Майкл Кофман, Роб Ли. Надо готовиться к долгой войне (в сокращении). Часть 2, окончание

Майкл Кофман, Роб Ли. Надо готовиться к долгой войне (в сокращении). Часть 2, окончание

Foreign Affairs (США) 10 мая 2023 г.

Начало см. https://blogs.7iskusstv.com/?p=115607

ВСУ надеются на точность западной техники и данные разведки. Подход США и Европы заключается в том, чтобы обучать украинские ВС общевойсковым тактикам, принятым в НАТО. Запад требует, чтобы ВСУ воевали, как армия НАТО, подобно тому, чему их учили инструкторы альянса. Проблема заключается в том, что ВС НАТО не привыкли вести боевые действия без превосходства в воздухе, созданного и поддерживаемого авиацией. Украинским же солдатам приходится преодолевать оборону России без такой поддержки с воздуха, к которой привыкли западные инструкторы.

Оборона России не является непробиваемой, но она может быть достаточно прочной, чтобы ослабить украинские силы на линиях обороны и выиграть время до прибытия подкреплений. Глубокоэшелонированная защита русских предназначена, чтобы не позволить прорыву получить положительные результаты, конкретно — чтобы помешать наступлению противника «набрать обороты». Предстоящая атака ВСУ должна проверить сценарий, написанный в Киеве и западных столицах: могут ли украинские силы, обученные Западом и оснащенные вооружением союзников, сражаться и прорывать укрепленные позиции русских.

Украинские формирования и российская оборонительная линия на момент начала контрнаступления ВСУ будут «неизвестными переменными», что затрудняет прогнозирование хода предстоящих боев. Неясно, предоставил ли Запад достаточные средства: снаряжение для прорыва, машины для разминирования и понтонно-мостовое оборудование. Сейчас внимание Вашингтона, ЕС и Киева сконцентрировано на танках и истребителях, но с течением времени логистика, обучение и вспомогательные средства оказывают наибольшее влияние на ход сражения.

Недостаточно обученным частям легче обороняться, чем наступать. Остается непонятным, насколько истощенными являются российские подразделения, насколько опустошены их запасы боеприпасов и как это повлияет на предстоящие контратаки Украины. ВС РФ готовятся к ответным операциям ВСУ. Ситуация для Киева менее благоприятна, чем в сентябре в Харькове. Задачи Украины приобрели сейчас угрожающий характер. Она должна преуспеть в контрнаступлении и избежать перенапряжения сил.

Проблема с наступлением заключается еще и в том, что, несмотря на ожидания, оно может оказаться одноразовой операцией. Украина получит перед атакой значительное количество боеприпасов, но этот пакет предоставит ей лишь «окно возможностей», но не устойчивое преимущество. Усилия Запада по поддержанию ВСУ подрываются краткосрочностью мышления и заканчиваются предоставлением военной техники в качестве «толчка» — при отсутствии ясности в отношении дальнейших действий.

Затем, вне зависимости от исхода Украина может засвидетельствовать еще один период безысходных боев, сравнимый с «удачами» в Харькове и Херсоне. Западные страны с опозданием сделали ключевые инвестиции в производственные мощности своего ВПК после начала конфликта, большая часть поддержки США и Европы сосредоточена на краткосрочной перспективе. Запад посмотрит, что произойдет дальше. На это накладывается работа Москвы по стабилизации своих позиций и восстановлению армии с целью подготовки к борьбе на истощение. ВСУ могут быть вынуждены до конца года сражаться с малым количеством боеприпасов.

Конфликты такого масштаба требуют большого количества боеприпасов и расширенных программ обучения войск. «Подпитка возможностей» играет в таких действиях роль, но в них не бывает «серебряных пуль», могущих обеспечить победу быстро и надолго. Даже если Киев одержит военную победу или серию побед, это не значит, что конфликт закончится. Решение о завершении принимает проигравший. Сейчас же боевые действия с большой вероятностью будут продолжаться.

Наблюдается мало признаков того, что Путин прекратит конфликт, даже если российская армия будет стоять перед поражением. Он может пытаться продолжить битву на истощение, независимо от перспектив на поле боя. Путин может предположить, что это наступление представляет наивысшую точку западной помощи Украине и что со временем Россия будет способна истощить ВСУ, возможно, на третьем или четвертом году конфликта. Эти суждения могут быть неправильными, но, пока Москва думает, что наступление Киева будет разовой акцией, она может считать, что время на ее стороне. Точно так же, даже если Украина добьется успеха, ни ее общество, ни политическое руководство не захотят довольствоваться ничем, кроме полной победы. И вряд ли предстоящее наступление создаст перспективы для переговоров.

Если Запад сможет дальше поддерживать усилия Украины, то, несмотря на стойкость и мобилизационные резервы России, последняя может обнаружить, что оказывается в невыгодном положении. Однако европейские страны только сейчас начали вкладывать средства в артиллерийское производство и заключать долгосрочные контракты на поставку боеприпасов.

Можно также надеяться, что украинское наступление может привести к перемирию путем диалога. Вопрос о том, будет ли перемирие в пользу Киева или Москвы, спорный. Россия, безусловно, будет переоснащаться. А масштабы продолжающейся военной помощи Запада Украине неясны. В конце концов, текущие боевые действия являются продолжением первоначальных российско-украинских разногласий в 2014 году.

Среди западных стран существуют противоречивые взгляды на то, как может закончиться украинский конфликт. Даже возможное поражение Москвы — не эквивалент победы Киева. Не надо много ездить по Европе, чтобы обнаружить, что не все одинаково определяют победу Украины. Для многих результат остается неопределенным. То, что последует за контрнаступлением ВСУ, покажет, вооружают ли западные страны Украину, чтобы помочь Киеву захватить утраченные территории, или для того, чтобы поставить его в более выгодное положение на переговорах.

Предстоящее украинское наступление внесет вклад в формирование ожиданий относительно будущего развития конфликта, но реальная проблема в том, чтобы продумать, что будет после. Идея атаки заслонила будущее кризиса, а трезвый взгляд заставляет признать, что поддержка Киева требует долгосрочных усилий. Западу пора начать планировать будущее Украины, не зацикливаясь на предстоящем контрнаступлении. История показывает, что конфликты бывает трудно завершить. Часто они продолжаются за пределами фаз боевых действий, в том числе во время мирных переговоров. Для Киева и сторонников сценарий победы должен основываться на обеспечении выносливости Украины, заботе о долгосрочном качестве ее ВС, их боеспособности и удовлетворении потребностей страны в разносторонней помощи. США и Европа должны сделать инвестиции для поддержания Украины после 2023 года, разработать планы последовательности операций и не возлагать большие надежды на разовые наступательные действия украинской армии.

Источник: https://www.foreignaffairs.com/ukraine/russia-war-beyond-ukraines-offensive

Один комментарий к “Майкл Кофман, Роб Ли. Надо готовиться к долгой войне (в сокращении). Часть 2, окончание

  1. «Предстоящее украинское наступление внесет вклад в формирование ожиданий относительно будущего развития конфликта, но реальная проблема в том, чтобы продумать, что будет после. Идея атаки заслонила будущее кризиса, а трезвый взгляд заставляет признать, что поддержка Киева требует долгосрочных усилий. Западу пора начать планировать будущее Украины, не зацикливаясь на предстоящем контрнаступлении. История показывает, что конфликты бывает трудно завершить. Часто они продолжаются за пределами фаз боевых действий, в том числе во время мирных переговоров».

Добавить комментарий