Анатолий Головков. СМОКТУНОВСКИЙ, КОТ ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ

Он жил при чебуречной возле метро. Немного в другой Москве. Ведь она, Москва-то, быстро меняется, даже иной раз не уследишь.
Кот охотился на птиц. Для интереса. Поймает голубя, зажмет в лапах: а ну, сизокрылый говнюк, кричи, хочу жениться, а то съем. А потом отпустит.
Пока люди гор и пустынь замешивали тесто, похожее на цемент, кот разгребал фарш, смесь говядины с бараниной. Ему попадались обрезки кишок, жилы. А то и гребешок, коготь, осколок копыта. Но коровой или овцой тут не пахло.
Кот не раз намекал хозяину ларька: если поймают, оштрафуют, а то и побьют. Это ведь кура со свиньей!.. Ну, и что? Тебя забыли спросить, мурло поганое!.. Кот смотрел взглядом, полным сожаления. За эти невероятные глаза его прозвали Смоктуновским.
Однако всякое утро народ шел к метро.
Всякое утро чебуреки тонули в черном масле и всплывали, как накрашенные покойники.
Всякое утро их брали на завтрак врачи из курсов повышения квалификации, менты, таксисты и ночная вахта метро.
А также друг котов — дядя Дима Лукич, человек-сэндвич, ходячая реклама. Он продавал вещи, мало совместные с котами, — а по нынешним временам, и с людьми, — туры в Тунис и Марокко.
Смоктуновский толкался, кусал Лукича за ботинок, намекал как мог: в чебуреках нет мяса. А дух потрохов не отбить даже специями Человек-сэндвич верил коту, считал, что он ему социально близок, но все равно покупал пяток-другой со скидкой.
Дома он разогревал чебуреки в микроволновке и ел, заполняя билеты лотереи. Он мечтал выиграть миллион, выкупить заведение у таджиков вместе с котом и продавать пироги с капустой.
Но у них всех по-другому вышло: ларек снесли.
Лукич умотал к сыну в Армавир, велел ждать.
Смоктуновский поселился под крыльцом полиции.
Лукич, как устроится, обещал за Смоктуновским вернуться. Если обещал, наверное, вернется, правда же?

Share
Статья просматривалась 220 раз(а)

1 comment for “Анатолий Головков. СМОКТУНОВСКИЙ, КОТ ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ

  1. Виктор (Бруклайн)
    14 июля 2020 at 23:27

    Анатолий Головков. СМОКТУНОВСКИЙ, КОТ ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ

    Он жил при чебуречной возле метро. Немного в другой Москве. Ведь она, Москва-то, быстро меняется, даже иной раз не уследишь.
    Кот охотился на птиц. Для интереса. Поймает голубя, зажмет в лапах: а ну, сизокрылый говнюк, кричи, хочу жениться, а то съем. А потом отпустит.
    Пока люди гор и пустынь замешивали тесто, похожее на цемент, кот разгребал фарш, смесь говядины с бараниной. Ему попадались обрезки кишок, жилы. А то и гребешок, коготь, осколок копыта. Но коровой или овцой тут не пахло.
    Кот не раз намекал хозяину ларька: если поймают, оштрафуют, а то и побьют. Это ведь кура со свиньей!.. Ну, и что? Тебя забыли спросить, мурло поганое!.. Кот смотрел взглядом, полным сожаления. За эти невероятные глаза его прозвали Смоктуновским.
    Однако всякое утро народ шел к метро.
    Всякое утро чебуреки тонули в черном масле и всплывали, как накрашенные покойники.
    Всякое утро их брали на завтрак врачи из курсов повышения квалификации, менты, таксисты и ночная вахта метро.
    А также друг котов — дядя Дима Лукич, человек-сэндвич, ходячая реклама. Он продавал вещи, мало совместные с котами, — а по нынешним временам, и с людьми, — туры в Тунис и Марокко.
    Смоктуновский толкался, кусал Лукича за ботинок, намекал как мог: в чебуреках нет мяса. А дух потрохов не отбить даже специями Человек-сэндвич верил коту, считал, что он ему социально близок, но все равно покупал пяток-другой со скидкой.
    Дома он разогревал чебуреки в микроволновке и ел, заполняя билеты лотереи. Он мечтал выиграть миллион, выкупить заведение у таджиков вместе с котом и продавать пироги с капустой.
    Но у них всех по-другому вышло: ларек снесли.
    Лукич умотал к сыну в Армавир, велел ждать.
    Смоктуновский поселился под крыльцом полиции.
    Лукич, как устроится, обещал за Смоктуновским вернуться. Если обещал, наверное, вернется, правда же?

Добавить комментарий