Дмитрий Быков. Ленин без бронзы

Политические лидеры в России бывают четырёх типов, по числу чередующихся эпох. Это революционеры, тираны, реформаторы и консерваторы. Первых и вторых славословят при жизни, но проклинают после смерти, третьих убивают или прогоняют, четвёртые вызывают вечную ностальгию. Куда же в таком иконостасе поместить Ульянова-Ленина, перевернувшего мир? Об этом в нашем ноябрьском номере размышляет писатель, публицист, креативный редактор «Собеседника» Дмитрий Быков.  
 

Явившийся вовремя

Чем меньше Россией управляешь, тем для неё лучше, но силу она чтит. Правда, революционер может рассчитывать, по крайней мере, на то, что проклинать его будут с уважением — так сказать, отдавая должное. Тирана в народе никогда не любят, хотя худшая часть народа — «лучшие люди города» — старательно изображают преданность ему. Но возродить его культ обычно пытается начальство, и только тогда, когда большинство свидетелей уже вымерло. Так было с культом Грозного при Сталине и с культом Сталина при Путине: это явление официозное, а не массовое.

А вот с Петром и Лениным обстоит иначе. Ругают их главным образом те, кто от них пострадал: традиционалисты, изоляционисты, гуманитарии, церковники, политические противники (и то не все). Но народ вечно вспоминает о духе коллективного усилия, об азарте великих надежд, об открывшихся перспективах, пусть даже обманувших. Об атмосфере утопии, одним словом. Утопия — это то, что можем сделать с миром мы, антиутопия — то, что делает с нами он. Большую часть времени российские граждане живут в антиутопии. Но у них бывает несколько лет, когда им кажется, что от них — с той и другой стороны — что-то зависит.

 
Читать дальше здесь:
 
Share
Статья просматривалась 124 раз(а)

1 comment for “Дмитрий Быков. Ленин без бронзы

  1. Виктор (Бруклайн)
    25 ноября 2020 at 5:08

    ДМИТРИЙ БЫКОВ. ЛЕНИН БЕЗ БРОНЗЫ

    Политические лидеры в России бывают четырёх типов, по числу чередующихся эпох. Это революционеры, тираны, реформаторы и консерваторы. Первых и вторых славословят при жизни, но проклинают после смерти, третьих убивают или прогоняют, четвёртые вызывают вечную ностальгию. Куда же в таком иконостасе поместить Ульянова-Ленина, перевернувшего мир? Об этом в нашем ноябрьском номере размышляет писатель, публицист, креативный редактор «Собеседника» Дмитрий Быков.

    Явившийся вовремя

    Чем меньше Россией управляешь, тем для неё лучше, но силу она чтит. Правда, революционер может рассчитывать, по крайней мере, на то, что проклинать его будут с уважением — так сказать, отдавая должное. Тирана в народе никогда не любят, хотя худшая часть народа — «лучшие люди города» — старательно изображают преданность ему. Но возродить его культ обычно пытается начальство, и только тогда, когда большинство свидетелей уже вымерло. Так было с культом Грозного при Сталине и с культом Сталина при Путине: это явление официозное, а не массовое.

    А вот с Петром и Лениным обстоит иначе. Ругают их главным образом те, кто от них пострадал: традиционалисты, изоляционисты, гуманитарии, церковники, политические противники (и то не все). Но народ вечно вспоминает о духе коллективного усилия, об азарте великих надежд, об открывшихся перспективах, пусть даже обманувших. Об атмосфере утопии, одним словом. Утопия — это то, что можем сделать с миром мы, антиутопия — то, что делает с нами он. Большую часть времени российские граждане живут в антиутопии. Но у них бывает несколько лет, когда им кажется, что от них — с той и другой стороны — что-то зависит.

    Читать дальше по ссылке в блоге.

Добавить комментарий