Михаил Берг. О ТАЙНОЙ РАЦИОНАЛЬНОСТИ ПУТИНА И ЕГО ВОЙНЫ

Среди мотивов начала войны в Украине лидирует утверждение о безумности Путина, ибо очевидны глобальные минусы этой войны в виде отключения России от цивилизации не только сегодня, но и до тех пор, пока она не превратится в образование, не опасное для мира. Эксплуатировать безумие Путина как оправдание русского социума и культуры удобно и для тех, кто зависит так или иначе от русского большинства сегодня или предполагает зависеть от его поддержки завтра, когда путинская эра кончится. Списать все на Путине и его ненормальность означает протянуть руку поддержки его сегодняшнему большинству, когда оно опять превратится в избирателя и потребителя информации.

Но на самом деле вполне возможно увидеть определенные зоны рациональности в выборе Путиным войны как продолжения его предыдущей политики. И это не только забота об укреплении своей власти, когда в воющей стране или стране, объявившей войну всему остальному миру, куда легче сохранить власть, хотя и угроза со стороны проигравших и потерявших свои западные авуары сторонников из слоя богатых и супербогатых возрастает. Но я о той рациональности стратегического выбора Путина, который уточняет некоторые предположения, в том числе касающиеся аспектов управления страной после начала вроде как локальной, но на самом деле глобальной войны.

И здесь я хотел бы увидеть рифму между путинским выбором и историей югославской войны, в которой Сербия как цемент югославской империи оказалась наиболее проигравшей. Тем более что ситуацию с отделением Косова от Сербии Путин постоянно использует как пример для своей политики, принципиально не видя разницу, так как Косово никто к себе не присоединял в отличие от Крыма или не превращал в свой протекторат, как это было с Абхазией и Южной Осетией. На точечные удары авиации НАТО по целям в Сербии ориентировался Путин, начиная и рекламируя войну против Украины; правда, его точечные удары оказались тотальным уничтожением гражданской инфраструктуры и уничтожением мирного населения.

Так получилось, что я приехал в Сербию на одни писательские посиделки вскоре после войны и видел результаты этих бомбардировок, например, уничтоженное здание, если не путаю, Министерства внутренних дел в Белграде: это была коробка из внешних стен, внутри которых зияла пустота, но ни одно здание рядом не пострадало. Однако это лишь орнамент, главное я услышал, когда разговаривал с сербскими интеллектуалами и не от одного их них слышал следующую версию начала бомбардировок и вообще упорства Милошевича, не соглашавшегося сдаться несмотря на очевидное неравенство сил югославской армии и сил НАТО. Идея была такая: Милошевич не сдавался так долго, потому что этого от него требовало российское руководство. И смысл был в том, чтобы, наращивая преступления режима, повязать страну кровью как можно больше. Ведь если бы не развязанная Милошевичем война, Сербия как другие югославские республики, получившие независимость, мгновенно вошла бы в ЕС и НАТО. А вот измазанная кровью Сербия не смогла бы это сделать быстро, если вообще бы сумела, оставаясь в орбите русской культуры, что и случилось на самом деле.

Именно эта стратегия и представляется мне доминирующей в путинском решении начать войну и длить ее, насколько это будет возможно долго, дабы повязать кровью максимально многих и не допустить инкорпорации России в цивилизованный мир, построенный по западно-европейскому и американскому лекалу. То есть понятно, что Путин имел и другие цели, он собирался завоевать Украину, как Гитлер Бельгию, пощелкивая хлыстом по голенищу сапога. Это не удалось, война превратилась в кровавое побоище с гирляндой военный преступлений, но Путин будет длить эту войну максимально долго, так как, условно говоря, планом Б является стремление повязать русских и русские элиты кровью по горло, дабы не допустить инкорпорации России в цивилизованный мир, представляющийся ему враждебным.

Как Сербия спустя четверть века не может рассчитаться за военные преступления Милошевича и поддержку его сербской улицей, так и Россия по выбору Путина и его окружения как бы заражена не кариесом великодержавия, а обладает углубляющимся воспалением корневых зубных каналов, время для лечения которых уже уходит, и в перспективе — только удаление. Вот это и есть рациональность Путина, его цивилизационный выбор.

3 комментария к «Михаил Берг. О ТАЙНОЙ РАЦИОНАЛЬНОСТИ ПУТИНА И ЕГО ВОЙНЫ»

  1. Очень интересно и обоснованно. Хотя я всё время пишу о том, что Путин — это не Путин, а «Путин — их всё», т.е. нация выдвинула вождя, а теперь он повязал её такой кровью, от которой России сто лет не отмыться, я понятия не имел о том, насколько сравнение с Сербией не имеет смысла. Я думал, что разрушения были более или менее сопоставимы. Милошевич как военный преступник никогда не был прощён, и он выбрал самоубийство. Ему Путин последует? Навряд ли.

    1. Глубокая, очень интересная и очень хорошо обоснованная статья Остапа Кармоди «Гиперболея 2.0» о ситуации с Россией.
      Сначала там идёт социологический анализ одной из главных проблем всего российского общества и России как государства (история последних поколений приучила россиян жить сегодняшним днем), а в самом конце есть очень конкретный вывод и 3 правила.

      http://hyperbolea.substack.com/p/hyperbolea

  2. Михаил Берг. О ТАЙНОЙ РАЦИОНАЛЬНОСТИ ПУТИНА И ЕГО ВОЙНЫ

    Среди мотивов начала войны в Украине лидирует утверждение о безумности Путина, ибо очевидны глобальные минусы этой войны в виде отключения России от цивилизации не только сегодня, но и до тех пор, пока она не превратится в образование, не опасное для мира. Эксплуатировать безумие Путина как оправдание русского социума и культуры удобно и для тех, кто зависит так или иначе от русского большинства сегодня или предполагает зависеть от его поддержки завтра, когда путинская эра кончится. Списать все на Путине и его ненормальность означает протянуть руку поддержки его сегодняшнему большинству, когда оно опять превратится в избирателя и потребителя информации.

    Читать дальше в блоге.

Добавить комментарий