Итальянская рапсодия

Реувен Миллер

В первой половине октября нам с женой удалось осуществить ее старую мечту – посетить южную половину Италии. Не знаю, почему, но в Израиле очень популярны туры к северу от Рима, а, вот, к югу – нет. Впрочем, северным маршрутом: Рим-Флоренция-Венеция-Милан, мы проехали лет десять назад самостоятельно, о чем я написал тогда в «Итальянском каприччо» и «Корнях христианской юдофобии». А через несколько лет, возвращаясь из Швейцарии через Милан, осмотрели его на очень насыщенной обзорной экскурсии, которую дала нам местная жительница, пенсионерка, по профессии, учительница, самостоятельно выучившая русский язык лишь только за то, что им разговаривал Пушкин. А также – Толстой, Тургенев и Достоевский…

На этот раз мы долетели до Сицилии, где обосновались в ее столице Палермо. И, кроме этого города, который представляли себе этакой знойно-ленивой глушью из фильма про мафию, но оказавшегося нормальным европейским городом, совершили две вылазки: в его горное предместье Монреаль и Мессину – порт, как раз напротив Апеннинского полуострова (это, где носок сапога пинает сицилийский треугольник). Нагулявшись под небом Сицилии, перелетели в Неаполь (слово, которое у меня с детских лет требует неотъемлемого блока «город миллионеров»). И там, в наши четыре дня Неаполя, осмотрели, как успели, сам город, из которого ездили к Везувию и на раскопки Помпей, а также в неаполитанский район (или пригород?) Поццуоли, куда доходит метро, а оттуда – морем, на живописный курортный остров Иския (или Исчья?)… А главным объектом нашего интереса стал Национальный археологический музей, тесно связанный с помпейскими раскопками.

Закончили тур в Риме, где, буквально, пробежались по знакомым с первого посещеия местам, но и осмотрели кое-что новое для себя: Термы Каракаллы, оригинал микеланджеловского Моисея в соборе Сан-Пьетро-ин-Винколи, карту Иерусалима евангельских времен в церкови св. Креста.

Надеюсь поделиться с читателями своими впечатлениями о поездке, но по свежему, в первую очередь, хотел бы рассказать о ее еврейской окраске.

В Палермо, первым же утром, выйдя из гостиницы «Италия», буквально через несколько сотен шагов на углу наткнулись на уличный указатель на иврите, на следующем углу – снова. Для справедливости отмечу, что на них были надписи и на арабском.

Так, чисто случайно, гостиница, заказанная по интернету, оказалась возле бывшего здесь когда-то еврейского квартала, упоминаемого в арабских летописях 10-го в. И, вообще, история Палермо имеет, оказывается, еврейские корни, ибо основателем первого поселения здесь считают Цефо, внука Исава, т.е., праправнука самого Авраама!

Что касается жизни в этом еврейском гетто, то она происходила по обычной схеме. Очередные властители острова: греки, норманны, мохаммедане, испанцы – кто мягче, кто жестче, управляли евреями, использовали их таланты, образованность, умение делать деньги (которые, разумеется, отбирали). Временами устраивали погромы и депортации, временами, наоборот, завозили евреев извне, устраивали на короткое время инкубаторские условия для жизни и творчества, чтобы потом снять жирок.

В недоброй памяти 1492 г. испанская корона, властвовавшая в то время над Сицилией, изгнала всех евреев по известному указу Фердинанда и Изабеллы. Местные сицилийские власти сопротивлялись, как могли, представляя будущий ущерб для остротивятин от изгнания торговцев, финансистов, ученых и лекарей, но королевская чета была сильна и неумолима. И потоки сицилийских евреев дошли до Рима, где часть их сумела создать новое гетто, до Венеции, где их расселили в заброшенной литейке (собственно, оттуда и пошло название «гетто», ибо «гетто» — литейка). А самые крутые сумели добраться до берегов Малой Азии, где в это время восходила звезда новорожденной Османской империи, возглавившей на последующие четыре века Зеленый джихад, его вторую волну. Этим повезло, судя по всему, более других. Из них вышли знаменитые торговцы, ученые, царедворцы. Турецкие властители, понимая выгоду от евреев, среди которых было немало богачей, специалистов и ученых, всячески поощряли их деятельность на благо новой родины-мачехи. История, например, запомнила высказывание султана Баязида II (1481-1512) об испанском короле Фердинанде, изгнавшем совместно с супругой Изабеллой евреев: «Можно ли такого монарха назвать мудрым? Он разоряет свою страну и обогащает мою».

Среди этих евреев выделяются Иосиф ха-Наси (герцог Наксосский), пожалуй, первый сионист – практик, а также его тетя и теща Грация Мендес, активно занимавшаяся еврейской благотворительностью и строившая синагоги.

Продемонстрировав султану свои недюжинные способности дипломата и бизнесмена, Иосиф вскоре занял влиятельное положение при дворе. Он добился от Сулеймана выделения ему Тивериады (Тверии) и семи соседних поселений в собственность исключительно для заселения евреями. Он спас большое число евреев, живших в римской Кампании и сильно страдавших под папской властью, которых вывезли через Венецию на своих кораблях. Стремление к переселению в Эрец Исраэль ещё более усилилось после издания Пием V буллы, изгонявшей евреев из Папской области…

Или Эстер Киера, придворная дама и наперсница султанши Баффы, одной из жен султана Мурада. Благодаря своему положению при Баффе, она активно руководила политикой империи. Многие важные дипломатические поручения, назначения по военной и гражданской администрации зависели от неё. Долголетняя деятельность Киеры при трех султанах свидетельствует об её выдающихся способностях. Она поддерживала еврейских писателей и ученых. Летопись Закуто «Juchasin» была опубликована врачом Самуилом Шуламом на средства Киеры.

Но в наше время: в Палермо лишь пара уличных указателей осталась от евреев, да и в Турции наших соплеменников совсем мало, и не жалуют их нынешние властители. Еще бы! Поговаривают, что сам создатель Турецкой Республики Ататюрк, силовыми, по сути, мохаммеданскими методами, перестроивший исламское общество бывшей империи на более-менее европейский лад, происходил из еврейского племени денме… Впрочем, как из евреев, по некоторым заявлениям, происходили Сталин, Андропов, Ельцин, Горбачев и даже Черномырдин. Дело за малым – привести доказательства, а до этого у юдофобов руки не доходят…

До этой поездки я как-то не обращал внимания на даты построения Колизея и гибели Помпей. Италия, честно говоря, не особо входит в круг моих интересов. Тем не менее, любопытно было узнать, что Колизей начал строить император Веспасиан в 70-м году н.э. именно как памятник победы над непокорной Иудеей и разрушению Храма и Иерусалима. Катастрофическое же извержение Везувия произошло через 9 лет.

Колизей был достроен в 80-м году императором Титом, изгнавшим евреев из Эрец Исраэль, и этот наш печальный исход по его приказу запечатлели на барельефах Триумфальной арки Тита. При открытии Колизея, который тогда назывался Амфитеатром Флавиев, были устроены грандиозные гладиаторские бои, в которых, кроме людей участвовали, по свидетельству историка Светония, пять тысяч диких зверей. И сколько иудейских воинов-пленников, превращенных в гладиаторов, погибло в тех боях на потеху римской толпе? При императоре Домициане, наследнике Тита, обладавшем патологической ненавистью к евреям (читайте трилогию Л.Фейхтвангера про Иосифа Флавия!) в развлечения на арене Колизея для потехи почтеннейшей публики был включен смертельный номер: массовые принудительные совокупления женщин-рабынь с животными. Сколько полонянок-иудеек было тогда замучено?

И подумалось мне, что гибель Помпей была грозным предупреждением римлянам, точнее, местью Всевышнего за разрушение Храма и геноцид избранного Им народа. И вот, когда я провел несколько часов среди развалин Помпей, увидел их храмы, амфитеатры, форум, останки дворцов, домов, бань, лупанария (публичного дома) с его порнографическими фресками, большая часть которых экспонируется в Национальном археологическом музее Неаполя, у меня возник сюжет для какого-нибудь опуса: книги или фмильма, который самому мне не освоить, ибо я не Т.Манн. Или тот же Фейхтвангер. Или голливудский постановщик.

Но дарю желающим. Бескорыстно. Используйте на здоровье!

Итак. Год семидесятый. Осада Иерусалима Веспасианом заканчивается штурмом города войсками его сына Тита. Город пал, Храм разрушен и сожжен. По приказу Тита местность, где стоял город, распахивают, чтобы от него не осталось ни следа. (Тем не менее, остаток Западной стены стоит и сегодня, и у ее подножия показывают экскурсантам многотонные камни из кладки, сброшенные римлянами сверху. Какой уж тут – «распахать»? Но так принято рассказывать!)

Пленных иудейских воинов, скованных цепями ведут к морю и грузят на корабли. Другая колонна – женщины. На стоянках по пути к морю их насилуют римские солдаты. Все возрасты. Еще колонна – коэны, левиты, мастеровые и т.д. Их используют как тягло для переноски трофеев. Корабли уходят в море. Римские солдаты издеваются над иудеями. Уж больно много товарищей потеряли они в битвах с ненавистными жестковыйными. Среди пленников мор: раны, голод, издевательства победителей – его причина.

Часть «счастливчиков» доплывает до апеннинских берегов. Колонны скованных пленников ведут к Риму. Невольничий рынок. Распределение: кому Амфитеатр Флавиев строить, кого на полевые работы, кого – на половые. Женщин и смазливых мальчиков.

Десятилетнюю девочку, многажды изнасилованную в дороге, продают в лупанарий. Ее отвозят в Помпеи, на место трудовой деятельности.

 

 

В Помпеи же попадает и ее отец, немолодой коэн, которого вышедший в отставку раненый центурион ставит для учета в хозяйстве.

Идут годы. Женщина свыклась со своей судьбой, с тесной каморкой, где она принимает клиентов, она уже не замечает так сильно смущавшие ее вначале росписи на стенах.

Она родит детей, которых у нее отбирают. Но отец ее, благодаря своим уму и грамотности, набравший силу среди рабов центуриона и даже кое-что накопивший, стал выкупать новорожденных. Ибо считал, что они, иудейкой рожденные, должны продолжать иудейский народ.

Далее я бы развил сюжет по подобию рассказа Торы о Сдоме и Гоморе. Появляется некий вестник, который открывается коэну посланником Господа и предупреждает его о предстоящей катастрофе, о гибели города. Стража поместья отставного центуриона узнает, что в доме коэна скрывается неизвестный путник очаровательного вида, врывается в дом с целью изнасилования незнакомца. Но тут начинаются подземные толчки, и стража в страхе убегает. Незнакомец приказывает коэну взять внуков, дочь и без оглядки бежать к морю. А землетрясение усиливается. Начинается разрушение домов бедноты. Разбегаются женщины из лупанария. Иудейка бежит навстречу отцу, и они, всей семьей по козьим тропинкам бегут к морю. Неожиданно вершина Везувия взрывается, город тонет в облаке черного пепла, за которым скатываются огненные языки лавы… Далее см. у К.Брюллова…

Семейство добегает до берега моря. Одинокая и теперь уже ничейная лодка. Быстро погружаются и уходят в море, на котором из-за подземных толчков возникают небольшие цунами. Вода черна и густа от пепла…

Через несколько часов путники высаживаются на противоположном, пустынном конце залива. Коэн с дочерью начинают строить хижину из камней и прибрежного мусора. Неожиданно появляется давешний вестник и говорит: «Исполнилась воля Господа. Уничтожен город разврата. Здесь же будет новый город. Неа-полис»…

(Продолжение следует)

Share
Статья просматривалась 762 раз(а)