Александр Городницкий. После дождика небо светлеет…

После дождика небо светлеет.
Над ветвями кричит воронье.
Здесь лежит моя бабушка Лея
И убитые сестры ее.
Представительниц славного рода,
Что не встанет уже никогда,
В октябре сорок первого года
Их прикладами гнали сюда.
Если здесь бы мы с папой и мамой
Оказались, себе на беду,
Мы бы тоже легли в эту яму
В том запекшемся кровью году.
Нас спасла не Всевышняя сила,
Ограничив смертельный улов, –
Просто денег у нас не хватило
Для поездки в родной Могилев.
Понапрасну кукушка на ветке
Мои годы считает вдали.
В эту яму ушли мои предки
И с собой мою жизнь унесли.
Разделить свое горе мне не с кем, –
Обезлюдел отеческий край.
Этот город не станет еврейским:
Юденфрай, юденфрай, юденфрай.
Будет долгой зима по приметам.
Шлях пустынный пылит в стороне.
Я последний, кто помнит об этом,
В этой Богом забытой стране,
Где природа добрее, чем люди,
И шумит, заглушая слова,
В ветровом нескончаемом гуде
На окрестных березах листва.

Единственная уцелевшая фотография двоюродных сестер моей мамы, так и не повзрослевших никогда….

Image may contain: 3 people, selfie, closeup and indoor
Share
Статья просматривалась 219 раз(а)

1 comment for “Александр Городницкий. После дождика небо светлеет…

  1. Виктор (Бруклайн)
    28 января 2020 at 0:46

    Александр Городницкий. После дождика небо светлеет…

    После дождика небо светлеет.
    Над ветвями кричит воронье.
    Здесь лежит моя бабушка Лея
    И убитые сестры ее.
    Представительниц славного рода,
    Что не встанет уже никогда,
    В октябре сорок первого года
    Их прикладами гнали сюда.
    Если здесь бы мы с папой и мамой
    Оказались, себе на беду,
    Мы бы тоже легли в эту яму
    В том запекшемся кровью году.
    Нас спасла не Всевышняя сила,
    Ограничив смертельный улов, –
    Просто денег у нас не хватило
    Для поездки в родной Могилев.
    Понапрасну кукушка на ветке
    Мои годы считает вдали.
    В эту яму ушли мои предки
    И с собой мою жизнь унесли.
    Разделить свое горе мне не с кем, –
    Обезлюдел отеческий край.
    Этот город не станет еврейским:
    Юденфрай, юденфрай, юденфрай.
    Будет долгой зима по приметам.
    Шлях пустынный пылит в стороне.
    Я последний, кто помнит об этом,
    В этой Богом забытой стране,
    Где природа добрее, чем люди,
    И шумит, заглушая слова,
    В ветровом нескончаемом гуде
    На окрестных березах листва.

    Единственная уцелевшая фотография двоюродных сестер моей мамы, так и не повзрослевших никогда:

    https://lh3.googleusercontent.com/FnNjKgwJx7viDdbEL6JKAIMw948gog7UMAfi1K7iWSH4jVkepOOvl-nkeXqT96hwO-uppOA=s113

Добавить комментарий