Фольклористу – о Колизее и стихах «колизейных»

Фольклорист: Интересно, что Евг. Баратынский, сын помещика, родом из польских шляхтичей, дворянин, был по отчеству «Абрамович».
В те годы библейские имена давались детям по святцам священниками, поэтому нередки были у русских людей имена Абрам, Иуда, Соломон.. Это видно теперь по фамилиям. Есть Абрамовы, Юдины и т.д.
— Теперь такие имена редки — Абрам, Иуда, Соломон…
И мало Яковых осталось, — у русских и у евреев русскоязычных.
Имена эти, как арматура в стенах Колизея.
Обнаружил в Сети: в стене Колизея имеются отверстия двух видов…
В средние века очень ценилось железо, а при строительстве Колизея оно использывалось внутри стен, как арматура. Во время землетрясения обнажилась часть этих железяк, тут-то римляне и просекли, что отсюда можно добывать железо и стали высверливать места стыков блоков. Другой тип отверстий — Колизей использовался позже по хозяйственным нуждам. К нему пристраивали помещения, привязывали лошадей… и для этих нужд вырубали нужные полости в стенах…
Колизей, как и другие постройки того времени, был облицован белым мрамором. Мрамор растащили в последующие века на строительства уже средневековых зданий. Имеются лишь остатки былой роскоши, самих трибун нет, они уж развалились…
А ещё подслушал, что местные жители называют Колизей — “Пишущая машинка.”
Стихотворения русских поэтов про Колизей
— — —
В Колизее (В.И. Иванов)
Great is their love, who love
in sin and fear.
Byron
Велика тех любовь, кто любят
во грехе и страхе.
Байрон
* * *
День влажнокудрый досиял,
Меж туч огонь вечерний сея.
Вкруг помрачался, вкруг зиял
Недвижный хаос Колизея.

Глядели из стихийной тьмы
Судеб безвременные очи…
День бурь истомных к прагу ночи,
День алчный провожали мы —

Меж глыб, чья вечность роковая
В грехе святилась и крови,
Дух безнадежный предавая
Преступным терниям любви,

Стеснясь, как два листа, что мчит,
Безвольных, жадный плен свободы,
Доколь их слившей непогоды
Вновь легкий вздох не разлучит…
(Между 1893 и 1902)

Колизей (Д.С. Мережковский)
* * *
Вступаю при луне в арену Колизея.
Полуразрушенный, великий и безмолвный,
Неосвещенными громадами чернея,
Он дремлет голубым, холодным светом полный.
Здесь пахнет сыростью подземных галерей,
Росы, могильных трав и мшистых кирпичей.

Луна печальная покрылась облаками,
Как духи прошлого, как светлые виденья,
Они проносятся с воздушными краями
Над царством тишины, и смерти, и забвенья.
В дворце Калигулы заплакала сова…
На камне шелестит могильная трава.

Как будто бы скользят по месяцу не тучи,
А тени бледные… сенаторские тоги…
Проходят ликторы — суровы и могучи,
Проходят консулы — задумчивы и строги…
Не буря на полях к земле колосья гнет,
Пред императором склоняется народ…

И месяц выглянул, и тучи заблестели:
Вот кроткий Антонин и Август величавый,
Воинственный Траян и мудрый Марк Аврелий…
В порфирах веющих, в мерцанье вечной славы
Грядут, блаженные!.. И складки длинных риз —
Подобны облакам… И тени смотрят вниз

На семихолмый Рим. Но в Риме — смерть и тленье:
Потухли алтари, и Форум спит глубоко,
И в храме Юлиев колонна в отдаленье
Обломков мраморных белеет одиноко.
И стонет в тишине полночная сова,
На камне шелестит могильная трава…

И взоры Кесарей омрачены тоскою.
Скрывается луна, безмолвствует природа…
Я вспоминаю Рим, и веет надо мною
Непобедимый дух великого народа!..
Мне больно за себя, за родину мою…
О Тени прошлого, пред вами я стою, —

И горькой завистью душа моя томима!..
И, обратив назад из бесконечной дали
Печальный взор на Рим, они всё мимо, мимо
Проносятся, полны таинственной печали…
И руки с жалобой я простираю к ним:
О слава древних дней, о Рим, погибший Рим!..
1891

Колизей (Н.А. Некрасов)
* * *
Поросшие мхом, окаймленные плющем,
Развалины древнего зданья стоят,
Ничем не напомнят они о живущем,
О смерти на каждом шагу говорят.
Невольно сурово глядишь на руину
И думою сходствуешь с нею вполне.
Упавший обломок там вырыл стремнину,
Там сиро колонна приткнулась к стене,
Изрезало время морщинами темя…
(продолжение — http://russian-poetry.ru/AllThemePoems.php?ThemeId=77)
p.s. Однако, веселее — про Парфенон – у другого поэта:
Иосиф Бродский. В озерном краю
* * *
В те времена, в стране зубных врачей,
чьи дочери выписывают вещи
из Лондона, чьи стиснутые клещи
вздымают вверх на знамени ничей
Зуб Мудрости, я, прячущий во рту,
развалины почище Парфенона,
шпион, лазутчик, пятая колонна
гнилой цивилизации — в быту
профессор красноречия,- я жил
в колледже возле главного из Пресных
Озер, куда из водорослей местных
был призван для вытягиванья жил…

Share
Статья просматривалась 309 раз(а)

7 comments for “Фольклористу – о Колизее и стихах «колизейных»

  1. Александр Биргер
    20 июня 2020 at 3:47

    » В разговоре с женщиной есть один болезненный момент. Ты приводишь факты, доводы, аргументы. Ты взываешь к логике и здравому смыслу. И неожиданно обнаруживаешь, что ей противен сам звук твоего голоса…» — Сергей Довлатов
    ———————————————————-
    МAРК АЗОВ Баллада о солдате
    * * * * * * *
    «Если меня убьют, прошу считать коммунистом…
    А если нет — так нет.» — Анекдот

    Не помним, не знаем ни стари, ни нови,
    Что было и кто виноват…
    А по Тель-Авиву идет Рабинович –
    В Израиле русский солдат.

    И светлое небо, и теплое море,
    И в доме удобный клозет.
    И было б здоровье, и не было б горя,
    А праздника все-таки нет.

    «Корзину» ему и пособие дали,
    Чтоб сытым он мог умереть…
    Но те, что из русской латуни, медали
    Ему неудобно надеть.

    За родину бывшую шел он в атаку,
    За Сталина – за сатану.
    Неужто, неужто, неужто, однако,
    Спасал он не эту страну?!

    Нет, он не участник Войны Шестидневной
    И знал лишь неправду о ней,
    Он был на другой, но зато ежедневно –
    Все тыща четыреста дней.
    . . . . . . . . . .
    Вот если бы раньше, вот если б когда-то
    Был занавес чуть приоткрыт,
    Он, вместо отборного русского мата,
    Учил бы высокий иврит.

    И он бы сегодня не числился гоем,
    Сидел толковал бы Танах,
    И, может быть, что-то немножко другое
    Имел бы в широких штанах.

    А так… не в кипе, а в измятой пилотке,
    Носатый, не русский – ничей,
    Он полз, чтоб захлопнуть смердящую глотку
    Хотя бы одной из печей…

    Не надо медалей к Девятому Мая,
    Ни льгот, ни щедрот – ничего,
    Но ты, наш всевидящий Бог Адонаи,
    Хотя бы взгляни на него.

    9 мая 1995 Израиль
    http://7iskusstv.com/2011/Nomer5/Azov1.php

  2. Александр Биргер
    14 июня 2020 at 7:39

    Тимур Шаов, музыкант
    У меня есть хороший товарищ — эпидемиолог Саша. Он уже два года на пенсии, но профессионализм, как говорится, не пропьешь. У него все по науке, самоизоляция строгая, но разумная: общение с людьми исключает, над перчатками смеется, маски одобряет, гуляние в парке на необходимом расстоянии друг от друга приветствует.
    Вчера общались по скайпу, и, судя по тому, как он оброс волосами, общение с парикмахером тоже пока под запретом.
    Я ему говорю: «Карантин закончился, Саша!» Он отвечает: «А вирус об этом знает?»
    = =
    Зачем нам парикмахер
    . . . .
    Где рестораны, концерты, гулянки,
    Фитнесы, шопинги, праздники, пьянки?
    Все заколочено, все обесточено,
    Что-то утрачено, с чем-то покончено.
    Кто бы сказал сокровенное слово —
    Что нам опора и что нам основа?
    Или сказал: «Да поможет вам бог!»
    Если уж сам не помог.
    Законы забыты, контракты разорваны,
    Опоры подрыты, основы подорваны.
    Как гражданин, я хотел бы узнать:
    Как это все, вашу мать?

    Подстриги меня, жена! Беспокойного такого…
    Мы и есть всему основа.
    Ну и на х-р нам парикмахер?

    Денег нет, и ночь темна.
    И уже готов украсть я,
    Но упрямая жена
    Говорит: «Не в деньгах счастье!
    Не бухай, — говорит, — не ной!
    Не тревожь меня напрасно,
    А если уж сидишь бухой,
    Так хоть думай о прекрасном!»

    Откроются бары, цирюльни и банки,
    Будет работа и пьянки-гулянки.
    Будем тогда выбираться с обочины
    Обезналичены, обеспорточены.
    Будут иметь нас привычно, цинично.
    Ну, в общем, жизнь потечет как обычно.

    Парады, награды, «Спартак — чемпион!»
    А этот политик — долдон!
    И вспомним тогда, что еще ведь недавно
    Сидели в тиши, размышляли о главном.
    И вот победили, нам все нипочем!
    А счастье-то все-таки в чем?

    Подстриги меня, жена! И плевать на все напасти!
    Вот оно, простое счастье.
    Ну и на х-р нам парикмахер?

  3. Александр Биргер
    3 июня 2020 at 20:00

    «И взоры Кесарей омрачены тоскою.
    Скрывается луна, безмолвствует природа…«
    ———————————————————————
    https://www.anekdot.ru/id/927344/?amp
    https://www.anekdot.ru/last/anekdot/
    * Я думал, глобальное потепление, это пляж в апреле, а не куртки в конце мая.
    * Вернемся к насущному: Может быть, вместо того, чтобы голосовать за новые статьи Конституции, стоило бы попробовать соблюдать старые?!
    * «Чтобы победить коронавирус, надо думать, как коронавирус!»- сказали чиновники. «- Да вы уже и так хуже холеры», — подумал народ.
    * Коронавирус подобен религии — одни в него верят, другие — нет, а третьи просто делают деньги, продавая первым — маски, перчатки, антисептики, и протоколы о нарушении — вторым.
    * — Если нет в кармане денег привяжите к жопе веник…
    — А вы точно министр труда?
    * Полицейским разрешили стрелять на поражение при любой угрозе.
    Как мы помним, угрозой для них являются пластиковые стаканчики…

  4. Александр Биргер
    1 июня 2020 at 0:38

    Анекдоты на вечную тему: …встречаются два еврея
    ——————————————————————————-
    * — Мойша, что я вижу? Ты читаешь антисемитскую литературу?
    — Таки да!
    — Но как ты можешь?
    — Ой, Сема! Почитал я нашу еврейскую литературу… Сплошной депресняк —
    нас все гнали, убивали, мучили, резали, устраивали Шоа
    и Xолокост….. Аж тошно! А почитал антисемитскую литературу — мы, оказывается, правим миром, мы всем заправляем, всех расставляем на важные посты, всех купили. Сплошной позитив!
    * — Яша, если бы тебя увидел Достоевский, он бы написал «Идиот» не за 2
    года, а за 2 дня.
    * Как говорила Циля Марковна: есть люди — одеялки, с ними тепло, а есть
    люди — письма, их хочется послать…
    * Рабинович в жару в синагоге снял пиджак. Раввин сделал ему замечание.
    Ребе, мне сама английская королева разрешила снимать пиджак.
    — При чем тут королева?
    — При том! Я был в Англии в составе делегации, нас пригласили на обед к
    королеве. Я снял пиджак и повесил на спинку стула, а королева сказала: Рабинович, пиджак у себя в синагоге будете снимать!
    * Одесса. Автобус.
    — Мужчина! Если уж вы совсем на меня легли, то хотя бы не спите!
    * Если в Одессе на стене висит репродукция картины Айвазовского, то
    комната считается с видом на море!
    * — Циля, сколько ты дала за эту прелестную шляпку?
    — Ни разу, мне её муж купил!
    * Мадам Ройзенблат, два бывших мужа — это не коллекция… Это неурожай!

  5. Александр Биргер
    31 мая 2020 at 23:55

    Сергей Плотов за Марину, картошку и др. корнеплоды
    ———————————————————————————-
    * Марина в нитяных перчатках
    Мешок с картошкой волокла
    И оттого была печальна,
    Что быть с Петровым не могла,
    Поскольку замужем за Колькой
    Была Махониным, увы,
    Который срок мотал на стройках
    Промёрзшей до нутра Тувы.
    И, коль нашла б себе другого –
    Её бы Колька порешил…
    А сиплый баритон Петрова
    Над корнеплодами кружил.
    И песню слушала Марина,
    Прикрыв печальные глаза.
    И, как бродяга с Сахалина,
    Бежала по щеке слеза.
    * * *
    Ты же видишь — сценарий говно.
    С каждым годом — тем хуже, чем дальше.
    Пусть на песне про тёмную ночь
    Голос твой перехватит от фальши.

  6. Александр Биргер
    27 мая 2020 at 0:13

    Известные цитаты Сергея Довлатова
    ————————————————
    * Я оглядел пустой чемодан. На дне — Карл Маркс. На крышке — Бродский. А между ними — пропащая, бесценная, единственная жизнь
    * В разговоре с женщиной есть один болезненный момент. Ты приводишь факты, доводы, аргументы. Ты взываешь к логике и здравому смыслу. И неожиданно обнаруживаешь, что ей противен сам звук твоего голоса…
    * Три вещи может сделать женщина для русского писателя. Она может кормить его. Она может искренне поверить в его гениальность. И наконец, женщина может оставить его в покое. Кстати, третье не исключает второго и первого.
    * Дочку мы почти не воспитывали, только любили.
    * — Вам можно доверять. Я это сразу поняла. Как только увидела портрет Солженицына.
    — Это Достоевский. Но и Солженицына я уважаю…
    * Борина жена, в девичестве — Файнциммер, любила повторять: «Боря выпил столько моей крови, что теперь и он наполовину еврей!».
    Подробнее на livelib.ru:
    https://www.livelib.ru/author/179/quotes-sergej-dovlatov

  7. Александр Биргер
    23 мая 2020 at 4:25

    Фольклорист: Интересно, что Евг. Баратынский, сын помещика, родом из польских шляхтичей, дворянин, был по отчеству «Абрамович». В те годы библейские имена давались детям по святцам священниками, поэтому нередки были у русских людей имена Абрам, Иуда, Соломон.. Это видно теперь по фамилиям. Есть Абрамовы, Юдины и т.д.
    — Теперь такие имена редки — Абрам, Иуда, Соломон…
    И мало Яковых осталось, — у русских и у евреев русскоязычных. Имена эти, как арматура в стенах Колизея…
    В средние века очень ценилось железо, а при строительстве Колизея оно использывалось внутри стен, как арматура. Во время землетрясения обнажилась часть этих железяк, тут-то римляне и просекли, что отсюда можно добывать железо и стали высверливать места стыков блоков…
    А ещё подслушал, что местные жители называют Колизей — “Пишущая машинка…”

    В Колизее. В.И. Иванов
    * * *
    День влажнокудрый досиял,
    Меж туч огонь вечерний сея.
    Вкруг помрачался, вкруг зиял
    Недвижный хаос Колизея.

    Глядели из стихийной тьмы
    Судеб безвременные очи…
    День бурь истомных к прагу ночи,
    День алчный провожали мы —

    Меж глыб, чья вечность роковая
    В грехе святилась и крови,
    Дух безнадежный предавая
    Преступным терниям любви…

    Колизей. Д.С. Мережковский
    * * *
    Вступаю при луне в арену Колизея.
    Полуразрушенный, великий и безмолвный,
    Неосвещенными громадами чернея,
    Он дремлет голубым, холодным светом полный…

Добавить комментарий