— А налог на Гондурас ..?

2024-ый год… Aвтор неизвестен
* *
В комнате, похожей,- если не замечать тяжелые чугунные решетки на окне, — на номер двухзвездочного «Motel 6» маялся единственный ее постоялец Алекс.
Он прислушивался к тяжелым шагам охраны за дверью.
Сегодня заканчивалась трудовая неделя — повинность, которую нужно
было отрабатывать каждый месяц.
Наконец, загремел отпираемый засов.
— Фишман, на выход.
В офисе, куда охранник привел Алекса, всё было привычно.
За компьютером в крутящемся кресле полусидел-полулежал Divan, черный парень, олицетворяющий житейскую мудрость «Толстый, значит не злой.» Работенка у него была совсем не пыльная.
— Алекс, — Divan заулыбался, показал на стул напротив себя — Садись.
— Так. Он посмотерел на экран компьютера. — Налог на жилье… Отработал. Reparation… Отработал. Налог для мусульман…. Есть. Налог, что еврей… Слушай, а ты, не хочешь перейти в ислам?
— Нет, — покачал головой Алекс — Не хочу.
— Напрасно. Сэкономил бы два налога сразу. Если надумаешь, скажи. Так. А налог на Гондурас?
— Какой Гондурас?
— Погоди, — Divan покликал мышкой. — Sorry, Это со следущего месяца, налог на Гондурас, Гватемалу и Сальвадор. Помощь братьям. Ну, будь. До встречи через месяц. Да, кстати, если ребята из BLM остановят, вот пропуск. Хотя последнее время они особо не заводятся.
Сын ждал его в машине. Они обнялись.
— Ну, как вы без меня, мама, Чарли?
— Все в порядке. Сын завел машину, тронулся с места.
— Только Чарли нервничает. Воет по ночам.
— Чего это?
— Не переносит запах марихуаны, которую курят новые жильцы.
— А мама звонила в муниципалитет?
— Ей сказали, что каждая семья должна разместить у себя в доме несколько бомжей.
Нам еще повезло, что не буйные.
Помолчали.
— Папа, а ты, правда, в 20-ом году голосовал за Байдена?
— Понимаешь, сынок, время было такое… Да и ты, помню, был против Трампа.
— Я тогда еще в Elementary School ходил. А ты уже был взрослый…
Въехали в Downtown. На самом высоком здании Атланты, Bank of America, высвечивался огромный портрет Президента. ОНА улыбалась.

Share
Статья просматривалась 275 раз(а)

3 comments for “— А налог на Гондурас ..?

  1. Александр Биргер
    22 декабря 2020 at 21:35

    Элла Грайфер — 2020-12-22 21:10:44 (632)
    «Глубинная дем. партия» уже приняла резолюцию «О единстве партии», запрещающая фракции и «попробуй проголосовать не так»!
    Пока еще нет, но скоро…
    ::::::::::::::::::::::::::::
    https://litrus.net/book/read/58613
    Демократия! Иосиф Бродский
    Одноактная пьеса
    [Кабинет Главы небольшого социалистического государства. На стенах -портреты основоположников. Интерьер — апофеоз скуки, оживляемый только чучелом — в полный рост — медведя… Сквозь гардины просвечивают шпили лютеранских кирх.
    Длинный стол заседаний, в центре которого на блюде алеет разрезанный арбуз. Рабочий стол Главы государства: столпотворение телефонов. Полдень. Трое мужчин среднего возраста и одна женщина — неопределенного — поглощают пищу.]

    — Ничего рябчик, а? — Рябчик что надо.
    — Главное, подлива. — Подлива замечательная. Это в ней чего? икра?
    — Ага, подлива с икрой. Астраханская, что ли? — Гурьевская.
    — Гурьев-Гурьев-Гурьев… Это где у них? В Европе или в Азии?
    — На Урале. Пиво у них там хорошее. Молодое. Ноги вяжет, особенно летом. — Рябчик тоже, между прочим, из Сальских степей.
    — Одно слово — Евразия. — Лучше — Азеопа. Учитывая соотношение.
    — Н-да. Пельмени сибирские.
    — Спички шведские. — Духи французские.
    — Сыр голландский. — Табачок турецкий. — Болгарский: Джебел.
    — А-а, то же самое. — Овчарка немецкая. — Право римское.
    — Все заграничное. — Н-да. Конвой вологодский.
    — Наручники, между прочим, американские. Из Питтсбурга, в Пенсильвании.
    — Не может быть!…

  2. Александр Биргер
    11 декабря 2020 at 1:00

    Два стихотв. И.А. Бродского
    Подсвечник
    * * *
    Сатир, покинув бронзовый ручей,
    сжимает канделябр на шесть свечей,
    как вещь, принадлежащую ему.
    Но, как сурово утверждает опись,
    он сам принадлежит ему. Увы,
    все виды обладанья таковы.
    Сатир — не исключенье. Посему
    в его мошонке зеленеет окись.

    Фантазия подчеркивает явь.
    А было так: он перебрался вплавь
    через поток, в чьем зеркале давно
    шестью ветвями дерево шумело.
    Он обнял ствол. Но ствол принадлежал
    земле. А за спиной уничтожал
    следы поток. Просвечивало дно.
    И где-то щебетала Филомела.

    Еще один продлись все это миг,
    сатир бы одиночество постиг,
    ручьям свою ненужность и земле;
    но в то мгновенье мысль его ослабла.
    Стемнело. Но из каждого угла
    «Не умер» повторяли зеркала.
    Подсвечник воцарился на столе,
    пленяя завершенностью ансамбля.

    Нас ждет не смерть, а новая среда.
    От фотографий бронзовых вреда
    сатиру нет. Шагнув за Рубикон,
    он затвердел от пейс до гениталий.
    Наверно, тем искусство и берет,
    что только уточняет, а не врет,
    поскольку основной его закон,
    бесспорно, независимость деталей.

    Зажжем же свечи. Полно говорить,
    что нужно чей-то сумрак озарить.
    Никто из нас другим не властелин,
    хотя поползновения зловещи.
    Не мне тебя, красавица, обнять.
    И не тебе в слезах меня пенять;
    поскольку заливает стеарин
    не мысли о вещах, но сами вещи.
    1968

    СТИХИ В АПРЕЛЕ
    ***
    В эту зиму с ума
    я опять не сошел, а зима
    глядь и кончилась. Шум ледохода
    и зеленый покров
    различаю — и значит здоров.
    С новым временем года
    поздравляю себя
    и, зрачок о Фонтанку слепя,
    я дроблю себя на сто.
    Пятерней по лицу
    провожу — и в мозгу, как в лесу,
    оседание наста.

    Дотянув до седин,
    я смотрю, как буксир среди льдин
    пробирается к устью. Не ниже
    поминания зла
    превращенье бумаги в козла
    отпущенья обид. Извини же
    за возвышенный слог;
    не кончается время тревог,
    не кончаются зимы.
    В этом — суть перемен,
    в толчее, в перебранке Камен
    на пиру Мнемозины.
    Апрель 1969

  3. Александр Биргер
    24 ноября 2020 at 23:47

    — Алекс, — Divan заулыбался, показал на стул напротив себя, — садись.
    — Так. Он посмотерел на экран компьютера.
    — Налог на жилье… Отработал. Reparation… Отработал. Налог для мусульман…. Есть. Налог, что еврей… Слушай, а ты, не хочешь перейти в ислам?
    — Нет, — покачал головой Алекс, — не хочу.
    — Напрасно. Сэкономил бы два налога сразу. Если надумаешь, скажи. Так. А налог на Гондурас?
    — Какой Гондурас?

Добавить комментарий