Татьяна Хохрина. Жара

Который день ожидая, не закипит ли вода в озерах под Стокгольмом, сижу на лужайке в кресле-качалке, как совсем постаревшая героиня чеховских пьес, точно Фирс в женском обличии, и не могу себя заставить заняться исконным делом россиянки за границей — шоппингом. Видно, совсем скоро в тираж.

Еще недавно только щелку приоткрой — и не остановить! Рысью несемся мы, опустошая неожиданно попавшие на пути сперва турецкие рынки или барахолки типа Порта Портезе, потом, чуть отдышавшись — Галери Лафайет и Блюмингдейлз, потом степенно, наевшись и выдохнув — Сакс Пятой Авеню, Хэрродз и прочие Шанели. Но чем выше в гору, тем, честно говоря, меньше надо. И даже не потому, что все меньше налезает — есть же еще молодые и стройные близкие!- но просто интерес иссяк, такого вида спорта больше нет. Азартные бои без правил почти незаметно превратились в постный, вялый керлинг. Есть, конечно, перспектива, что закручивание гаек, заваривание дверей и задраивание окон вернет былое рвение, но об этом думать противно и не хочется совсем.

А сколько же радости приносила случайная и неожиданная добыча в годы нашей юности! Какие фантастические лабиринты связей она выстраивала! Какие люди становились основой жизнеустройства в пиковые моменты твоей личной истории!

О загранице никто и не мечтал. Все эти исковерканные тогда слова типа Армани и Луи Вуитон были известны тонюсенькой прослойке посетителей 200-й секции ГУМа, семьям дипломатов и особенно народным артисткам оперы и балета. Остальные на такую абракадабру даже не отвлекались! Куда важнее и полезнее было иметь Надю в обувном, Верочку в Орленке, Эдуарда Николаевича в ЦУМе и Светлану в Березке. Но и они доставались избранным, а их сокровищницы были предсказуемы и тоже довольно скудны. Они тоже в основном могли побаловать только свое семейство, быть интересными держателям другого дефицита, ну и чуток лишь обласкать посторонних, чтоб оправдать свои собственные расходы. При этом меню их (за исключением, пожалуй, высших чинов Березки, ГУМа и Детского Мира) оставалось все равно довольно диетическое и предсказуемое, хотя и малодоступное и потому окрыляющее простого гражданина.
Читать дальше здесь:
Share
Статья просматривалась 106 раз(а)

1 comment for “Татьяна Хохрина. Жара

  1. Виктор (Бруклайн)
    10 августа 2020 at 2:11

    Татьяна Хохрина. Жара

    Который день ожидая, не закипит ли вода в озерах под Стокгольмом, сижу на лужайке в кресле-качалке, как совсем постаревшая героиня чеховских пьес, точно Фирс в женском обличии, и не могу себя заставить заняться исконным делом россиянки за границей — шоппингом. Видно, совсем скоро в тираж. 

    Еще недавно только щелку приоткрой — и не остановить! Рысью несемся мы, опустошая неожиданно попавшие на пути сперва турецкие рынки или барахолки типа Порта Портезе, потом, чуть отдышавшись — Галери Лафайет и Блюмингдейлз, потом степенно, наевшись и выдохнув — Сакс Пятой Авеню, Хэрродз и прочие Шанели. Но чем выше в гору, тем, честно говоря, меньше надо. И даже не потому, что все меньше налезает — есть же еще молодые и стройные близкие!- но просто интерес иссяк, такого вида спорта больше нет. Азартные бои без правил почти незаметно превратились в постный, вялый керлинг. Есть, конечно, перспектива, что закручивание гаек, заваривание дверей и задраивание окон вернет былое рвение, но об этом думать противно и не хочется совсем.

    А сколько же радости приносила случайная и неожиданная добыча в годы нашей юности! Какие фантастические лабиринты связей она выстраивала! Какие люди становились основой жизнеустройства в пиковые моменты твоей личной истории!

    О загранице никто и не мечтал. Все эти исковерканные тогда слова типа Армани и Луи Вуитон были известны тонюсенькой прослойке посетителей 200-й секции ГУМа, семьям дипломатов и особенно народным артисткам оперы и балета. Остальные на такую абракадабру даже не отвлекались! Куда важнее и полезнее было иметь Надю в обувном, Верочку в Орленке, Эдуарда Николаевича в ЦУМе и Светлану в Березке. Но и они доставались избранным, а их сокровищницы были предсказуемы и тоже довольно скудны. Они тоже в основном могли побаловать только свое семейство, быть интересными держателям другого дефицита, ну и чуток лишь обласкать посторонних, чтоб оправдать свои собственные расходы. При этом меню их (за исключением, пожалуй, высших чинов Березки, ГУМа и Детского Мира) оставалось все равно довольно диетическое и предсказуемое, хотя и малодоступное и потому окрыляющее простого гражданина.

    Читать дальше по ссылке в блоге.

Добавить комментарий