РЕЛИГИЯ COVID19

 

С момента начала эпидемии Короновируса появилось не малое количество самых различных предположений и конспирологических теорий. И самое удивительное, что ни одну такую теорию, ни одно предположение невозможно начисто отвергнуть. Так происходит всегда, когда вопросов оказывается больше, чем ответов. Точней ответы есть, но они вызывают еще больше вопросов. Хотя вроде все ясно и очевидно.

Но, если все-таки не обращать внимание на догадки, а посмотреть на факты, посмотреть на то, как развивается ситуация и что получается в итоге, то единственное сравнение, которое само собой напрашивается-это сравнение с религией.

Прежде всего хочу оговориться, что сравнение мировой короновирусной пандемии с религией ни в коей мере не касается Веры  человека во Всевышнего и тем более  не ставит под сомнение  само существование Всевышнего.

Религия в данном сравнении расматривается исключительно, как  иерархический и бюрократический институт управления обществом, от начала до конца созданный и построенный людьми в своих целях. Никакие иерархические должности Всевышний для людей не создавал. Так же, как и не строил храмы и не писал иконы.

Никогда в церковной бюрократии не было ни святых праведников, ни каких-либо сверхъестественных божественных существ. И тем более никогда не было заботы о человеческом благе, здоровье, достатке. Заботу о человеке в реальном мире религия всегда оставляла самому человеку. Зато создавала препятствия в виде законов и общественных правил в естественном стремлении человека обеспечить достаток и быть свободным.

Всеми уровнями -от самого начального до самого верхнего религией управляли обыкновенные смертные люди. Чиновники и карьеристы. Именно эти религиозные чиновники и насаждали обществу нормы, как люди должны жить и какое страшное наказание ожидает человека в случае нарушения правил церковной морали.

Суть религии сводится к подчинению человека и всего общества. Подчинению через страх.
Страх перед теми ужасами, которые ожидают нарушителей правил в следующей жизни. И не только в следующей. Да и в этой жизни тоже.

Любого человека, усомнившегося в официальных религиозных постулатах, ожидало совершенно конкретное наказание. Такие люди своим поведением, своими сомнениями подрывали фундаментальную основу религии-страх.

Страх порождает веру.

Страх возникает только перед неизвестным. Человек не боится того, что знает, но всегда боится того, чего не знает. И тогда человеку остается только верить. Страх и вера-это и есть два самых важных фактора управления людьми. Через страх человека можно заставить верить во что угодно. Даже в самый очевидный абсурд.

Есть у религии и свой визуальный ряд. Целая информационно-пропагандистская система, как это называется сегодня. Визуально -информационная пропаганда на службу которой было поставлено искусство. От архитектуры, живописи, скульптуры до музыки, театра и литературы.

Никто из людей никогда и ничего из того, о чем проповедовали религиозные пропагандисты не видел своими глазами и что называется не щупал. Только слова, только мифы, поддерживаемые визуальным рядом. Все искусство было призвано наглядно иллюстрировать проповедуемые церковными чиновниками страхи.

Используя страх властьпридержащие управляли обществом, подчиняли себе общество, приобретая ещё больше власти и ещё больше богатств.

Благодаря религии и страху создавались монархии и государства. Любая монархия, как внушали обществу, от Б-га, а любой монарх, любой правитель не просто человек, а “помазанник божий”. При этом “помазанник” всегда был обыкновенным человеком и так же, как и любой человек питал слабости, болел и был смертен.

Религия создавала иллюзию некой «божественности» самых отпетых негодяев, убийц и грабителей.
Собственно, религия должна была обожествлять убийц и подонков возводя их в ранг легитимных правителей общества. Люди принимали власть убийц и грабителей над собой, так как за несогласие и неприятие «божественного» ожидало наказание в этой жизни и в жизни следующей. Любая власть от Б-га- уверяла церковь.

Главное предназначение государства состоит в абсолютном подчинении человека и безнаказанной возможности тех, кто находится у власти забирать у человека его собственные заработанные деньги в любом размере и в любое время. Тех, кто не согласен и не подчиняется нормам государство наказывает. Вплоть до убийства.

Только государство располагает монополией на безнаказанные грабежи и убийства. Фундамент этой монополии-страх.

Но если прежде в религиозных догмах страх самой страшной тяжести наказания касался загробной жизни и только потом в жизни этой, то со временем приоритеты страха изменились. Теперь страх наказания в следующей жизни отошел на второй план и главным стал страх наказания здесь и сейчас.
Связанно это с тем, что люди в основной своей массе становятся все менее подверженными религиозной пропаганде. Реальность определяет жизнь и приоритеты человека. И в этой реальности страх наказания в загробной жизни теряет свою силу в общественном восприятии.

Ослабление религиозных страхов закономерно привело к тому, что и страх человека перед государством стал значительно меньше. Страх перед религиозными мифами и страх перед государством являются продолжением один другого. И и рушатся оба этих страха как рушится карточный домик.

Бунты, революции, неподчинение властям-все это есть в первую очередь результат ослабления страха людей перед государством. И чем дальше мир движется по пути технологического прогресса и общественной самостоятельности, тем слабее становится страх перед государством.

Уже во многих странах отменена смертная казнь. У государства отобрано право безнаказанно убивать людей. Реформы государственной системы, институтов государственного контроля стали повсеместными и набирают силу.
Ослабление страха людей перед государством приводит к ослаблению рычагов управления обществом. Таким образом государство теряет свой фундаментальный смысл и просто отомрет за исторической ненадобностью. Если проследить историческую тенденцию, то именно в этом направлении движется человечество.
Остановить процесс распада традиционного государства возможно только одним способом-возродить Страх. Страх тотальный, повсеместный. Панический страх. Превратить страх в новую мировую религию.

И тут появляется новый страх всего человечества. Страх перед Короновирусом.
Сценарий внедрения этого страха по всей планете один и тот же. С одними и теми же словами, предложениями, интонациями. Независимо от континентов, расы, языка общения.
Все происходит так же, как происходило всегда. Новый страх дал в руки государства новые рычаги влияния на общество, управления обществом, подчинения общества. Были продемонстрированы основные виды наказания. Тотальный домашний арест, экономическая катастрофа, болезни и смерть.
Теперь государство может в любой момент объявить о том, что ситуация с Короновирусом обостряется и снова ввести домашний арест, закрыть магазины, рестораны, фабрики, заводы.
Новые правила предполагают множество ограничений. В том числе ограничения свободы передвижения и свободы контактов между людьми.
Свободное социальное общение и свобода передвижения представляют собой два основных фактора подрывающих страх. Именно поэтому на эти факторы и были наложены ограничения.
При внедрении нового страха, как и в прежние времена использовался широкий визуальный ряд. С экранов телевизоров не сходили кадры с огромными больничными комплексами, с массовыми захоронениями. Круглосуточно мелькали цифры, которые должны были наглядно демонстрировать масштабы катастрофы. Страх нагнетался всеми возможными средствами. Не остались без дела и новые проповедники от системы здравоохранения. Именно на них была возложена основная задача-новых проповедей, постулатов и нагнетания страха.
Если не соблюдать все догмы короновирусной религии, то последует непременное наказание. И каким будет наказание человечеству продемонстрировали. Наказание не в загробной жизни, а в сегодняшней нашей реальности. Часть из того что нас ожидает нам рассказали в виде мифов, но часть дали пощупать своими руками и увидеть своими глазами.
Короновирусная религия изменяет не только общественное сознание, ставшие за последние столетия как никогда свободным, и не только приоритеты, но и традиционные ритуалы. Традиционное рукопожатие заменяется некими иными жестами, открытые лица людей закрываются масками, природная тяга людей друг к другу оказывается под запретами и внедряются новые правила так называемой социальной дистанции. Новая религия, новые мифы, новые ритуалы.

Религия Короновируса вобрала в себя все факторы язычества. Язычники создавали себе идолов, обожествляли их. Боялись и поклонялись им. Сейчас на наших глазах происходит тоже самое. Создан всемогущий идол-Короновирус. Идол, который наказывает и убивает за непослушание и с которым человек справится не может. Остаётся выполнять все указания, которые этот идол спускает людям, через своих проповедников из новой главной мировой церкви-системы здравоохранения.

Усомниться в существовании и силе нового идола никто не может. Ведь все видели его силу. Сомневающихся совсем не много, и они оказываются в роле еретиков.

Государство усиливается с одной стороны в результате внедрения тотального страха, с другой стороны укрепляет свой авторитет через деньги.
Загнав общество в глубокий экономический кризис, именно государство производит сегодня денежные вливания для поддержания минимальной жизнеспособности общества. Авторитет тех, то дает деньги всегда возрастает. В данном случае авторитет государства.

На этом фоне происходит рестарт всей мировой экономической системы.

Инвестиционные рынки уже давно не способны абсорбировать нескончаемый поток денежной массы.
Сегодня идет процесс сокращения производства. Мелкие и средние бизнесы, финансовые структуры переживают падение, которое очень многие не выдержат.
Происходит тотальное сокращение непомерно раздутой мировой экономической и финансовой системы. Этот процесс может занять несколько лет. В результате инвестиционное рынки высвободятся и откроются перспективы для нового витка экономического роста на ближайшие десятилетия. Но этот следующий виток уже сейчас в корне отличается от того, что мы знаем. Экономика будет более технологичной с основным упором на современные высокие технологии. А, следовательно, и более рентабельной.
С открытием новых перспектив на рынке возрастет потребность в кредитах и инвестициях. Таким образом инвестиционные рынки увеличатся в разы в то время как снизятся производственные затраты.
Мы переживаем период перезагрузки и усиления государства, мировой экономической системы включая формы производства, обслуживания и финансовых рынков. И толчком всем этим процессам, их детонатором стал  страх и вера.

Share
Статья просматривалась 186 раз(а)

Добавить комментарий