Дмитрий Быков. Волчий блюз

Из всей моей жизни, замечу между делом, — с отроческих дней до седин,
А также из российской истории в целом напрашивается вывод один.
Из всех её застоев, отстоев и драк, топтаний в грязи или крови
Отчетливо следует: волка на собак, на собак в помощь не зови.

В помощь на гражданских не зови сапога, в помощь на вольняшек — зэка,
В помощь на внутренних — внешнего врага, даже со знаньем языка,
Варягов — хазарами, сговоров — сварами, водяры — рекламой анаши,
Потопов — пожарами, бессонниц — кошмарами, воров пандемией не глуши.

Этому учили Гомер и Низами: грешно отрываться от земли,
Волка не зови, медведя не зови, саблезубого тигра не зови.
Смотри, уже собаки уселись визави и воют на луну до зари, —
Но волка не зови, умри, а не зови, в тон подвывай, а не зови.

Россия прославлена свистом соловьиным, но больше палашом, палачом,
Клин вышибается не клином, а дрыном, сомнение — огнём и мечом,
Посадки приходят на смену карантину, на смену чуме — Наполеон,
На смену реформатору — допустим, кретину — приходит людоед-чемпион.

На дурня — тупица, на вора — кровопийца, на крысу — безумный крысолов,
Кому-то, допустим, не нравился Капица, — на смену выходит Киселёв,
Кому-то, допустим, не нравится клопица — на смену приходит василиск,
И так всё это будет лепиться, толпиться, пока оно Бога веселит.

Сидит детоубийца, импозантный мужчина, — но входят голод, смута, поляк.
Сидит, допустим, Грозный, убивает сына, — но входят Сталин, Берия, ГУЛАГ.
Сидит, допустим, Брежнев, мемуары лабает, — но входит вереница братков.
Сидит, допустим, Путин, — но входит Хабаровск, а следом торопится Стрелков.

И самое печальное, что дело табак, подкрался вырожденческий век,
И стало уже некого позвать на собак — остались только волки да снег.
Сторож — слабак, караул ушёл в кабак, посыльный — в центральный комитет,
Уже коронавирус сходил на собак, однако у них иммунитет.

И можно бы утешить бесполезных рубак, скитающихся местным жнивьем,
Что волки вырождаются обратно в собак, — но думаю, мы не доживем.
Стоят два барака среди буерака, над ними — небо-решето,
А если ты, допустим, не волк и не собака, то здесь тебя не держит никто.

Share
Статья просматривалась 164 раз(а)

1 comment for “Дмитрий Быков. Волчий блюз

  1. Виктор (Бруклайн)
    20 июля 2020 at 0:37

    Дмитрий Быков. Волчий блюз

    Из всей моей жизни, замечу между делом, — с отроческих дней до седин,
    А также из российской истории в целом напрашивается вывод один.
    Из всех её застоев, отстоев и драк, топтаний в грязи или крови
    Отчетливо следует: волка на собак, на собак в помощь не зови.

    В помощь на гражданских не зови сапога, в помощь на вольняшек — зэка,
    В помощь на внутренних — внешнего врага, даже со знаньем языка,
    Варягов — хазарами, сговоров — сварами, водяры — рекламой анаши,
    Потопов — пожарами, бессонниц — кошмарами, воров пандемией не глуши.

    Этому учили Гомер и Низами: грешно отрываться от земли,
    Волка не зови, медведя не зови, саблезубого тигра не зови.
    Смотри, уже собаки уселись визави и воют на луну до зари, —
    Но волка не зови, умри, а не зови, в тон подвывай, а не зови.

    Россия прославлена свистом соловьиным, но больше палашом, палачом,
    Клин вышибается не клином, а дрыном, сомнение — огнём и мечом,
    Посадки приходят на смену карантину, на смену чуме — Наполеон,
    На смену реформатору — допустим, кретину — приходит людоед-чемпион.

    На дурня — тупица, на вора — кровопийца, на крысу — безумный крысолов,
    Кому-то, допустим, не нравился Капица, — на смену выходит Киселёв,
    Кому-то, допустим, не нравится клопица — на смену приходит василиск,
    И так всё это будет лепиться, толпиться, пока оно Бога веселит.

    Сидит детоубийца, импозантный мужчина, — но входят голод, смута, поляк.
    Сидит, допустим, Грозный, убивает сына, — но входят Сталин, Берия, ГУЛАГ.
    Сидит, допустим, Брежнев, мемуары лабает, — но входит вереница братков.
    Сидит, допустим, Путин, — но входит Хабаровск, а следом торопится Стрелков.

    И самое печальное, что дело табак, подкрался вырожденческий век,
    И стало уже некого позвать на собак — остались только волки да снег.
    Сторож — слабак, караул ушёл в кабак, посыльный — в центральный комитет,
    Уже коронавирус сходил на собак, однако у них иммунитет.

    И можно бы утешить бесполезных рубак, скитающихся местным жнивьем,
    Что волки вырождаются обратно в собак, — но думаю, мы не доживем.
    Стоят два барака среди буерака, над ними — небо-решето,
    А если ты, допустим, не волк и не собака, то здесь тебя не держит никто. 

Добавить комментарий