Андрей Головнев. Антропология движения: Homo mobilis («человек движущийся») — это все

Андрей Головнев. Антропология движения: Homo mobilis («человек движущийся») — это все

«Наш прапрапредок, который жил на Восточно-Африканском рифте, в ущелье Олдувай, обладал строением ног, которое свидетельствует о том, что он больше бегал, чем ходил. Человечество разбежалось на всю планету, освоило ее, как никакой другой биологический вид. Мы недооцениваем и недопонимаем, какое значение имело движение в становлении человечества и его культуры, преодоление расстояния в виде различных приспособлений — лук, копье, не говоря уже о транспорте.

Мне через этот опыт по-новому открылись страницы истории, в том числе морских кочевников — финикийцев, греков, тех же викингов, которые проводили в пути большую часть жизни и считали, что это и есть наслаждение, цель жизни. Казаки сюда же. Абсолютно.

Кайф от движения и кочевья — это особая философия. Однажды поймал это ощущение на себе. В середине полярной ночи, в трескучий мороз мы кочевали , и я думал: да когда же эта перекочевка кончится? Мне казалось, что длилась она целую вечность, на самом деле — всего лишь полдня. И в этот момент я почувствовал, как это здорово, что мы движемся. И как красиво и музыкально это движение, как качается небо, как приятно похрустывают копыта оленей, поскрипывают нарты. У меня изменилось настроение в пользу того, что я стал ждать кочевья. И вот это и есть этнографическое включение, когда я почувствовал изнутри эти импульсы кочевой культуры.

Примерно в 2007-2008 годах уже окончательно сложились формулировки. В моих работах появился персонаж Homo mobilis («человек движущийся»). Это был перелом! Знаете, что названо, то и приобрело новый смысл. Появился у меня Homo mobilis — все! Началась антропология движения».

Источник: газета «Петербургский дневник» № 107 (2319),  Андрей Головнев, Августа Орлова, Анастасия Передрева.

Share
Статья просматривалась 89 раз(а)

Добавить комментарий