Города Израиля: Мигдаль ХаЭмек

Вид из нашего окна в Мигдаль-ХаЭмеке на Назарет-Йофию  
 
Стихотворение описывает то, что автор видит из окна квартиры 
в Мигдаль-ХаЭмеке: Йофию, пригород Назарета. По-существу,
это Назарет, поскольку между ними нет видимой границы. 
В Мигдаль-ХаЭмеке живут евреи,приверженные, естественно, 
иудаизму, а в Назарете, и в Йофии - только арабы, большинство 
из которых христиане, но в последние годы быстро растёт число
 мусульман. И те, и другие – граждане Израиля и, мягко 
выражаясь, дружно не симпатизируют евреям, однако 
христиане – более терпимы, особенно из-за вражды к ним 
мусульман. Сам Иисус - в числе многочисленных еврейских 
пророков и не отрицается историками, но христианство 
принесло евреям ужасные несчастья.
 
 
Как будто бы из цельного куска -
холма вершину облепляя, дуго-
образным следуя движениям резца -
 дома, переходящие друг в друга.
 
Чуть ниже ровные ряды олив-
забывшаяся в зное черепаха -
легионеров строй - метафора и миф -
оливок сборщики снуют меж них без страха
 
В холма подножье лента автострады,
что визуально отделяет их от нас,
колючек буйство вдоль обочины, цикады,
асфальт ведёт туда, где муэдзин и Спас.
 
По эту сторону дороги хвойный лес
и кактусы, здесь маков тьма весной,
средь всплывших в памяти картин библейских мест.
здесь поднимаемся тропинками домой
 
В июне, где-то около шести,
возносится в лучах, в реченьях свят
и словно бы зовёт в него войти,
в святой для христиан Иисуса град.
 
А к вечеру, налившись синевой,
словно слабеет и теряет чудный свет,
с холмом сливаясь, затаившийся, чужой, 
когда б поверг его на землю Мухаммед.
 
Его как в ложке вижу из окна,
растёкшимся со временем по ней,
иль на ладони -  зачерпнут со дна
осевших в Лету полных жизни дней.
 
Соблазн пройтись, как вызов зренью, дан -
взойди на холм - вот он, подать рукой.
Но в простоте мне чудится обман.
Возможно, то же чувствует слепой,
 
когда клюкою путь искать готов,
всё пробуя на звук, чтоб верный сделать шаг.
Но если путь твой вымощен из слов,
насторожит и препинанья знак.
 
В себя я вслушиваюсь, напрягая слух,
чтоб слово с эхом были заодно,
и если слову вторит чуждый дух, -

в пейзаже ложь и вторит лжи окно.

 * * *

  

Мигдаль ХаЭмек окружён лесами, где жившему прежде на Урале непривычно видеть сосны и ели вперемежку с кактусами, грибы зимой, черепах, греющихся на солнце, и отсутствие дождей в течении 8-ми месяцев подряд

 Кактусы занимают особое место и в природе, и в сознании евреев, так что на иврит и само растение, и коренной израильтянин одинаково переводятся как «цабар»

 Цабар, строфы

   1

   Странно видеть растущий

   кактус рядом с сосной

   всем, кто с севера. В гуще

   трав, цветущих весной,

   видим в нём динозавра.

   Что же, вымрет и он?

   Быть собой — это право,

   но правее ль закон?

   2

   Кто ранимый, тот часто

   прячет слабость в шипах.

   Это некая каста

   провалившихся в страх

   перед непониманьем

   всех, во всём и всегда .

   Тысячелетние знанья

   зря не кормят года.

   3

   Верно, знанья дороже,

   кто лишен вещих снов.

   Факты судятся строже:

   вновь вникая и вновь

   в то, насколько случаен

   каждый в душу укол…

   и накроешь прощальный

   с прошлым праздничный стол.

   4

   Не выносишь расспросов?

   Маску носишь не зря

   из колючек? Торосы

   так и для корабля

   испытание.. Словно -:

   отойди, не тревожь.

   Обесценено слово,

   содержащее ложь.

   5

   Удалить бы колючки,

   дав скоту классный корм.

   Так скрывается в брючках

   зачарованность форм.

   Не всегда иглы даже

   защищают ежа,

   и куда меньшей блажи

   ждёт готовность ножа.

   6

   Примитивных и дивных,

   столь различных в шипах

   часто в декоративных

   дома держат горшках.

   Может рвутся на волю

   где пустыни, леса…

   но не худшую долю,

   дали им небеса.

   7

   Их уродство как данность —

   кто другой, тот урод:

   как шипов чужестранность

   как зубаст иной рот.

   Что нельзя измениться,

   знает ныне любой.

   Лишь себя не стыдиться,

   чтоб жить в мире с собой..

Share
Статья просматривалась 883 раз(а)

5 comments for “Города Израиля: Мигдаль ХаЭмек

  1. Ефим Левертов
    2 октября 2011 at 10:21

    Я поставил для Вас еще один материал о Бар-Кохбе. Не знаю точно, то-ли Вы хотели посмотреть или другое. «Бар-Кохба» — это одна из моих приоритетных тем.

  2. Ефим Левертов
    1 октября 2011 at 12:58

    «Галилея всегда была оплотом евреев, к примеру во времена Иудейской войны (и у Флавия, и у Фейхтвангера об этом). В этих местах, близких к Ципори и Ютвате, проходили легионы Веспассиана и Тита, что отражено и в стихе. То есть в те времена евреи боролись с язычниками и небезуспешно, так что сегодня следы этой борьбы в самом факте, к примеру, существования Мигдаль-ХаЭмека».

    Уважаемый автор!
    В подтверждение Ваших слов о Галилее я поставлю в свой блог небольшую информацию об участии Галилеи в Восстании Бар-Кохбы.

    • Роланд Кулесский
      1 октября 2011 at 17:22

      Уважаемый Ефим, с большим удовольствием посещу ваш блог, чтобы почитать у вас о Восстании Бар-Кохбы. Насколько я знаю, мало что есть в хрониках об этом восстании, хотя жертвы еврейского народа в нём соизмеримы с Ходокостом 20-го века. Буду рад просветиться.

  3. Ирина Лейшгольд
    30 сентября 2011 at 20:34

    Как много можно увидеть из окна! Тут и оливы, как строй легионеров, неподвижно стоят, и город, разместившийся как в ложке или на ладони, и нежащаяся на солнце черепаха…
    Роланд,ты пишешь о библейских местах, о городах древних, существующих уже только в исторической памяти своими названиями, и о тех, к которым мы привыкли и ходим по их улицам, не думая о том, что это — История рядом с нами. Меня всегда удивляет твой проницательный взгляд: ты так много замечаешь вокруг себя. Это дано только художнику,а ты и есть художник, не только слова, но и живописец.
    Мне показался сбивчивым ритм в первом стихотворении. А последнюю строчку в следующей строфе я не смогла прочесть, она выпадает из размера:
    В июне, где-то около шести,
    возносится в лучах, в реченьях свят,
    и словно бы зовёт в него войти
    свидетель Благовещенья, Иисуса град.

    А в строфе следующей,по-моему,в последней строчке надо написать «ПРЕПИНАНЬЯ ЗНАК», а не «препинания». Иначе не читается.

    когда клюкою путь искать готов,
    всё пробуя на звук, чтоб верный сделать шаг.
    Но если путь твой вымощен из слов,
    насторожит и препинания знак.

    С большимпиететом к настоящему пииту,
    Ира Л.

    • Роланд Кулесский
      1 октября 2011 at 10:23

      Дорогая Ира,
      Прежде всего, спасибо за тёплый и обстоятельный отзыв и особая благодарность за замечания грамматического характера. Конечно все замечания принимаю и соответствующие исправления внесу.
      В дополнение к твоему анализу мне было бы важно знать, в какой степени удалась мне перекличка, почти парафраз, исторического плана. Галилея всегда была оплотом евреев, к примеру во времена Иудейской войны (и у Флавия, и у Фейхтвангера об этом). В этих местах, близких к Ципори и Ютвате, проходили легионы Веспассиана и Тита, что отражено и в стихе. То есть в те времена евреи боролись с язычниками и небезуспешно, так что сегодня следы этой борьбы в самом факте, к примеру, существования Мигдаль-ХаЭмека. Но сеголня рядом с ним Назарет как вызов христианства и ислама, что также отражено в стихе… но где отражение борьбы и противостояния в сегодняшней действительности, кроме, разве что, последней строчки стиха – «и лжёт окно». Прав ли я или что-то упускаю?
      Пока остановлюсь на этом, но для меня не всё очевидно и в «кактусовой тематике»… но об этом – в продолжении дискуссии, если она возникнет.

Comments are closed.