ВЫПИСКИ. СТАНИСЛАВСКИЙ. МХТ В РЕВОЛЮЦИИ 1905

Середина 1905. Проиграна война с Японией, в августе царь издал манифест о создании Гос.Думы (О.Л.Книппер писала М.П.Чеховой «В день манифеста мы все орали урра и всех заставляли кричать, а вечером пили шампанское.»
Все по Саше Черному «Сбежались.Я тоже сбежался.Кричали.Я тоже кричал…»
Потом избрана Гос.Дума (кадеты во главе с Милюковым на коне), беспорядки, воор. восстание и «чистой публике» не до театра.
Наступает отрезвление:

29 ноября 1905. Москва
… Пока Художественный театр цел. Он несет большие убытки и, вероятно, к концу сезона растратит свой капитал.
Дела исключительно плохи. Вся публика выехала из Москвы. Бюджет исключительно велик. Отовсюду прижимают.
Было предложение соединиться с Малым театром, основать Государственный театр.
Но… Пришлось это дело отклонить до созыва Государственной думы. Пользоваться субсидией, притом очень большой, из рук чиновников — нельзя.
Что будем делать в будущем году, неизвестно. Вероятно, уедем на весь год за границу, куда нас усиленно зовут. Будущее покрыто туманом. Нужно ли будет искусство — это большой вопрос. Имеет ли будущность театр с дорогими ценами — другой вопрос. … Настроение довольно подлое… Все отвлекает от работы, да никому она сейчас не нужна. Чувствуешь себя в роли клоуна… а жаль…
Фабрики бастуют на каждом шагу. Получился курьез. Те фабрики, которые держали мастеров в черном теле, имеют возможность делать уступки. Там довольствуются малым. У нас уже давно уступки дошли до последних пределов, дела приносят ничтожный процент. Новых уступок делать нельзя, а у мастеров требования в 10 раз больше, чем у тех, которые привыкли к кулакам. Вот тут и вертись… Сколько я речей говорил… и ничего не выходит.

Share
Статья просматривалась 118 раз(а)

1 comment for “ВЫПИСКИ. СТАНИСЛАВСКИЙ. МХТ В РЕВОЛЮЦИИ 1905

  1. Александр Биргер
    3 июня 2020 at 22:13

    «Культурная работа» поэта Саши Черного,
    1910 год
    Утро. Мутные стекла как бельма,
    Самовар на столе замолчал.
    Прочел о визитах Вильгельма
    И сразу смертельно устал.
    Шагал от дверей до окошка, Барабанил марш по стеклу
    И следил, как хозяйская кошка Ловила свой хвост на полу.
    Свистал. Рассматривал тупо Комод, «Остров мертвых», кровать. Это было и скучно, и глупо —
    И опять начинал я шагать. Взял Маркса. Поставил на полку.
    Взял Гёте — и тоже назад.
    Зевая, подглядывал в щелку, Как соседка пила шоколад.
    Напялил пиджак и пальтишко
    И вышел. Думал, курил…
    При мне какой-то мальчишка
    На мосту под трамвай угодил.
    Сбежались. Я тоже сбежался.
    Кричали. Я тоже кричал,
    Махал рукой, возмущался
    И карточку приставу дал. Пошел на выставку. Злился.
    Ругал бездарность и ложь. Обедал.
    Со скуки напился И качался, как спелая рожь.
    Поплелся к приятелю в гости, Говорил о холере, добре, Гучкове, Урьеле д’Акосте — И домой пришел на заре. Утро…
    Мутные стекла как бельма. Кипит самовар. Рядом «Русь»
    С речами того же Вильгельма. Встаю — и снова тружусь.
    ::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::
    Вот именно… Все по Саше Черному… беспорядки, воор. восстание, затем аступает отрезвление, подсчитывают убытки е убытки…
    вероятно, к концу сезона растратят «театры большие и малые» свои капиталы…

Добавить комментарий