Татьяна Разумовская «Неве Тирца» – «Желанный Оазис»


Я провела там почти весь вчерашний день. «Неве Тирца» — женская тюрьма. Единственная женская тюрьма в Израиле. Остальные тюрьмы, а их двадцать шесть – мужские. Мужские тюрьмы разделяются по специфике преступлений, и уж точно, что террористы сидят отдельно от уголовников.

В «Неве Тирца» оказываются все израильтянки, присужденные судом к тюремному заключению: мошенницы, воровки, убийцы, торговки наркотиками, арабские террористки. Присудили женщину к двухмесячной отсидке за мухляж с налогами или дали два пожизненных за террор, они окажутся в этой тюрьме, в тех же камерах.

Единственное разделение заключенных проходит по линии наркотиков. Чистые от наркотиков заключенные содержатся отдельно, у них больше льгот.

Тюрьма изнутри. Двор перегорожен многочисленными решетками, все они запираются и отпираются охраной. Ты последовательно проходишь из одной клетки в другую: за тобой двери с грохотом запираются, перед тобой отпираются. На бетонных грязных зданиях у входов намалеваны разные цветы – для уюту, наверно. В одном отсеке учебные комнаты. Там желающие могут чему-нибудь поучиться. Скажем, арабские террористки изучают иврит. Преподают заключенные.

Рабочие помещения. В одном – за расшатанными столами, на старых машинках шьют кружевные кофточки. В другом – складывают из картонных заготовок мелкие коробки. Перед каждой заключенной гора коробочек – они зарабатывают карманные деньги на тюремный ларек, где можно приобрести крем или тампоны. Других работ нет.

Возраст женщин разный. Облик тоже. Есть миловидные девушки, есть видом страшные: без возраста, без зубов, иногда попадаются мужикоподобные существа. То же самое можно сказать и об охранницах. Нет, зубы у охранниц на месте, но лица очень разнообразны.

В отдельном бетонном помещении – живой уголок. Рыбки, кролики, нутрии. Считается, что забота о братьях меньших хорошо воздействует на преступниц.

В другом бетонном помещении – ясли. Детей, рожденных в тюрьме, держат там до двух лет, если у них нет других родных, кроме матери. Мать допускается к ребенку на определенное время каждый день. Поскольку почти все они – молодые наркоманки и проститутки, их обучают, что им делать с собственным ребенком. Обычно они не помнят, как его зачали, и не понимают, зачем он им. Все дети – с какой-нибудь патологией. Если их мамаши получают отпуск на выходные, случается, они возвращаются в тюрьму снова беременные.

Прежде, заключенных, возвращающихся в тюрьму из отпуска, подробно обыскивали, если возникало подозрение, что она хочет пронести наркотик. Просвечивали рентгеном. Если в желудке обнаруживали пакетики с наркотой, давали слабительное.

Новый закон запретил обыскивать «внутри тела». Так наркотики попадают в тюрьму, и это главная валюта среди заключенных, даром, что за них лишают отпусков и помещают в карцер.

Камеры, что в чистом отделении, что в нечистом – одинаковые: метров пять, на глаз. Туда втиснуты две пары узких двухъярусных коек, умывальник, толчок. Стенки у коек заклеены фотографиями актеров, картинками из журналов. Крохотное, густо зарешеченное окошко. Дневного света почти нет. Воздуха, мне показалось, тоже. На ночь камеры запираются, и я не знаю, чем там дышат четыре человека.

Есть еще и карцеры, похожие по размерам на двуспальный гроб. Из одного карцера несся звериный вой, и дверь тряслась от ударов изнутри.

Всех заключенных в тюрьмы мужчин в Израиле на сегодня около двадцати четырех тысяч. Заключенных женщин – двести пять. Всего двести пять человек.

На то есть две причины. Первая, что действительно гораздо больше мужчин, чем женщин, совершают преступления. Но есть и еще одна причина, почему за то же преступление (скажем, воровство) суд мужчину посадит, а женщину постарается в тюрьму не отправить.

Если глава семейства сидит в тюрьме, жена бегает к нему на свидания, приносит передачи, настраивает детей, что их папа – хороший. Когда его отпускают из тюрьмы на выходные, его ждет дом и семья, куда он возвращается после освобождения.
Если в тюрьму садится женщина, в 100% (!!!) случаев муж с ней разводится и по суду навсегда запрещает ей видеться с детьми. Ей некуда пойти в отпуск, ее никто не поддерживает, у нее с момента посадки нет ни семьи, ни детей, и, фактически, жизнь ее заканчивается.

Случается — и нередко — что женщина, отсидев срок и пройдя курс реабилитации у психолога, выходит на свободу. И оказавшись в мире, она теряется там, не знает, что ей делать, как жить, и старается сделать всё, чтобы вернуться «домой», в «Желанный Оазис», в тюрьму «Неве Тирца».


Share
Статья просматривалась 1 137 раз(а)

7 comments for “Татьяна Разумовская «Неве Тирца» – «Желанный Оазис»

  1. Инна Ослон
    19 ноября 2011 at 20:38

    Вы написали очень хорошее сообщение. Возникает куча вечных вопросов:
    Почему совершаются преступления? Рождаются ли люди преступниками? Почему одни исправимы, а другие — нет? Известно, что тюрьма — школа преступности, но как же оградить общество от нарушителей? Как вычислить нужную меру наказания, такую, которая способствует исправлению (там, где оно возможно)?
    Звериный вой я тоже слышала. Это было в изоляторе предварительного заключения в Далласе, в каких-то совсем временных клетках с открытой и зарешеченной стеной, немалых по размеру, которые шли по кругу вокруг островка регистрации. Металась негритянка и выла. Была ли это ломка, сумасшествие или игра, я не знаю.

    • Инна Ослон
      19 ноября 2011 at 20:40

      Не знаю, как исправить. Хотела написать: «Металась и выла негритянка».

    • Татьяна Разумовская
      20 ноября 2011 at 6:49

      Инна, к сожалению, на ваши вопросы нет ответа. И нет нигде идеальной судебной системы и системы наказаний за преступления. Это то, что есть. А за отзыв — спасибо!

  2. Хоботов
    19 ноября 2011 at 16:55

    Вот как раз тот случай, о котором я писал. Сообщение написано блестяще, очень информативно, хотел бы отметить в фейсбуке, благо под ним стоит значок «мне нравится». Но как же может нравится тюрьма? Даже израильская! Но Татьяне все равно спасибо!

    • Татьяна Разумовская
      19 ноября 2011 at 16:57

      Тюрьма не может нравиться по определению, но статья о ней — может 🙂

  3. Марк Фукс
    19 ноября 2011 at 16:31

    Не очень весело. Не курорт.
    М.Ф.

    • Татьяна Разумовская
      19 ноября 2011 at 16:33

      О, нет. И я для себя поняла — только не туда, там я и дня не выживу!

Comments are closed.