В Версале, девять лет назад

В Версале, девять лет назад

Мы встали пораньше и подошли к Гранд-Опера, точнее к офису «Опен-Тур». Из офиса вышел молодой человек, блондин. Он сделал небольшую перекличку и пересчитал нас. Затем куда-то исчез. Через некоторое время к нам подошла симпатичная молодая Гейла. Она еще раз сделала перекличку и еще раз пересчитала. Результаты переклички блондина и Гейлы совпали. Из офиса опять вышел блондин. Он расцеловал Гейлу в обе щеки, как это принято у французов. Нас разбили на две группы – англоязычных и испаноязычных. Мы оказались в группе англоязычных. Гейла взяла в руку большую искусственную ромашку, высоко подняла ее над головой, и мы, англоязычные, пошли за ней, как, я видел, ходят в Париже группы японцев. А испаноязычные пошли вслед за блондином, не знаю была ли у него ромашка.

Подошли к станции метро. Здесь Гейла немного отлучилась. Через некоторое время она вышла с билетами. Эти билеты были действительны как для прохода в метро, так и для поездки на поезде RER, станция которого совмещена со станцией метро. Проехав несколько остановок в метро, пересели в электричку RER, которая привезла нас на станцию Версаль.

Далее был небольшой переход вслед за Ромашкой — Гейлой через город Версаль, и вот мы около главного дворца Версаля. Около дворца предприимчивый француз в глухом золотистом халате изображал не знаю кого, но с ним можно было сфотографироваться, за деньги, конечно. Гейла по одному провела нас к администратору дворца, которая выдала каждому из нас план дворца и парка, нам – на русском языке, а также обратные билеты для возвращения в Париж. Затем мы оказались в руках экскурсовода — девушки, приехавшей в Париж из Мексики. Некоторое время мы провели в ожидании входа во дворец. У нас было время поговорить с мексиканкой. Она рассказала нам, что жила в Мексике в небольшом городке недалеко от г. Акапулько, чуть южнее Мехико, на берегу Тихого океана. «Но там было опасно, — сказала она, — и наша семья уехала». Через полчаса англоязычную группу пригласили во дворец. Некоторые члены нашей группы были природными англофонами – из Америки, Австралии, Южной Африки. Они пошли на экскурсию с мексиканкой, а нам выдали «говорящую машинку» – аудиогида на русском языке. Так мы стали автономными туристами.

Идея Версаля принадлежит Людовику 13. В 1632 году он решил построить здесь небольшой охотничий домик. Его сын, Людовик 14 в 1660 году захотел превратить охотничий замок в дворцово-парковый ансамбль. С 1682 года Версаль стал постоянной резиденцией этого короля. Сюда переводится весь королевский двор. Кареты Париж – Версаль курсировали каждый день туда и обратно, перевозя почту и съестные припасы. Дорога в 24 км занимала примерно 2 часа, но один придворный сказал, что он успеет за 1,5 часа. Как он это сделал? По своему пути он расставил «почтовые станции» и стал часто менять лошадей.

Начало экскурсии мне не понравилось. Первые комнаты, в которые мы вошли, были с гладкими белыми потолками. Я сказал, что когда-то жил на Петроградской стороне (Петербурга) в комнате, где на потолке была лепнина, разные ангелочки и т.п. Через несколько комнат все изменилось. Потолки пошли не только лепные, но и расписные. Мне пришлось замолчать и молча, с восхищением, слушать говорящую машинку. Что и говорить – хорошо жили короли, если они советовали бедным людям, когда нет хлеба, есть печенье. Но и работа у них была опасная, могли и голову отрубить. Пересказывать все, что я слышал, нет смысла. Многие из читателей были в Зимнем дворце, например, или в Петродворце. Экскурсия прошла великолепно. На выходе из дворца мы сдали свои говорилки и вошли в парк Версаля.

Мы перекусили в одном из кафе и решили отдохнуть на природе, правда довольно искусственной и приукрашенной. Не все любят хорошо спланированные французские регулярные сады. Английские парки не такие, они более естественные. Итак, мы присели на бережку четкого, прямоугольного французского прудика, здесь меня немного разморило, и я немного соснул. Затем, как говорится, у нас с собой было, мы снова перекусили. Как не хотелось, но надо было возвращаться в Париж.

Мы сели в электричку. Народу в ней было много. Места наши были недалеко друг от друга, но врозь. В вагоне было жарко. В окна вагона беспощадно светило косое вечернее солнце. Рядом со мной сидели латиноамериканцы, они говорили по-испански, я мало что понимал, но часто слышал название их страны — Аргентина. Я повторюсь, было очень жарко от беспощадного косого солнца, проникавшего через стекла окон. Я раскрыл свой большой мужской зонт и закрыл им окно. Стало сумрачней и прохладней. Раздались аплодисменты.  Так пассажиры купе оценили мою росссийскую находчивость.

Приехав в Париж, мы по билетам, полученным еще у администратора дворца Версаля, прошли в метро и вскоре оказались в нашем отеле. Почему я уделяю такое внимание билетам? Потому, что все это показывает отличную организацию экскурсионного дела в Париже. Система «Опен-Тур» работала без сбоев, безукоризненно. Пишу об этом с благодарностью и совершенно бескорыстно. Жаль что сейчас,в связи с коронавирусом, не могу рекомендовать поездку во Францию.

Share
Статья просматривалась 173 раз(а)

Добавить комментарий