Кумран. Сокращенный перевод из Википедии. Часть1

                                          Кумран                                           Сокращенный перевод из Википедии. Часть1 

Кумран — место археологических раскопок и находок на территории древнего поселения на Западном берегу реки Иордан. Оно расположено приблизительно в миле (1,6 км) от северо-западного берега Мертвого моря, на сухом плато, недалеко от кибуца Калия. Поселение было построено во время господства Йоханана Гиркана, 134-104 г.г. до н.э., было разрушено римлянами в 68 г. н.э. Известно главным образом из-за близости к пещерам, в которых были открыты «Свитки Мертвого моря».

Открытия и раскопки. В период 1947 – 1956 годов было найдено почти 900 свитков, написанных главным образом на пергаменте, и были предприняты обширные раскопки поселения. Были найдены сосуды, водоемы, кладбища, а также различные помещения: обеденный зал, зал для приемов гостей, развалины помещения, предназначенного для переписки рукописей, печи для обжига глиняной посуды. Многие ученые полагают, что именно это место стало родиной секты ессеев; другие ученые делают иные предположения, например, что это была крепость Хасмонеев, позднее преобразованная в имение богатой семьи, или что оно было центром производства, возможно глиняной посуды. В восточной части рассматриваемого участка было обнаружено большое кладбище. Большинство могил содержат останки мужчин, но есть и женские захоронения, некоторые могилы могут быть отнесены к Средним векам. Лишь небольшая часть могил обследована. Всего на кладбище Кумрана захоронено более тысячи тел. Одна из гипотез ученых утверждает, что это захоронения умерших сектантов, в то время как другая — что тела были принесены в Кумран, так как похороны здесь легче, чем в других, более скалистых местах. Большинство свитков было найдено в одиннадцати пещерах вокруг поселения, но некоторые – внутри поселения. Одни ученые утверждали, что пещеры являлись библиотеками данной секты. Другие ученые полагают, что некоторые пещеры также служили убежищами для жителей этой местности. Многие из текстов, найденных в пещерах, описывают общепринятые верования и практики, в то время как другие тексты говорят об отклонениях и уникальных интерпретациях меньшинств и их практиках. Некоторые ученые полагают, что некоторые из этих текстов описывают верования жителей Кумрана, которыми, возможно, были ессеи, другие предполагают Кумран убежищем сторонников Цадоков, скрывавшихся от Хасмонеев. Литературные тексты, изданные в 1990-х годах, пытаются описать причины для создания сообществ, некоторые из которых напоминают садукейские. Предполагается, что большинство свитков было скрыты в пещерах во время Восстания 67-73 г.г. н.э.

Первые открытия. Территория Кумрана была известна европейским исследователям с 19-ого столетия. Первоначальное внимание исследователей было сосредоточено на кладбище. Таковыми были раскопки в Кумране, проведенные Генри Пулом в 1855 году и Чарльзом Клермонт-Ганнео в 1873 году. Альберт Исаакс, британский советник Джеймс Финн, и фотограф Джеймс Грехэм посетили Кумран в декабре 1856 года. Их заинтересовала «башня», относительно которой Исаакс сказал: «Едва ли может быть подвергнуто сомнению, что сформировало башню или крепость такого вида. Сама ситуация определила, чтобы крепость была хорошо приспособлена к защитным операциям». Финн позже также заявил, что Кумран был «древним фортом». Британец Мастерман посетил Кумран несколько раз в течение 1900 – 1901 годов. После осмотра расположения Кумрана сверху плато он заключил, что эти руины «возможно, были когда-то очень хорошей маленькой крепостью». Он сомневался, что маленькому форту было необходимо кладбище с более чем тысячей могил. Густав Далман посетил Кумран в 1914 году, он идентифицировал Кумран как поселение, или как форт. Археолог Майкл Ави-Ионах согласился с определением Кумрана как форта. Его географическая карта закрепила определение Кумрана как части цепочки крепостей вдоль юго-восточной Иудейской границы.

Главные раскопки и находки. Полномасштабная работа в Кумране началась после Роланда де Воа и Ланкастера Хардинга в 1949 году. Они нашли то, что позднее стало известным как Пещера №1, в которой впервые нашли свиток. Обзор этой находки в том же году не вызвал большого интереса, но работа продолжилась, и новый интерес к свиткам привел к существенным исследованиям развалин Кумрана в 1951 году. Эти исследования привели к находкам глиняной посуды, связанной с находками в Пещере №1. Далее — интенсивные раскопки на участке в течение шести сезонов под руководством Де Воа. Находки раскопок периода «железного века» были скромны, но позволили идентифицировать Кумран как один из городов, упомянутых в Навине 15:62. Кумран мог быть также идентифицирован с Сехаха, на который ссылаются в Навине 15:61. Сехаха упомянут также в «Медном Свитке». Текст этого источника может объяснять находки Кумрана слоя времени железного века. Дальнейшее показало, что Кумран, как территория, преимущественно стал использоваться со времени Хасмонеев вплоть до короткого периода после разрушения Храма Титом. Де Воа разделил все это время на три периода: начальный период, эпоха Хасмонеев, делящуюся на два подпериода: время Йоханана Гиркана и подпериод последних Хасмонеев до землетрясения и пожара в 31 году до н.э., второй период — эра Ирода, начинающаяся в 4 году до н.э. до разрушения территории римлянами во время Восстания 70 года и третий период – реоккупация территории, находящейся в руинах. Такая периодизация Де Воа бросила вызов двум ученым — Jodi Magness и Yizhar Hirschfeld. Территория, исследованная Де Воа, делится на две главные части: главное здание, c центральным внутренним двором и защитной башней на ее северо-западной оконечности, и вспомогательное здание на западе. Раскопки выявили сложную водную систему, которая поставляла воду в несколько водоемов, некоторые из которых весьма большие, расположенные в различных частях рассматриваемого участка. Два из этих водоема были размещены в пределах контура главного здания. Здания и водная система показывают последовательное развитие в виде дополнений, расширений и усовершенствований. Водный канал был поднят, чтобы подавать воду к новым водоемам, а дамба была перенесена в верхнюю секцию Кумрана, чтобы подавать больше воды, направляемой акведуком. Комнаты здания достраивались, этажи – приподнимались, печи для обжига глиняной посуды реконструировались, их местоположение менялось. Именно Де Воа нашел в Кумране три первых чернильницы (места 30 (2 штуки) и 31). В последующие годы были найдены другие чернильницы: Ян Гунневег нашел четвертую (место 129), S. Steckoll – пятую (около помещения для переписки рукописей), Маген и Пелег — шестую. Большее количество чернильниц на данном месте, в сравнении с другими участками (речь идет о периоде Второго Храма) — существенный признак того, что рукописи переписывались именно письма здесь.

Интерпретация Де Воа. Де Воа сопоставил обнаруженные им материальные артефакты с информацией, содержавшейся в Свитках Мертвого моря, которые продолжали находить в соседних пещерах. Из этого Де Воа предположил, что в свое время Кумран покинуло сектантское религиозное сообщество. Для такого предположения он использовал эти находки, а так же текстуальные источники, включая Свитки Мертвого моря и свидетельства, упоминаемые Плинием Старшим, Филоном и Иосифом Флавием. Заключением Де Воа был вывод о том, что жителями Кумрана были сектанты, определяемые как ессеи. Это заключение получило название «ессейской гипотезы Кумрана». Она предполагает, что жителями поселения были ессеи, и что они устроили это поселение в пустыне исключительно в религиозных целях. Де Воа назвал комнату над «местами №30» помещением для переписки рукописей, потому что он нашел чернильницы именно там. Де Воа предположил также, что возможно в этом месте ессеи написали по крайней мере некоторые из Свитков Мертвого моря. Де Воа интерпретировал «место 77» как «столовая», а соседнее «место 89» как «кладовая», на что указывали находки этих мест. Также Де Воа интерпретировал многие из обнаруженных водоемов как ритуальные ванны. Относительно свитков Де Воа предположил, что «рукописи были скопированы в помещении для переписки рукописей в Кумране. Можно также предположить, что некоторые работы были составлены в Кумране, но более этого мы ничего не знаем». Он считал также, что позже ессеи спрятали свитки в соседних пещерах.

Обзор дальнейших раскопок и находок. Хотя раскопки Де Воа в Кумране были очень обширными, дав самый важный источник информации о поселении, после него было организовано еще несколько раскопок. В течение 1960-ых годов их выполняли Джон Аллегро и Соломон Стеколл. Стеколл также исследовал кумранское кладбище, изучив 12 могил. В 1967 году Департаментом древностей Иордании в Кумране выполнялись исследования под руководством Дайяни. В 1984 – 1985 годах Патрич и Ядин выполнили систематический обзор пещер и пешеходных троп вокруг Кумрана. В течение 1985 – 1991 годов Патрич раскапывал 5 пещер, в том числе пещеры, обозначаемые индексами 3Q и 11Q. Одним из выводов Патрича было заключение о том, что пещеры «не служили жильем для членов Секты Мертвого моря, а были скорее складами и укрытиями». С ноября 1993 года до января 1994 года Департамент древностей Израиля выполнил работы на соседних сооружениях в качестве части запланированной «Операции Свитков» под руководством Амира Дрори и Ицхака Магена. Зимой сезона 1995-1996 годов и позднее Маген Броши и Ханан Эшель выполнили дальнейшие раскопки в пещерах к северу от Кумрана; они также раскапывали кладбище и пещеры на террасе из известковой глины. В 1996 году Джеймс Строунж и другие проводили дальнейшие археологические работы. В 1996 – 1999 годах и позже Ицхак Маген и Юваль Пелег выполнили раскопки под эгидой администрации парков Израиля. Рэнделл Прайс и Орен Гатфилд в сезоны 2002, 2004 и 2005 годов, (и по плану 2010 года) исследовали кумранское плато.

Последующие археологические открытия и их анализ. Большинство первых выводов из исследований происходило из заключений Де Воа, однако смерть прервала его исследования. В конце 1980-ых годов Роберт Донкил, анализируя материалы Де Воа с целью их публикации, обнаружил новые экспонаты, не поддерживающие принятую религиозную модель. Этими экспонатами были сосуд и отдельные керамические изделия. В 1992 году Полин Донкил-Вут, в попытке объяснить эти экспонаты, выдвинула идею модели римской виллы. Последующая публикация о раскопках, выполненная Жаном-Батистом Хумбертом, показала новые экспонаты в виде украшенного бордюра, прекрасных колонн и др., что позволяет сделать предположение о кумранском богатом доме.

Глиняная посуда. Разнообразие глиняной посуды, стекла и большое количество монет, найденных в Кумране плохо соответствует контексту сектантского поселения. Рахиль Бар-Натан также сомневалась в этом из-за подобия кумранской глиняной посуды посуде во дворцах Хасмонеев и Ирода. Это подобие дало основание предположить, что Кумран мог быть частью общеиорданского поселения, а не изолированным участком. Если когда-то думали, что кувшины со свитками были уникальны, то Бар-Натан указала на их похожесть найденным в Иерихоне и Масаде: «Можно проследить типологическое развитие этой группы кувшинов». Йоди Магнесс также говорит: «Большинство этих фляг было сделано в Иерихоне в гончарном производстве периода Ирода». Однако Ян Ганевег отмечает, что предложенная параллель Иерихону – «частично сохраненное горлышко кувшина с вертикальной ручкой не говорит, что он является сосудом для хранения свитков». Тогда, однако, еще не были опубликованы фотографии и рисунки находок. Принимая во внимание подтипы глиняной посуды было отмечено, что найденные фляги не имели распространения вне Кумрана. Но и они не были уникальны для Кумрана. Бар-Натан отметила относительную «редкость такого кувшина для периода Второго Храма». О некоторых из рассмотренных подобных фляг из Масады Бар- Натан написала: «Эта группа фляг была привнесена (или украдена) из области Кумрана и, возможно, также из равнины Иерихона».

Водоемы. Несколько больших ступенчатых водоемов, которые являются характерной особенностью Кумрана, рассматривались учеными как ритуальные ванны. Это согласуется с религиозной моделью поселения. Однако есть трудности в таком понимании задач водоемов. Вода в Кумране прибывает лишь два раза в год, поэтому она была одним из наиболее ценимых предметов потребления, а водное регулирование является неотъемлемой частью жизнедеятельности людей, именно это объясняет многочисленные водоемы и каналы. Если бы большие водоемы были ритуальными ваннами, то вода в них была бы стоячей, становясь все более грязной из-за ритуального купания в течение года, также она была бы нечасто пополняемой. Катарина Галор предлагает смешанное использование ступенчатых водоемов: и для ритуальных целей и для сохранения и накопления воды. Согласно выводам археологов Магена и Пелега, глина, найденная в водоемах использовалась также для пополнения запасов сырья при производстве глиняной посуды.

Нумизматические исследования. Монеты Кумрана — одна из самых важных групп первичного освидетельствования этого участка. Большая часть того, что было написано о хронологии и исторических периодах Кумрана, была основана на сообщениях и лекциях Роланда Де Воа в 1961 году, расшифрованных лишь в 1973 году. Предварительный список бронзовых монет Кумрана наряду с полевым дневником Воа был в первые издан в 1994 году. Первая реконструкция бронзовой чеканки Кумрана, включая полный каталог монет с обновленными и перекрестными ссылками, была сделана Кеннетом и Миной Леннквистами в 2005 году. Однако, уже в 1955 году три очень важных клада серебряных монет были найдены в Кумране. Первые серебряные монеты были описаны Марсиа Шарабани в 1980 году, последние — Кеннетом Леннквистом в 2007 году.

Бронзовая чеканка. Раскопки Де Воа обнаружили в Кумране примерно 1250 монет (569 серебряных и 681 бронзовых). Сегодня некоторые кумранские монеты утеряны, а некоторые партии монет перепутаны. Следует отметить несколько особенностей находок. Во-первых — достаточно большое число монет, найденных на участке, что заставляет отнести монеты к эллинистическому и римскому периодам и предположить, что жители Кумрана не были сообществом бедных и изолированных людей. То, что поток наличных денег в Кумране, возможно, был достаточно большим в 1-ом столетии н.э., едва ли удивляет. Данные археологические находки говорят о бытовавшей в Кумране торговле предметами роскоши, например, красивыми сосудами. Они могут быть определенно отнесены к этому периоду. Форма монет Кумрана отражает изменения роли денег в экономической системе в течение приблизительно от 150 г. до н. э. до 73 г. н.э. Примечательно, что количество монет, найденных в Кумране предполагает, что здесь имело место хождение миллионов бронзовых монет. Некоторые бронзовые монеты, идентифицированные как кумранские, могут быть датированы вторым и третьим годами Восстания; это указывает, что участок был в использовании еще в 68 г. н.э. и был разрушен после 70 г. н.э., возможно только в 73 г.н.э. Специфический ряд монет Кумрана этого периода заканчивается набором бронзовых монет, чеканившихся в 72-73 г.г. н.э. в Ашкелоне, городе, который послал вспомогательные войска, чтобы помочь римской армии в войне 66-73 г.г. н.э. В 73 г.н.э. римляне штурмовали крепость на горе Масада, расположенную на западном берегу Мертвого моря. Вероятно, что Кумран был разрушен в это то же самое время, т.к. монеты находят на окраине участка, причем вместе с монетами, чеканившимися в Ашкелоне.

Серебряная чеканка. Представление большой части серебряных монет в 2007 году вызвало новые интерпретации относительно важности, хронологии и значения монет. Во-первых, недавно идентифицированные монеты в серебряных кладах показывают самую раннюю дату складирования запасов монеты на 52-66 годы н.э. Однако археологическая и нумизматическая природа складирования серебряных монет показывает, что монеты, возможно, были складированы лишь в начале 3-его столетия н.э. Последняя монета этого схрона принадлежит римскому императору Каракалле и доставлена из римского монетного двора (206-210 годы н.э.). Выдвинуто новое предположение о том, что серебряные запасы монет из Кумрана могут быть связаны с римскими военными кампаниями в данной области, поскольку они отображают ситуацию начала 3-его столетия н.э. Возможно, серебро было частью римских армейских платежей, сделанных войскам местного гарнизона. Выполненные свидетельства регистрации и документирования запасов серебряных монет Кумрана в 2006-2007 годах показали, что монеты доставлены из групп или партий монет, которые прошли лишь в немногих оплатах. Новые свидетельства опровергают возможность, что серебряные монеты были взяты у индивидуумов, например, в качестве налоговых платежей, или что Кумран сам был региональным ‘налоговым домом’. Т.о., анализ серебряной чеканки, выполненный в 2007 году, противоречит первоначальным данным Де Воа, Сейринга и Спайкермана, также как и работам Роберта Донкила . Донкил был удивлен, когда в музее Аммана были обнаружены незафиксированные ранее монеты, особенно динарии императора Траяна. По поводу этих монет Донкил написал: «Предварительный анализ монет, найденных в Аммане, имеет несколько неожиданностей: деньги представляются нам динариями Траяна. Мы сделали параллельное наблюдение за монетами, найденными в Иерусалиме. К счастью мы располагаем для сравнения своими списками, представленные фотографиями». Отчеты музея Аммана о монетах Кумрана и сумках, где монеты хранились, делают предпочтительной гипотезу о том, что монеты являются римскими монетами 2-ого и 3-его веков н.э. Кроме того, новые исследования не подтверждают дату 9-8 веков до н.э. Идентификация запасов серебра Кумрана предлагает, что три клада были захоронены в одно и тоже время, не ранее 52-53 г. н.э. Однако, доказательством того, что дата захоронения трех серебряных кладов монет в Кумране — 3-е столетие — является очень необычный тип клада монет, найденного у Айн-Ханазив в иорданской долине в начале 1960 г. Клад охватывал сотни лет, начиная с эпохи Селевкидов и кончая временем Септимия Севера (193-211). Поэтому требование отнесения кладов серебра к более ранней дате противоречит регистрации запасов серебра Кумрана, сделанной в 2007 году Леннквистом.

Население Кумрана. Важная проблема для понимания Кумрана — исчисление населения. Де Воа считал, что число жителей «не может сильно превышать двухсот человек». Он отметил также «явную непропорциональность между числом могил и числом жителей». Предметом его размышлений была также проблема: использовались ли пещеры в качестве жилья для этих примерно 200 жителей. Милик несколькими годами ранее принял оценку между 150 и 200 человек, как среднее число жителей, принятое в сопоставлении с населением монастыря Мар Саба, который насчитывал 150 монахов (9-ый в.) и оценки Иосифа Флавия, насчитавшего 3 000 ессеев. Лаперроузаз оценил число жителей как 1428. Маген Броши, анализируя размер помещения L77, которое он называет актовым залом, прикинул, что примерно 120 — 150 человек могли сидеть в этой комнате, к этому он добавил несколько десятков кандидатов, подводя это число к немногим более чем 170 индивидуумам. С 1983 до 1987 годы Джозеф Петрич выполнил археологические раскопки вокруг Кумрана. Он пришел к мысли, что пещеры Кумрана могли быть «магазинами и укрытиями». Петрич считал, что местное население исчислялось лишь числом 50-70. Маген Броши и Ханан Эшли, позже указали, что оценка Петрича была слишком высока и что в Кумране могло жить только 12-20 человек. Петрич, ожидая публикации Броши и Эшли, сомневался в возможности того, что было «значительно больше пригодных для жилья пещер». Он вернулся к числу «в несколько десятков жителей, самое большее 50 человек». Джоди Магнесс принял оценку Броши, добавляя, что «это число согласуется лучше, чем более низкие оценки в связи с наличием более чем 1000 обеденных тарелок в кладовой (помещение L86). Исходя из плотности населения в других древних поселениях, Изхор Гиршфельд оценил население Кумрана: «Если мы используем нижнее значение плотности: 15 человек на 1 000 м², выясняется, что в период Хасмонеев только примерно 20 человек могли занимать территорию Кумрана. Ицхак Меген и Ювал Пелег подключились к обсуждению проблемы — как можно было прокормить такое количество членов сообщества: «Если бы мы примем предположение, что секта жила в Кумране примерно в течение 170 лет, мы можем ожидать находок очень большого числа горшков для варки пищи». Многое зависит также от интерпретации месторасположения двух помещений в Кумране, называемых «столовой» и «кладовой». Споря с очевидно завышенной высокой оценкой Лаперроузаза, многие останавливаются на числе жителей в пределах 20 — 200 человек, живших в самом Кумране и вокруг него.

Окончание следует.

Share
Статья просматривалась 111 раз(а)

Добавить комментарий