Анатоль Ливен. Катастрофы холодной войны, которых США сейчас могут избежать

Анатоль Ливен. Катастрофы холодной войны, которых США сейчас могут избежать. Сдерживать Россию — хорошая идея, но крестового похода не надо                                                                             (The Atlantic JUNE 1, 2022)

Что бы ни происходило на Украине, Америке и России предстоит длительный период напряженного противостояния. Поддержка США Украины против российского вторжения была полностью оправдана. Но по мере продолжения боевых действий растущее участие Америки в военных действиях Украины, включая огромную финансовую и экономическую помощь, а также более тяжелое и современное оружие, может перерасти в более широкий и прямой конфликт между двумя великими державами. Эта новая холодная война может загнать Соединенные Штаты в безоговорочное обязательство, как предупреждали Генри Киссинджер и другие, достижения целей, которые ужасно опасны и противоречат национальным интересам.

Еще один взгляд на первые годы первоначальной холодной войны, когда Соединенные Штаты оказались втянутыми в несколько таких обязательств по всему миру, может быть полезным руководством, позволяющим избежать новых версий катастроф, которые иногда приводили к ним. Политика сдерживания США в отношении Советского Союза после Второй мировой войны была абсолютно необходимой, но то, что стало чрезмерно усердным формированием этой стратегии, привело к ненужным конфликтам и ужасным страданиям во многих частях мира. Несмотря на то, что холодная война закончилась в конечном итоге победой Запада, длительная конфронтация нанесла ущерб самим Соединенным Штатам, от которого они так и не оправились.

Параллели между сегодняшней ситуацией и началом холодной войны несовершенны. Сталинский коммунизм был пагубной силой с реальными амбициями совершить мировую революцию и разрушить все демократические капиталистические системы. Советский Союз, сыгравший самую важную роль в разгроме нацистской Германии, несомненно, был военной сверхдержавой. В сердце Германии стояли батальоны Красной Армии. СССР и советский коммунизм представляли реальную угрозу союзникам США и их экономическим интересам в Западной Европе.

Далекие от того, чтобы быть могущественной военной силой Советского Союза сталинской эпохи, сухопутные войска России сегодня кажутся немногим лучше, чем хорошо вооруженные разбойники — жестокие, даже преступные, бедствием для Украины и украинцев, но не представляющие серьезной опасности для Запада. Хотя война на Украине началась как попытка России превратить всю Украину в зависимое государство, поражения и неудачи российской армии свели ее масштабы к постколониальному конфликту за ограниченные территории на востоке и юге страны. Каким бы уродливым ни было зрелище, эти пределы позволяют более спокойно и уравновешенно подойти к ответу США, чем это казалось поначалу в шокирующие первые дни вторжения. Но это не повод для самоуспокоения. Важнейшей особенностью конфликта сегодня является то, что он не сублимируется и не экспортируется в какую-то отдаленную часть земного шара, как это было во время холодной войны: военная помощь США Украине осуществляется в рамках войны внутри Европы на границе России. Такого европейского театра военных действий старался избегать каждый послевоенный президент США, поскольку все они понимали, что горячая война в Восточной Европе резко повысит риск эскалации, могущей закончиться ядерной катастрофой.

В этом свете переход, который произошел во время второй администрации президента Трумэна, переход от подхода Джорджа Кеннана [архитектор Холодной войны и доктрины Трумэна] к сдерживанию Советского Союза к подходу Пола Нитце [зам. МО в 1967-1969], должен стать поучительной историей для США и их союзников сегодня. Стратегия Кеннана ограниченного и оборонительного сдерживания в Европе была основана на глубоком понимании внутренней слабости советской системы: он надеялся, если советскую экспансию удастся сдержать, эта система в конечном итоге рухнет сама по себе.

Это конечно в конце концов произошло, но не раньше, чем вмешался Нитце, чтобы сделать политику сдерживания более агрессивной, глобальной по своим масштабам и сильно милитаризованной, переводя локальные споры по всему миру под угрозу холодной войны и возможным ужасным разрушительным последствиям. По словам официального историка Госдепартамента: «В 1950 году концепция сдерживания Нитце победила концепцию Кеннана. Документ NSC-68 призвал к резкому увеличению военного бюджета США. Он также расширил сферу сдерживания за пределы защиты крупных центров промышленной мощи, чтобы охватить весь мир. «В контексте нынешней поляризации власти, — говорилось в нем, — поражение свободных институтов где-либо равносильно поражению повсюду».

Позже этот документ Совета национальной безопасности привел к тому, что США интерпретировали вторжение Северной Кореи в Южную Корею как часть плана мирового господства, заказанного Москвой, а не как гражданскую войну на полуострове. Десять лет спустя то же заблуждение — в сочетании с «теорией домино», рассматривавшей любой успех коммунистов (где бы то ни было) как угрожающий шаг к всеобщему триумфу Советского Союза — привело Америку к совершенно ненужной катастрофе во Вьетнаме. Мысли, лежащие в основе NSC-68, были ответственны за ряд других катастрофических ошибок США, таких как свержение в 1953 году либерально-националистического правительства Мосаддыка в Иране, различные перевороты и массовые убийства в Центральной Америке, а также поддержка некоторых номинально антикоммунистических, но презренных сил в гражданских войнах в Африке.

Хотя подход Нитце усугублял ситуацию, но некоторая ответственность кроется и в первоначальном изъяне доктрины Кеннана: как написал Уолтер Липпман, она не смогла должным образом провести различие между жизненно важными национальными интересами и второстепенными (хотя СССР был склонен к тому, чтобы делать такие же ошибки). Тем не менее, США действительно проводили эти различия даже во время сильного стресса, воздерживаясь как в Корее, так и во Вьетнаме от применения ядерного оружия. И страх перед ядерным катаклизмом вместе с советами Кеннана повлияли на решение Дуайта Эйзенхауэра отвергнуть идею Джона Фостера Даллеса об «отбрасывании» советской власти в Восточной Европе путем поощрения национальных восстаний, поддерживаемых военной силой США. Эта сдержанность коренилась в признании того, что коммунистическое влияние на Восточную Европу затрагивало жизненно важные интересы СССР, ради защиты которых Москва рискнула бы ядерной войной.

Сегодняшняя политика США рискует совершить некоторые из тех ошибок, что и в первые годы холодной войны. Сцена намного меньше, но опасность в некотором смысле больше, потому что война ведется на территории, которую Россия считает абсолютно жизненно важной для своих национальных интересов и которая также граничит с территорией членов НАТО. Если бы США столкнулись с новой версией — с Россией, заменяющей СССР, не только сдерживаемой на востоке Украины, но и полностью побежденной, что спровоцировало бы беспорядки дома и, возможно, смену режима, — это повлекло бы за собой гораздо более серьезные последствия, риск ядерной эскалации.

Наконец, новая холодная война рискует найти врагов как внутри страны [США], так и за ее пределами. Призрак маккартизма все еще бродит по земле в духе паранойи и ненависти, которые преследуют американскую политическую культуру. Точно так же, как сенатор Джозеф Маккарти гротескно преувеличивал незначительную коммунистическую угрозу в Америке, обвинения в предательстве Америки, связанные с пропутинской позицией Дональда Трампа, были преувеличены. Нападки на политических оппонентов как на предателей — не самая лучшая тактика для демократии. В любом случае, правый экстремизм настолько же доморощен в Америке, как и в Бразилии, Польше, Индии и даже в России. Ни один из этих исторических уроков не опровергает поддержку США защиты Украины перед лицом российского вторжения. Однако они решительно не возражают против исключения компромиссного мира в пользу полной победы Украины. Еще хуже было бы превратить войну на Украине в начало еще одного милитаризованного глобального крестового похода.

Источник: https://www.theatlantic.com/ideas/archive/2022/06/us-russia-cold-war-containment-ukraine/661146/

Один комментарий к “Анатоль Ливен. Катастрофы холодной войны, которых США сейчас могут избежать

  1. Сегодняшняя политика США рискует совершить некоторые из тех ошибок, что и в первые годы холодной войны. Сцена намного меньше, но опасность в некотором смысле больше, потому что война ведется на территории, которую Россия считает абсолютно жизненно важной для своих национальных интересов и которая также граничит с территорией членов НАТО.

Добавить комментарий