Татьяна Хохрина. Вроде наступает наконец ночь…

Вроде наступает наконец ночь, можно лечь, вытянуть ноги и хотя бы расслабиться, а то и, если очень повезет, уснуть. Но ночью жить непросто и тишина душит сильнее объятий. Днем все по-другому и намного проще, днем есть миллион серьезных или пустяковых дел и в этой суете никто не успевает разглядеть ни тоски, ни одиночества, ни утрат. Днем все спешат и ты — одна из них.

Ты быстро стряпаешь сырники или блинчики, с еще горячей коробкой несешься к дочери, захватив по дороге из ремонта ролики внука и из чистки комбинезон внучки, можно еще успеть забежать в поликлинику за талоном к кардиологу и в аптеку за таблетками от гипертонии, по дороге перекинуться словом с соседкой или случайно встреченной бывшей сослуживицей, купить у толстой тетки у входа в метро низку сухих грибов, забрать внука из школы и завезти в музыкалку,забросить всю добычу дочке на кухню, заодно вымыть ей посуду, раз они не успевают, и направиться за внучкой в сад. Пока она достраивает снежную крепость, сунуть коробку конфет воспитательнице и тыщу няньке за индивидуальный подход, зайти с внучкой в музыкалку за внуком, сдать детей дочке, забежать в парикмахерскую и в магазин, купить у метро цветов на завтрашний поход на кладбище и ты уже практически дома, но расслабляться рано, надо по-быстрому сварганить ужин, сейчас муж вернется и подруга заглянет, книгу занесет и заодно останется на жизнь посетовать и кино посмотреть.

И только потом приходит ночь и ты понимаешь, как прекрасен был день, раз никто не успел заглянуть тебе в глаза и задать лишних вопросов. А ночью ты опять будешь пить сердечное, смотреть на тени на потолке, видя в них абрис тех, кто приходит теперь только тенью, пугаться телефонного звонка, потому что это в юности по ночам тебе объяснялись в любви, теперь ночью тебе могут только сообщить, что еще кто-то умер, или, дождавшись что муж уснет, дочь, громко сморкаясь в бумажный платок, шепотом станет жаловаться на мужа и свекровь и оплакивать свою бездарную жизнь, и стенать, что вместо Турции в этом году придется торчать с детьми все лето в Немчиновке, потому что нет денег, а у Бори, похоже, опять появилась баба, а свекровь его покрывает…

Оставшуюся часть ночи ты будешь думать, как заставить мужа призвать зятя к порядку, где найти деньги внукам на Турцию, что делать с суставами, почему муж так тяжело дышит ночью, как было бы хорошо, как когда-то, уехать с ним просто так, без повода на пару дней в Юрмалу, хотя какая к черту Юрмала, теперь же туда нужен Шенген, попытаться читать, раз не спится, но сложная жизнь главного героя — редактора фэшн-журнала на Манхэттане, тебя занимает куда меньше простой собственной, наконец заснуть, чтоб через сорок минут подхватиться от вопля будильника и в тоске понять, что ты еще жива….

Share
Статья просматривалась 156 раз(а)

2 comments for “Татьяна Хохрина. Вроде наступает наконец ночь…

  1. Soplemennik
    30 марта 2020 at 1:24

    Ты быстро стряпаешь сырники …
    ====
    Быстро не получатся. Сырники выпекают на слабом огне. Несколько лет промучался, пока не послушал дельного совета.

  2. Виктор (Бруклайн)
    29 марта 2020 at 17:35

    Татьяна Хохрина

    Вроде наступает наконец ночь, можно лечь, вытянуть ноги и хотя бы расслабиться, а то и, если очень повезет, уснуть. Но ночью жить непросто и тишина душит сильнее объятий. Днем все по-другому и намного проще, днем есть миллион серьезных или пустяковых дел и в этой суете никто не успевает разглядеть ни тоски, ни одиночества, ни утрат. Днем все спешат и ты — одна из них.

    Ты быстро стряпаешь сырники или блинчики, с еще горячей коробкой несешься к дочери, захватив по дороге из ремонта ролики внука и из чистки комбинезон внучки, можно еще успеть забежать в поликлинику за талоном к кардиологу и в аптеку за таблетками от гипертонии, по дороге перекинуться словом с соседкой или случайно встреченной бывшей сослуживицей, купить у толстой тетки у входа в метро низку сухих грибов, забрать внука из школы и завезти в музыкалку,забросить всю добычу дочке на кухню, заодно вымыть ей посуду, раз они не успевают, и направиться за внучкой в сад. Пока она достраивает снежную крепость, сунуть коробку конфет воспитательнице и тыщу няньке за индивидуальный подход, зайти с внучкой в музыкалку за внуком, сдать детей дочке, забежать в парикмахерскую и в магазин, купить у метро цветов на завтрашний поход на кладбище и ты уже практически дома, но расслабляться рано, надо по-быстрому сварганить ужин, сейчас муж вернется и подруга заглянет, книгу занесет и заодно останется на жизнь посетовать и кино посмотреть.

    И только потом приходит ночь и ты понимаешь, как прекрасен был день, раз никто не успел заглянуть тебе в глаза и задать лишних вопросов. А ночью ты опять будешь пить сердечное, смотреть на тени на потолке, видя в них абрис тех, кто приходит теперь только тенью, пугаться телефонного звонка, потому что это в юности по ночам тебе объяснялись в любви, теперь ночью тебе могут только сообщить, что еще кто-то умер, или, дождавшись что муж уснет, дочь, громко сморкаясь в бумажный платок, шепотом станет жаловаться на мужа и свекровь и оплакивать свою бездарную жизнь, и стенать, что вместо Турции в этом году придется торчать с детьми все лето в Немчиновке, потому что нет денег, а у Бори, похоже, опять появилась баба, а свекровь его покрывает…

    Оставшуюся часть ночи ты будешь думать, как заставить мужа призвать зятя к порядку, где найти деньги внукам на Турцию, что делать с суставами, почему муж так тяжело дышит ночью, как было бы хорошо, как когда-то, уехать с ним просто так, без повода на пару дней в Юрмалу, хотя какая к черту Юрмала, теперь же туда нужен Шенген, попытаться читать, раз не спится, но сложная жизнь главного героя — редактора фэшн-журнала на Манхэттане, тебя занимает куда меньше простой собственной, наконец заснуть, чтоб через сорок минут подхватиться от вопля будильника и в тоске понять, что ты еще жива….

Добавить комментарий