Алексей Цветков. Мои переводы Катулла

I
Кто в подарок получит эту книжку,
эту чудную, прямо из-под пемзы?
Ты, Корнелий – ведь ты мои безделки
полагал не лишенными достоинств
в те года, когда ты один меж римлян
в трех томах изложить дерзнул подробно
всю историю, бог тому свидетель.
Получай же в подарок эту книжку
без затей, да пошлет ей жизни больше
сотни лет покровительница дева.

II
Воробей — моей девочки забава,
с кем играет она, кого в подоле
усадив, иногда ему подставит
нежный пальчик и вздрогнет от укуса,
если милой моей взбредет в головку,
ненаглядной, найти себе потеху
или тяжкой печали утоленье,
чтобы страсть не томила понапрасну.
Поиграть бы с тобой, как ей игралось,
и тревогу души своей развеять —
цель желаний моих, чем золотое
было яблоко девственной бегунье,
распустившее слишком тесный пояс.

III
Все Венеры, все Грации, скорбите,
И другие, кто к ним неравнодушен.
Вечным сном опочил моей подружки
воробей, моей девочки забава.
Крепче ока она его любила
был он нежен и льнул к своей хозяйке,
словно девочка к матери любимой,
от подола на шаг не удалялся:
только прыгнет туда-сюда бывало
и чирикает лишь одной хозяйке.
Нынче в мрачные он ступил пределы,
из которых навеки нет возврата.
Будьте прокляты, мерзостные тени
Орка, где красота навеки гибнет,
Воробья меня дивного лишая!
О, утрата! О бедная пичуга!
Ты виной, что грустна моя подружка
и глаза у нее на мокром месте.

V
Станем жить, моя Лесбия, с любовью,
за зловредные старцев пересуды
не давая ни ломаной полушки.
Пусть восходят светила и садятся,
нам же, только затмится свет недолгий,
спать под пологом бесконечной ночи.
Поцелуй меня тысячу и сотню
раз, и тысячу, и еще повторно
сто, и тысячу раз, и снова сотню,
а когда набежит без счета тысяч,
перепутаем все и позабудем,
и недобрый не сглазит соглядатай,
сосчитав, сколько раз мы целовались.

XI
Фурий и Валерий, Катулла свита,
хоть надумай в Индию он податься
дальнюю, где гулко о берег бьются
волны востока,
или в край гирканский, к арабам нежным,
к сакам или к парфянам луконосным,
или где разливом окрасил сушу
Нил семиустый,
или побрести по альпийским кручам,
монументы Цезаря озирая,
галльским Рейном к грозным и самым несу-
светным британцам —
раз уж вы, друзья, что бы ни сулило
небо, риск со мной разделить решили,
весточку подружке моей снесите
не из приятных.
Счастья ей среди блудодеев прытких,
сотни три в объятья ей будет впору,
никого не любит, но иссушает
каждому лоно.
Больше пусть любви у меня не ищет,
что ее виной полегла, подобно
луговому цвету под равнодушным
лемехом плуга.

XVI
Ох и вставлю я вам и в рот, и в жопу,
Гниды гнойные Фурий и Аврелий!
Вы решили, что раз мои стишата
Столь игривы, то я и сам развратник.
Хоть к лицу целомудрие поэту,
Но стихам лицемерие излишне.
Тем они изощренней и острее,
Чем двусмысленней или непристойней,
Чем вернее щекоткой разохотят
Не сопливых юнцов, а тех матерых,
У которых не встанет и с лебедкой.
Прочитав про сто тысяч поцелуев,
Вы спешите к таким меня причислить?
Ох и вставлю я вам и в рот, и в жопу!

LI
Как по мне, бессмертному равен богу
или даже богу соперник смертный,
кто перед тобой, онемев, все время
видит и слышит
сладкий смех твой – мне, смятенному, тотчас
отнимает чувства, лишь мельком гляну
на тебя, о Лесбия, гибнет голос
в стиснутом горле.
Речь в параличе, легкое по членам
пробегает пламя, и призрак звука
поражает слух, затмевает очи
ночью кромешной.
В праздности, Катулл, для тебя погибель,
праздность твой восторг, лучше нет услады,
праздность бич царей, и цветущий город
в прах повергает.

Share
Статья просматривалась 123 раз(а)

2 comments for “Алексей Цветков. Мои переводы Катулла

  1. Виктор (Бруклайн)
    1 июня 2020 at 22:01

    Алексей Цветков. Мои переводы Катулла

    I
    Кто в подарок получит эту книжку,
    эту чудную, прямо из-под пемзы?
    Ты, Корнелий – ведь ты мои безделки
    полагал не лишенными достоинств
    в те года, когда ты один меж римлян
    в трех томах изложить дерзнул подробно
    всю историю, бог тому свидетель.
    Получай же в подарок эту книжку
    без затей, да пошлет ей жизни больше
    сотни лет покровительница дева.

    Читать дальше в блоге.

    • Александр Биргер
      2 июня 2020 at 3:15

      A.Цветков
      “… лишь мельком гляну
      на тебя, о Лесбия, гибнет голос
      в стиснутом горле.
      Речь в параличе, легкое по членам
      пробегает пламя, и призрак звука
      поражает слух, затмевает очи
      ночью кромешной.
      В праздности, Катулл, для тебя погибель,
      праздность твой восторг, лучше нет услады,
      праздность бич царей, и цветущий город
      в прах повергает “
      ++++++++++++++++
      лишь мельком он на Лесбию глянул,
      гибнет голос в стиснутом горле…
      Речь — паралич, и призраки звука
      поражают наш слух, затмевая
      все сонеты поэтов успешных

      лучше нет и услады для грешных,
      чем Алёшу Цветкова услышать —
      матерщина прям в прах повергает.
      По пьянке, конешно, всё кромешно

Добавить комментарий