Сергей Кузнецов

Как известно, важное утешение всякого русского человека — обличить в чем-нибудь Запад.

Я тоже себе не отказываю в удовольствии объяснить, что надо закрыть небо, поставлять Украине больше оружия и перестать покупать нефть и газ у Путина. Конечно, мне объясняют, почему этого делать нельзя, но я не об этом.

Я вот только что узнал пару-тройку потрясающих историй (дал бы ссылку на пост, но автор(ка) в РФ и пишет под замком) про разных беженцев из Чечни и Дагестана, которых западные страны выдают в Россию в лучших традициях 1945 года.

Так Франция, страна, где я живу и собираюсь получить гражданство, еще до войны выдала 19-летнего чеченца Дауда Мурадова. В Москве его приняли у трапа самолета, он очень быстро сознался в СИЗО в участии в терроризме и в феврале этого года умер. Также говорят, что Франция выдала России не только этого человека, но и все документы по нему — всю инфу, что он давал, будучи соискателем убежища.

Мне, если честно, неизвестно, на основании чего Мурадов просил убежище (его семья вместе с ним была во Франции уже несколько лет, то есть это, как я понимаю, должна быть их коллективная история), но тот факт, что его встретили прямо в аэропорту подсказывает, что власти РФ очень хотели его назад и отслеживали. Мне кажется, этого достаточно, чтобы не выдавать человека.

Это было до войны — но вот две свежих истории (ссылки в первом комменте).
Чеченка Амина Гериханова бежала в Украину из Чечни в 2015 году, российские власти через несколько лет обвинили ее в том, что она воевала в Сирии, украинцы выяснили, что в указанные даты она была в Украине и, хотя ее муж был в Сирии и там погиб, она там воевать никак не могла. России отказали, Амину оставили в покое.

Но тут случилась война, и Амина вместе с несколькими миллионами жителей покинула Украину. Была задержана на границе с Румынией и суд решил, что надо ее выдать России. Похоже, несмотря на протесты, в самом деле выдадут.

Или вот в Швеции находится опять же чеченец Артур Ш. — и его тоже не признают беженцем, потому что он не помнит подробностей пыток, которым его подвергали. При этом медики вполне зафиксировали следы пыток, включая удары по голове (неудивительно, что он не всё помнит).

И это я нашел беглым чтением интернета за полчаса.

И вот что я могу сказать.

1. Про коллективный Запад, как я и обещал. Мне кажется, это удивительная история: с одной стороны признавать режим в России преступным, а с другой — выдавать по его запросам тех, кто просит статус беженца.

Ничему не научились, да.

Как еврей я довольно болезненно на это реагирую.

ХХ век вернулся, я же говорил.

2. Про русских, которые против войны

Мне кажется очень важным признать, что то, что происходит в Украине, происходит потому, что, когда то же самое происходило в Чечне, почти всем из условных нас было всё равно. То есть условным нам это это не нравилось, конечно, но не до такой степени, чтобы делать что-то серьезное.

(Мне могут сказать, что в девяностые чеченцы, с которыми сталкивался средний москвич, часто оказывались очень неприятными людьми — но это так себе оправдание. Скажем честно, евреи тоже бывают неприятными, о русских я и не говорю.)

Мне бы хотелось избежать слова «расизм», но, кажется, не получается — потому что интеллигентный русский охотно извинится перед поляками за Катынь, но, как правило, вообще не собирается извиняться за полтора миллиона убитых афганцев, а также за две войны перед чеченцами. И теперь, когда сердце интеллигентного русского обливается кровью от сочувствия украинцам, в нем опять же нет места для чеченцев или сирийцев (хотя именно в Сирии на Алеппо опробовали то, что сейчас делали с Мариуполем).

Так вот, мне кажется, надо признать, что мы закрывали глаза на войны в Чечне и Сирии. А, признав это, хорошо бы заметить, что мы продолжаем делать то же самое и дальше. Потому что про Амину Гериханову или Артура Ш. я прочел случайно в подзамочной записи — а лента моя заполнена либо рассказами про войну в Украине, либо про страдания русских эмигрантов, которым надо бы дать нансеновские паспорта (надо, я согласен), а они выпивают и фотографируются с БГ и Пугачевой.

Между тем мне кажется, что случаями типа тех двух, которые я пересказал, должны заниматься не только чеченцы или другие мусульмане, но все люди с паспортом РФ, которые сейчас обоснованно жалуются, что им не открывают счета в банках и так далее.

Мне кажется, в частности, что на любом собрании русской оппозиции за рубежом должна быть кавказская секция (в Дагестан тоже выдают, с теми же результатами).
А пока ее нет — все разговоры про отказ от имперства и колониализма останутся разговорами.

2 комментария к «Сергей Кузнецов»

  1. «… Как еврей я довольно болезненно на это реагирую.
    ХХ век вернулся, я же говорил. …
    »
    ====
    Штирлиц и Кэт шли по улице. Вдруг раздался выстрел. Кэт упала. Штирлиц насторожился.

    «… Мне кажется очень важным признать, что то, что происходит в Украине, происходит потому, что, когда то же самое происходило в Чечне, почти всем из условных нас было всё равно. …»
    ====
    Мне кажется, что «русским, которые против войны» Кузнецов сейчас предлагает стать пародией на пародию: пародией на уже идейно-обанкротившихся неоконов Запада. Начинать надо с изменения парадигмы в своей голове, а потом надо сделать относительно легкий, но обязательно приносящий реальные результаты шаг в направлении новой парадигмы. Мне представляется, что это должно быть полной отменой наследственного статуса «палестинских беженцев». Я говорю это НЕ потому, что я еврей и бывший (и возможно будущий) израильтянин. Я говорю это именно потому, что это и смена парадигмы и лёгкий шаг с реальными результатами.

  2. Сергей Кузнецов

    Как известно, важное утешение всякого русского человека — обличить в чем-нибудь Запад.

    Я тоже себе не отказываю в удовольствии объяснить, что надо закрыть небо, поставлять Украине больше оружия и перестать покупать нефть и газ у Путина. Конечно, мне объясняют, почему этого делать нельзя, но я не об этом.

    Я вот только что узнал пару-тройку потрясающих историй (дал бы ссылку на пост, но автор(ка) в РФ и пишет под замком) про разных беженцев из Чечни и Дагестана, которых западные страны выдают в Россию в лучших традициях 1945 года.

    Читать дальше в блоге.

Добавить комментарий