Дмитрий Некрасов о левых

Ровно за 2 месяца до террористической атаки ХАМАС, в своем тексте про мировое противостояние «левых» и «правых» нарративов (ссылка в комментарии) я, среди прочего, написал: «Отдельной миной замедленного действия для мировых «левых» являются их традиционные симпатии к палестинцам и шире разнообразным радикальным исламистам. Ближний восток еще не раз станет ареной столкновения нарратива о «защите бедных и угнетенных» с благополучием, здравым смыслом и необходимостью обеспечения социального порядка. И это очевидный цугцванг. Левые не смогут не поддержать «угнетенных», однако любые успехи в их «защите» в данном регионе почти наверняка приведут к смертям, разрушениям и бедности».

Понятно, что я не мог предвидеть такой формат кризиса, мои мысли были скорее в логике «самоуправление отсталых народов виа внешнее управление ими». Однако предсказание про мину замедленного действия для «левых» начинают сбываться. В первые дни возникла иллюзия сохранения относительной адекватности «левого» мейнстрима. Однако история с ракетой и больницей показала, что обойти мину все же не получится. Ведь больница — это только начало. Еще будет много трупов мирных палестинцев, включая детские. А на горизонте та самая развилка «самоуправление отсталых народов виа внешнее управление ими», которую я предрекал. После окончания операции нужно будет принимать какие-то решения о принципах управления сектором Газа.

Для того чтобы смоделировать дальнейшую эволюцию западного «левого» мейнстрима имеет смысл обратиться к историческим примерам того, как левые реагировали на провалы и издержки одобряемой ими политики. Наиболее часто реализуемой стратегией было не замечать неудобные факты. Сталинские репрессии, репрессии в республиканской Испании, венгерское восстание 1956 года, безумства кхмеров в Камбодже – список довольно длинный. Неудобные факты не вот чтобы тотально замалчивались, но не становились причиной раскола движения и главным вопросом повестки.

Сейчас подобная стратегия осложняется тем, что фотографии происходящего в онлайн режиме приходят к каждому западному обывателю, а тема арабо-израильского противостояния слишком долго занимала первые полосы. «Не заметить» ключевые развилки процесса будет сложно.
Меньший набор примеров это: Финляндия 1939, Чехословакия 1968 и Афганистан 1979. Данные события раскалывали «левых» на разочаровавшихся «приличных людей» и радикализирующихся «истинно верующих». Понятно, что в той или иной пропорции подобный раскол происходит всегда, однако в указанных примерах число «приличных людей» явно перевешивало. Оценка самой террористической атаки ХАМАС не может быть точкой такого раскола. Ее осуждает абсолютное большинство. А вот поддержка того или иного плана дальнейших действий и отношение к действиям Израиля может подобной точкой стать. И шансы на второй 1968 невелики. Да и 1968 подтолкнул некоторых разочаровавшихся в СССР левых в сторону маоизма и поддержки самого дикого людоедства «культурной революции».

Более вероятен условно «кубинский» сценарий, когда несмотря на все большие свидетельства преследования инакомыслящих и экономические неудачи симпатии мировых левых интеллектуалов еще долго оставались на стороне «острова свободы». Подобная реакция «левых» на многие мировые проблемы в свое время немало поспособствовала глобальному отрезвлению периода Рейгана-Тэтчер. Однако это процесс не быстрый, и многое будет зависеть от акцентов и пропорций. В частности, последовательная публичная защита очевидных про-палестинских фейков – та самая мина, с которой я начал.

Также стоит вспомнить и о том, как «не западные левые» реагировали на собственные провалы. «Культурная революция» была прямым следствием страшного голода, вызванного идиотизмом «большого скачка». Аналогичная связь между голодом 1932-33 и большим террором в СССР, если и недоказуема прямо, то кажется весьма вероятной. Сталин говорил, что по мере движения к социализму классовая борьба обостряется. Поэтому не исключаю, что по мере поступления новых порций фотографий убиенных палестинских детей случится череда «отмены отменяющих» внутри тусовки.

В общем запасаюсь попкорном. Мину я предсказывал, а вот масштабы разрушений от ее взрыва еще не вполне понятны.

2 комментария для “Дмитрий Некрасов о левых

  1. Дмитрий Некрасов о левых

    Ровно за 2 месяца до террористической атаки ХАМАС, в своем тексте про мировое противостояние «левых» и «правых» нарративов (ссылка в комментарии) я, среди прочего, написал: «Отдельной миной замедленного действия для мировых «левых» являются их традиционные симпатии к палестинцам и шире разнообразным радикальным исламистам. Ближний восток еще не раз станет ареной столкновения нарратива о «защите бедных и угнетенных» с благополучием, здравым смыслом и необходимостью обеспечения социального порядка. И это очевидный цугцванг. Левые не смогут не поддержать «угнетенных», однако любые успехи в их «защите» в данном регионе почти наверняка приведут к смертям, разрушениям и бедности».

    Читать дальше в блоге.

  2. Дмитрий Некрасов о левых

    Ровно за 2 месяца до террористической атаки ХАМАС, в своем тексте про мировое противостояние «левых» и «правых» нарративов (ссылка в комментарии) я, среди прочего, написал: «Отдельной миной замедленного действия для мировых «левых» являются их традиционные симпатии к палестинцам и шире разнообразным радикальным исламистам. Ближний восток еще не раз станет ареной столкновения нарратива о «защите бедных и угнетенных» с благополучием, здравым смыслом и необходимостью обеспечения социального порядка. И это очевидный цугцванг. Левые не смогут не поддержать «угнетенных», однако любые успехи в их «защите» в данном регионе почти наверняка приведут к смертям, разрушениям и бедности».

    Читать дальше в блоге.

Добавить комментарий