Владислав Лисовец. Фриске встретила смерть красивой

Владислав Лисовец. Фриске встретила смерть красивой

Пять лет назад умерла Жанна Фриске. Она сгорела на пике славы, в самом расцвете сил и красоты. Ее уход для многих россиян стал и личной трагедией. Известный стилист и эксперт моды Владислав Лисовец рассказал о последней встрече с ней.

«Это было примерно за три месяца до ее ухода. Жанна понимала, что с ней происходит, прошла тяжелейший курс лечения, только что вернулась из Америки. Тогда она пришла в себя, на короткий период, мы все обрадовались… Вот тогда Жанна решила приехать ко мне в салон постричься.

Я сам удивился, что она не попросила ширм. Я предлагал: «Может, дома? Может, в закрытом пространстве?». Она мне резко ответила: «Нет, не надо». Жанна приехала в салон, мне позвонил Дима [Шепелев] и сказал: «Мы приехали».  Я помню, что убрал в салоне звук и попросил всех, кто там был: «Ребята, включите все свое театральное мастерство, пожалуйста. Будет Жанна Фриске. Никаких шушуканий, переглядывапний, телефонов и разговоров. Максимум, что вы можете сказать Жанне — «привет».

Был полный салон: администраторы, клиенты — все были в неком шоке. К тому времени Жанна похудела, но все равно была большой, хромала, ходила с тростью. Я выбежал к ее машине, хотел руку подать, но она ответила: «Нет, я сама». Я оторопел, а Жанна прошла в салон, всем улыбнулась, все было как обычно, похвалилась своими новыми кроссовками, со всеми поздоровалась, поинтересовалась, куда ей сесть… Потом я все же собрался с силами и спросил: «Жанна, как будем стричься?!». А она в ответ: «Да без разницы. Я все равно ничего не вижу».

Это был ужас. Я стригу свою подругу, которая видит только силуэт, у которой практически нет волос… А она смеется. Весь салон, все клиенты были в шоке. А потом я и Жанна еще громче начали смеяться, что-то вспоминать, обсуждали личную жизнь, шутки отпускали в адрес друг друга. Жанна даже несколько раз извинялась перед другими клиентами за шум. Вы представляете? Это было наше теплое, обычное общение, но я видел, как другие люди со слезами смотрели на нас, потому что все понимали ситуацию, и у всех читался ужас на лицах. Эта ситуация разделила мою жизнь на до и после. У Жанны было по-настоящему красивое женское сердце, которое мечтало о счастье, любви и детях. Это не громкие слова. Когда она уехала из салона, у меня случилась жуткая истерика. В голове кружилась эта фраза: «Да все равно я ничего не вижу». Это было сказано не с жалостью к себе, это было в нашей стилистике, такой циничной, смешной, дурацкой. Таких, как Жанна, правда, мало. Это была последняя наша встреча. Через три месяца мне позвонили, сказали, что Жанна в коме, потом она ушла».

Источник: газета «МК в Питере» № 25 (1426), Владислав Лисовец, Екатерина Стрижалина.

Share
Статья просматривалась 95 раз(а)

Добавить комментарий