Максим Мирович. Грязь, тлен и безысходность. Что осталось после СССР

В 1991 году распался СССР, и начало девяностых годов стало переходным периодом от советской системы к нормальным экономическим отношениям. По моим ощущениям — переходный период продолжался где-то до конца девяностых годов, и во время него всплыли на поверхность все проблемы, который в совке замалчивались и скрывались.

Знайте — когда фанаты СССР рассказывают вам про «ужасы девяностых» — они на самом деле рассказывают вам про ужасы совка, о которых вдруг стало можно писать в прессе. С точки зрения быта какой-нибудь 1992 постсоветский год мало отличался от советских 1989 или 1990-го — у людей в квартирах были те же убогие интерьеры, по улицам ездили те же ржавые советские машины, а дымящие советские заводы точно так же отравляли воздух — просто в совке всё это показывать было не принято/нельзя, а с концом совка — показывать стало можно. Все «ужасы девяностых» — включая убогие квартиры, ржавые машины и разбитые дороги были созданы в совке за несколько десятилетий до его конца.

Начало девяностых годов было очень интересным временем — люди вдруг осознали, в насколько отсталой, нищей и убогой стране они до недавнего времени жили — слушая байки о самых современных ракетах и россказни о каком-то там будущем «коммунизме». В 1991-м году сказки прекратились — и люди вдруг увидели, что все эти годы они жили в говняных бесплатных хрущёвках, среди убогой и серой окружающей действительности, одевались в серую мрачную одежду и питались абы чем — с концом совка пришла пора наконец-то трезво смотреть на окружающую действительность.

В сегодняшнем посте я публикую фотоподборку того тлена и руин, что остались после 70 лет советской власти. Снимки сделаны двумя фотографами — Жаном-Полем Гийото и Александром Чекменёвым —
в период начала девяностых годов.

Share
Статья просматривалась 174 раз(а)

1 comment for “Максим Мирович. Грязь, тлен и безысходность. Что осталось после СССР

  1. Виктор (Бруклайн)
    24 января 2020 at 0:05

    Максим Мирович. Грязь, тлен и безысходность. Что осталось после СССР

    В 1991 году распался СССР, и начало девяностых годов стало переходным периодом от советской системы к нормальным экономическим отношениям. По моим ощущениям — переходный период продолжался где-то до конца девяностых годов, и во время него всплыли на поверхность все проблемы, который в совке замалчивались и скрывались.

    Знайте — когда фанаты СССР рассказывают вам про «ужасы девяностых» — они на самом деле рассказывают вам про ужасы совка, о которых вдруг стало можно писать в прессе. С точки зрения быта какой-нибудь 1992 постсоветский год мало отличался от советских 1989 или 1990-го — у людей в квартирах были те же убогие интерьеры, по улицам ездили те же ржавые советские машины, а дымящие советские заводы точно так же отравляли воздух — просто в совке всё это показывать было не принято/нельзя, а с концом совка — показывать стало можно. Все «ужасы девяностых» — включая убогие квартиры, ржавые машины и разбитые дороги были созданы в совке за несколько десятилетий до его конца.

    Начало девяностых годов было очень интересным временем — люди вдруг осознали, в насколько отсталой, нищей и убогой стране они до недавнего времени жили — слушая байки о самых современных ракетах и россказни о каком-то там будущем «коммунизме». В 1991-м году сказки прекратились — и люди вдруг увидели, что все эти годы они жили в говняных бесплатных хрущёвках, среди убогой и серой окружающей действительности, одевались в серую мрачную одежду и питались абы чем — с концом совка пришла пора наконец-то трезво смотреть на окружающую действительность.

    В сегодняшнем посте я публикую фотоподборку того тлена и руин, что остались после 70 лет советской власти. Снимки сделаны двумя фотографами — Жаном-Полем Гийото и Александром Чекменёвым —
    в период начала девяностых годов.

    Читать дальше по ссылке в блоге.

Добавить комментарий