ВЫПИСКИ.ЧЕХОВ, ТОЛСТОЙ И МЕНЬШИКОВ

Мое мнение о М.Меньшикове не изменилось после знакомства с его письмами Чехову — я хорошо помню, какие он писал погромные статьи в «Новом времени» и книгах, однако из песни слова не выкинешь и поэтому не без внутреннего сопротивления цитирую этого другого  Меньшикова 1900 года.
Теперь к делу.


Широко цитируемые слова Чехова о Толстом:

Я боюсь смерти Толстого. Если бы он умер, то у меня в жизни образовалось бы большое пустое место. Во-первых, я ни одного человека не люблю так, как его; я человек неверующий, но из всех вер считаю наиболее близкой и подходящей для себя именно его веру. Во-вторых, когда в литературе есть Толстой, то легко и приятно быть литератором; даже сознавать, что ничего не сделал и не делаешь, — не так страшно, так как Толстой делает за всех. Его деятельность служит оправданием тех упований и чаяний, какие на литературу возлагаются. В-третьих, Толстой стоит крепко, авторитет у него громадный, и, пока он жив, дурные вкусы в литературе, всякое пошлячество, наглое и слезливое, всякие шаршавые <так!>, озлобленные самолюбия будут далеко и глубоко в тени. Только один его нравственный авторитет способен держать на известной высоте так называемые литературные настроения и течения. Без него бы это было беспастушное стадо или каша, в которой трудно было бы разобраться.

написаны в письме Меньшикову, а вот ответ Меньшикова, насколько знаю, не приводится:

М.О. МЕНЬШИКОВ — А.П. ЧЕХОВУ //Царское Село, 27 февраля 1900 г.

Большое письмо Ваше — о Толстом — меня радостно взволновало. Вы прекрасно и верно на него смотрите, и Ваше чувство к нему делает Вам обоим честь. Мне хочется прибавить, хоть это и нескромно, что и мое отношение к Т<олсто>му почти совпадает с Вашим.
Минутами, по крайней мере, он бывает мне необыкновенно дорог. Но это не мешает мне во многом с ним не соглашаться и видеть кое-какие промахи. «Веры» его я хорошенько не знаю, как и своей собственной, и, признаться, боюсь много умствовать в этой области. … Прочтя Ваше письмо, я подумал: «Слава Богу! Если Т<олсто>й умрет, останется человек того же духа — Вы. Великая традиция идеализма в русской литерат<уре> не будет прервана». И если для Вас Толстой, как пишете, служит поддержкой, то Вам же придется и сменить старика. И я рад, что это будет для Вас по силам.

Share
Статья просматривалась 120 раз(а)

Добавить комментарий