

Женщины, работавшие в Нью-Йорке под началом-депутата-демократа, рассказывают о его сексуально агрессивном офисе
Сэм Дольник и Дэнни Хаким
http://www.nytimes.com/2012/08/30/nyregion/
Перевод с английского Игоря Файвушовича, Хадера

Пять женщин, которые работали под началом Вито Дж. Лопеса, депутата Законодательного собрания, оказались в центре сексуального скандала, связанного с неоднократными сексуальными домогательствами. В частности, в офисе с ними грубо разговаривали, часто со стороны шефа и других работников допускались нежелательные движения, требования носить провокативную одежду, личные вопросы об их бой-френдах, и всё это — под страхом репрессий, если они пожалуются.

По их рассказам, г-н Лопес, 71, демократ Законодательного собрания Бруклина, сказал некоторым женщинам, чтобы они не носили на работе бюстгальтеров. Он от них требовал, чтобы они носили короткие юбки и высокие каблуки. Он давал им деньги на покупку ювелирных изделий и делал комплименты их фигурам, уделяя особое внимание тем, кого он называл «не обделёнными его добротой».

По заявлениям нескольких опрошенных женщин, Лопес расспрашивал об их личной жизни, призывая порвать со своими друзьями, и бранил тех женщин, которые были новенькими в этом офисе, и которые недостаточно взахлёб его хвалили.

Одна из этих женщин, Стефани М. Фрайот, рассказывала на диктофон, в то время как другие четыре говорили при условии полной анонимности. Г-жа Фрайот, 28 лет, сообщила, что г-н Лопес никогда прямо её не домогался, но что в офисе «существовала определённая культура поведения, когда разрешалось всё».

Другая женщина описала «атмосферу запугивания», в которой, как поведали она и другие бывшие сотрудницы, г-н Лопес лавировал между грубыми шутками и неприятными тирадами.

«Он мог бы прокомментировать блузку, в которую я была одета или: «Я предпочёл бы, чтобы у вас не было бюстгальтера», — рассказала одна из его бывших сотрудниц. «Это было самое минимальное, что он мог бы выкинуть».

Скандал о сексуальном домогательстве, который охватил политический мир Нью-Йорка, начался в прошлую пятницу, когда Комитет Законодательного собрания по этике признал обоснованными претензии о сексуальных домогательствах г-на Лопеса к двум женщинам. Комитет выпустил постановление с осуждением г-н Лопеса, одного из самых крупных городских политических боссов, освободив его от должности председателя Комитета и запретив использование на службе стажёров и других лиц, не достигших возраста 21 год. Этот документ описал инцидент как «широко распространённое поведение с использованием нежелательных словесных выражений» и подтвердил, что г-н Лопес допускал устные домогательства, щупал и целовал двух своих сотрудниц без их согласия.

Через несколько дней газета «Нью-Йорк Таймс» сообщила, что Шелдон Сильвер, спикер Законодательного собрания и один из самых влиятельных демократов штата, подтвердил факт секретного платежа в июне в размере $ 103080, чтобы замять прежние заявления двух других женщин против г-на Лопеса, будто они никогда не обращались в Комитет по этике. Это «урегулирование» вызвало многочисленные призывы к расследованию вопроса обращения к Законодательному собранию. Признано, что г-н Сильвер тогда уступил и сделал ошибку.

Губернатор Эндрю М. Куомо и другие депутаты призвали г-н Лопеса уйти в отставку, но тот сопротивлялся. Однако г-н Лопес всё же заявил во вторник, что не будет оставаться в должности председателя Демократической партии Бруклина в следующем месяце, а это решение значительно уменьшит его полномочия.

Показания этих пяти женщин говорят о том, что обвинения в сексуальных домогательствах, признанные на прошлой неделе Комитетом по этике, были частью давнишнего дела.

Г-н Лопес и его помощники в среду не отвечали на телефонные звонки и электронную почту, требующие комментарии по поводу обвинений этих женщин, но г-н Лопес энергично отрицает предыдущие обвинения, заявив: — «Обвинения, выдвинутые против меня, являются несправедливыми и не соответствуют действительности. Я никогда намеренно не прикасался или пытался поцеловать одну из истиц. Я никогда никого не принуждал, и не стал бы этого делать».

Адвокат г-на Лопеса Джеральд Б. Лефткоурт от комментариев отказался.

Г-н Лопес является пережитком той эпохи, когда партийные лидеры могли щедро вознаграждать своих друзей и изгонять врагов в никуда. Он служил в Законодательном собрании с момента его избрания в 1984 году и возглавлял Демократическую партию Бруклина с 2005 года на посту, который принёс ему огромное влияние и дал непревзойденную власть в выборе судей районов Нью-Йорка и в замещении политических вакансий.

Он также был основателем Совета пенсионеров «Ridgewood Bushwick», одной из крупнейших некоммерческих организаций Бруклина и обладал надёжной поддержкой избирателей и государственных контрактов.

Окружной офис г-н Лопеса на Южной Пятой авеню, который обычно гудит от просьб о помощи избирателей и сплетен политических и торговых советников, был укомплектован в основном привлекательными молодыми женщинами, по словам тех, кто там работал. Рассказывает г-жа Фрайот: — «Вито не нанимает уродливых девушек». Имена всех пяти женщин, контактировавших с «Нью Йорк Таймс», большей частью, были обнаружены в списках их работодателей Некоторые из них не знали друг друга. Ни одна из этих женщин в настоящее время там не работает. Как правило, они были в возрасте 20 лет, когда работали в офисе, ещё не были уволены, но все боялись последствий отказов от непристойных предложений начальства или их жалоб. Большинство из них оставалось на работе в течение нескольких месяцев, но не лет.

Их жалобы на г-на Лопеса перекликались друг с другом. Одна из них рассказала, что г-н Лопес предложил ей поехать с ним в ночные поездки; две другие рассказали, что он попросил их не носить бюстгальтеры; третьим он велел носить короткие юбки; а все вместе сказали, что они боялись его темперамента. И все они добавили, что сопротивлялись его натиску.

«Никто не знал, как реагировать, но когда его не было, все только и говорили об этом: — «Это возмутительно!», — заявила одна из этих женщин. «Люди будут пытаться это игнорировать и пытаться как-то жить с этим, потому что поведение Лопеса было очень угрожающим».

В дополнение к этим пяти женщинам, «Нью Йорк Таймс» взяла интервью у некоторых бывших сотрудниц, которые рассказали, что слышали о неприемлемом поведении, но не были свидетелями или испытали это на себе, а немногие были удивлены такими утверждениями.

«Я никогда не видела ничего подобного», — сказала Луиза Гарсия, 29 лет, которая сказала, что она получала удовольствие, когда в своё время работала у г-на Лопеса в 2010 году. «В ретроспективе, это был удивительный опыт – наблюдать и набираться навыков той власти и уважения, которыми обладал в Бруклине г-н Лопес».

Несколько других сотрудников, с которыми связалась газета, отказались говорить с журналистами.

Как и многие другие выборные должностные лица, г-н Лопес требовал, чтобы его сотрудники много работали и принимали участие в общественных мероприятиях вечерами, после рабочего дня в офисе. Одна женщина рассказала в интервью «Нью Йорк Таймс», что от неё требовалось быть «улыбчивой и кокетливой», и все остальные женщины сказали, что от них требовалось быть доступными семь дней в неделю, а одна пожаловалась, что её отругали за то, что она взяла короткий отпуск.

«Люди боятся уволиться, потому что у него огромная сеть знакомств», — говорит одна из женщин. «Если вы увольняетесь, будучи в плохих отношениях с Лопесом, никто вас не примет на работу, потому что они побоятся Вито».

Некоторые из опрошенных женщин сказали, что они запуганы г-ном Лопесом, и в результате вынуждены терпеть постоянные несправедливые замечания, вопросы личного характера, а также предложения о том, как им застёгивать свои блузки.

Последняя капля для г-жи Фрайот, переполнившая каплю её терпения, появилась в мае 2010 года, когда помощник одного из политических союзников г-н Лопеса делал ей агрессивные предложения провести выходные депутатских каникул на курорте в Кэтскилле.

Она рассказала, что отмела это предложение, но позже ночью, два других политических помощника Лопеса прижали её к стене и попросили вернуться в их гостиничный номер.

«Мне было страшно, потому что я чувствовала, что у меня нет тыла», — вспоминает она.

Она рассказала об этом инциденте г-ну Лопесу, но он пожал плечами и предупредил г-жу Фрайот о молчании. «Он выразился примерно так: — «Закрой рот. Я позабочусь об этом. Тебе нужно обо всём молчать».

Г-жа Фрайот сказала, что она чувствовала, что г-н Лопес больше озабочен поддержанием своих политических связей, чем её благополучием.
«Мне было так противно», говорит она. Вскоре после этого она ушла с работы и теперь служит социальным работником в Бруклине. Для г-жи Фрайот недавние заявления Лопеса о его невиновности прозвучали подобно оправданию. «Когда я прочитала обвинения, для меня это было своего рода облегчением», — сказала она. «Я думала: — «Как долго это будет продолжаться, прежде чем будет обнародовано?»

Share